Опубликовано: 1036

Региональные организации в условиях глобального кризиса

Региональные организации в условиях глобального кризиса

В начале прошлой недели, после встречи с президентом Казахстана, председатель Совета Федерации Федерального собрания России Сергей Миронов, общаясь с представителями СМИ, напомнил, что "отголоски военных событий в Ираке могут в той или иной мере дойти до Центрально-Азиатского региона".

Развивая тему, С. Миронов отметил, что Шанхайская организация сотрудничества и Организация Договора о коллективной безопасности в современных условиях могут стать "гарантом обеспечения стабильности и безопасности в Центрально-азиатском регионе". По мере осуществления нынешней американской внешнеполитической линии, активизация которой сегодня ассоциируется с "кризисом международной системы безопасности", проблема формирования и взаимодействия подобных региональных союзов становится особенно актуальной. Еще в ноябре 2002 года, на совещание глав внешнеполитических ведомств стран-участниц Договора, российский министр иностранных дел Игорь Иванов подчеркнул, что Организация Договора о коллективной безопасности должна тесно координировать свою деятельность с Шанхайской организацией сотрудничества. Сегодня ШОС и ОДКБ имеют довольно много общего в своих функциях, структуре и составе участников, а организационная работа в рамках этих объединений проходит в последнее время почти параллельно: неслучайно, ближайшие встречи представителей государств-участников назначены на третью декаду апреля. Так, заседание Совета национальных координаторов ШОС пройдет в Казахстане, а следующая сессия Совета коллективной безопасности стран-участниц ДКБ должна состояться в Душанбе. На последнем заседании СНК ШОС в Чолпон-Ате (25-28 марта) были рассмотрены финансово-бюджетные вопросы ШОС и ее постоянно действующих органов, а также вопросы создания штаб-квартиры Региональной антитеррористической структуры (РАТС) в Бишкеке. Кроме того, была завершена весьма важная работа по обсуждению проектов документов об органах ШОС и постоянных представителях государств-членов ШОС при секретариате данной организации в Пекине. В Таджикистане (28 апреля) предполагается подписать все "основополагающие документы" ОДКБ. Решение по этому вопросу было вновь озвучено на недавней встрече представителей государств организации. Примечательно, что, как и в Чолпон-Ате, на заседании комитета секретарей СБ стран-участниц ДКБ 19-21 марта в Москве, была в основном завершена "подготовка к превращению этой структуры в полноценную организацию". Российские власти все чаще высказываются о том, что методы разрешения иракского кризиса, которые "США и их союзники избрали без санкции ООН", вынуждают Россию принять меры по укреплению системы политической и военной безопасности в Евразии. Для создания сильной военно-политической организации в регионе на базе ОДКБ, по мнению россиян, в настоящее время существуют не только потребности, но и возможности, примером тому может служить формирование Коллективных сил быстрого развертывания (КСБР), а также работа по восстановлению российского военно-воздушного присутствия в Центральной Азии. Сегодня уже никто особо не скрывает, что острая необходимость в развитии региональных организаций обусловлена растущей международной нестабильностью. На последнем заседании ОДКБ российский президент прямо сказал, что военная операция в Ираке представляет собой потенциальную угрозу миру и странам бывшего Союза: "Кризис вышел за рамки локального конфликта, и сегодня является потенциальным источником нестабильности для других регионов мира, в том числе СНГ…В сложившейся ситуации задача региональных организаций - минимизировать опасность, сохранить стабильность и обеспечить безопасность граждан". Председатель комитета Госдумы РФ по делам СНГ и связям с соотечественниками за рубежом Андрей Кокошин недавно выразил уверенность в том, что "новая обстановка, которая сложилась в мире после начала военной операции антииракской коалиции, ускорит этот процесс, и мы в ближайшее время станем свидетелями складывания новых политико-военных реалий в Центрально-азиатском регионе". Более того, А. Кокошин подчеркнул: "Мы тесно сотрудничаем с ШОС, и я бы сказал, что ОДКБ и ШОС - это не взаимоисключающие, а взаимодополняющие организации. В их рамках будет рассматриваться весь спектр проблем и вопросов, с которыми мы сталкиваемся в этом регионе". События последних недель дали повод для появления многочисленных высказываний о кризисе ООН, причем этот тезис активно используют и американцы, и их оппоненты: и те и другие заявляют о необходимости реабилитации авторитета организации, не исключая при этом возможности трансформации не только ее структуры, но и исполняемой ею роли в современном мире. В этой связи, если в близкой перспективе в ООН будет решаться вопрос о расширении списка постоянных членов Совета Безопасности за счет включения в него Германии, Японии и некоторых других стран, то неизбежно возрастет востребованность и стабилизирующее значение крупных и "дееспособных" региональных организаций. Роль ШОС и ДКБ на континенте может повыситься и на фоне наметившегося раскола в рядах стран ЕС, где перегруппировка сил в недалеком будущем может принять кардинальный характер. В конце ноября прошлого года в Москве министрами обороны стран-участниц ДКБ был утвержден план создания военной организации. На заседании Совета министров обороны было одобрено два основных документа: непосредственно план создания военной организации ДКБ, в том числе штаба для подготовки соответствующих решений, и соглашение об усилении совместного потенциала в центрально-азиатском регионе. Как известно, ДКБ имеет три региональные структуры: на западе их представляют Россия и Белоруссия, на юге - Россия и Армения, а в Центральной Азии - КСБР (Россия, Казахстан, Киргизия и Таджикистан). По словам российского министра обороны Сергея Иванова, вполне понятно, что именно эту группировку было решено укрепить, "придав ей большую мобильность, в соответствии с теми угрозами и вызовами нашей безопасности, которые все мы видим". Председатель СФ Сергей Миронов на днях объяснил тем, кто не еще знает, что "Шанхайская организация сотрудничества не является военной организацией". Однако военно-политический аспект на данном этапе развития организации имеет большее значение, нежