Опубликовано: 1892

Российская военная помощь Афганистану: начальный этап долгосрочных планов

В пятницу, 6 сентября во время однодневного визита в Афганистан, министр обороны Российской Федерации Сергей Иванов в Кабуле подтвердил намерение России помочь Афганистану в создании его вооруженных сил.

Предварительная договоренность между Россией и Афганистаном о развитии взаимодействия в военной сфере была достигнута еще в феврале этого года в ходе визита в Москву Мохаммада Фахима. Как отмечалось в российской прессе, в частности, в "Красной звезде": "символично, что первым из руководителей временного правительства Афганистана, кто посетил Россию с официальным визитом, стал министр обороны Афганистана Мохаммад Фахим". Тогда афганский министр провел переговоры с Сергеем Ивановым, а также представителями российского ВПК. По словам Сергея Иванова, его визит не имел своей целью подписание каких-либо соглашений. Как пояснил Иванов: "Между министерствами обороны России и Афганистана уже подписан Протокол, который дает все юридические основания для развития военного и военно-технического сотрудничества между нашими военными ведомствами". Глава российского оборонного ведомства заявил: "Одна из основных проблем, стоящих перед многострадальным Афганистаном - это создание национальных вооруженных сил, и Россия, исходя из своих скромных возможностей, намерена оказать помощь Кабулу в этом вопросе". По словам министра, одним из основных направлений военно-технической помощи России Кабулу станет ремонт и модернизация имеющихся в афганской армии вооружений и военной техники, поскольку: "вооруженные силы Афганистана более чем на 90% укомплектованы техникой и вооружением советского и российского производства", а "афганские солдаты и офицеры привыкли к этой технике и знают как ее эксплуатировать". Помимо технической помощи, "скромные возможности" Москвы подразумевают также и ее непосредственное участие в процессе формирования афганской армии. Касаясь этой проблемы, Иванов отметил: "У нас есть понимание и договоренность о том облике, который должны иметь вооруженные силы Афганистана. Это касается их структуры и численности". На обратном пути из Кабула Сергей Иванов встретился с президентом Таджикистана Эмомали Рахмоновым и обсудил с ним вопросы военно-технического сотрудничества, в том числе обучение афганских офицеров на базе российской 201-й дивизии в Таджикистане. Как отметил российский министр, обучение станет частью военной помощи России Афганистану, которая на первом этапе будет безвозмездной. После некоторого укрепления своих международных позиций, связанного с использованием противоречий между США и странами "изгоями", Россия решила возобновить свои попытки утвердиться в Афганистане. Заявляя о своем намерении участвовать в создании афганских вооруженных сил, Москва, при этом, отмечает, что антитеррористическая коалиция, уничтожив крупные "бандформирования" "Аль Каиды", выполнила свою главную задачу. Последнее замечание имеет два важных момента для России: Во-первых, поскольку коалиция (прежде всего - США) выполнила свою основную задачу, то вопрос о дальнейшем расширении ее военного присутствия в Афганистане и в соседней Центральной Азии становится еще более спорным. Как известно, за несколько дней до этого, министр обороны США Дональд Рамсфелд сообщил о том, что в ближайшем будущем некоторые функции американских сил специального назначения в Афганистане будут переданы подразделениям регулярных войск США. Во-вторых, так как Россия, как член коалиции, внесла определенный вклад в победу над талибами, то она имеет все права на пользование плодами этой победы, т.е. продвигать свои стратегические интересы в регионе, или, формулируя иначе, "участвовать в восстановлении страны". Разумеется, что помимо военно-политических, Россия имеет в Афганистане и значительные экономические интересы. Одним из важнейших объектов внимания российской стороны в Афганистане является его нефтегазовая отрасль. По приблизительным оценкам, Афганистан располагает разведанными ресурсами нефти и газа общей стоимостью $22 млрд. В стране имеется 18 перспективных нефтяных и одиннадцать газовых провинций. По оценкам экспертов, особенно богат на сырьевые ресурсы север и северо-запад страны на границе с Туркменистаном. Между Россией и Афганистаном уже достигнута договоренность, согласно которой российские специалисты подготовят заключение о техническом состоянии нефтяной и газовой промышленности. Кроме того, они должны оценить состояние месторождений природного газа на афгано-туркменской границе, а также определить состояние трубопровода Ходжа-Гудерлаг в административном центре провинции Мазари-Шариф. Среди причин, по которым афганская сторона выбрала Россию в качестве партнера в данной области, называют то обстоятельство, что основные геологоразведочные и сейсмографические работы в стране проводились советскими специалистами, поэтому генеральные карты районов месторождений, а также другая техническая документация находятся в архивах российских министерств и ведомств. По информации СМИ, сейчас в Афганистане начинают активизироваться государственный нефтяной концерн "Роснефть" и газовая компания "Итера". Рассуждая о геополитических интересах России в Афганистане, Йенс Хартман из "Die Welt" (Германия) пишет: "Действительно, участие в афганском нефтяном и газовом бизнесе должно стать только началом. Уже давно идет разговор об Афганистане как о транзитном коридоре, который мог бы связать Туркменистан и богатые сырьем районы каспийского бассейна с Пакистаном. Однако контроля над этим нефтяным маршрутом добиваются, между тем, не только россияне. Вряд ли меньше могут быть заинтересованы в этом интересном с политической и экономической точек зрения проекте и американцы" (перевод В. Синицы). Однако в интервью Манфреда Квиринга с Игорем Родионовым, опубликованном в том же немецком издании, бывший российский министр обороны весьма скептически оценивает шансы ведущих стран на долгосрочную политическую и экономическую оккупацию Афганистана: "Я думаю, что любая страна, которая вмешается во внутренние дела Афганистана, потерпит полное фиаско. Афганцы ни в коей мере не признают силу любого другого государства. В их сложной племенной структуре даже центральная власть имела всего лишь символическое значение, причем только в некоторых городах". Как передают мировые информационные агентства, по мере приближения годовщины событий 11 сентября, в США распространяются самые неожиданные и противоречивые версии случившегося. Так, на антивоенном митинге, прошедшем в Лос-Анджелесе, одним из выступавших было сделано предположение, что террористические акты были проведены в результате сговора администрации Дж. Буша с нефтяными компаниями, с целью постройки нефтепровода через Афганистан. При этом, вице-президент США Ричард Чейни, якобы, возглавлял делегацию правительства на переговорах с "нефтяными баронами, с одной стороны, и талибами, с другой". Конечно, при всей "альтернативности", данное утверждение не оригинально по своей сути, поскольку в новейшей мировой истории имеется большое количество свидетельств провокаций, спланированных правящими кругами. Более того, политические заявления без доказательств часто являются спекуляциями, поэтому значение этой версии определяется только тем, что она отражает настроения и мнения той части американцев, которая вполне ясно осознает, что руководство США имеет долгосрочные стратегические намерения в отношении Афганистана и для этих целей будет широко использовать антитеррористические лозунги. Что касается самой версии о причастности администрации к террористическим актам, то среди прочих сомнений, возникает вопрос: насколько выгодной была бы для нее такая акция с финансовой точки зрения? В официальном докладе властей Нью-Йорка, сделанном на днях, говорится, что материальный ущерб, нанесенный городу прошлогодними террористическими актами, достигает от $83 млрд. до $95 млрд. Как отмечается в документе, экономические последствия тех событий "еще долго будут ощущать и Нью-Йорк и вся страна": в результате террористической атаки, крупнейший американский город лишился 83 тыс. имевшихся рабочих мест и около 63 тыс. потенциальных, а городская казна потеряла только на сборах налогов около $3 млрд. Так или иначе, события 11 сентября дали основания руководству США сделать вывод о том, что "мир изменился" и произошла переоценка ценностей, в том числе и политических. Однако это не означает, что, союзнические отношения с Россией, сформировавшиеся на основе участия в антитеррористической коалиции, нивелируют серьезные противоречия между Вашингтоном и Москвой в различных частях света, включая Афганистан, с которым у России исторически сложились более давние связи. Как особо подчеркнул российский министр обороны: "Россию и Афганистан связывают многовековые узы".
Загрузка...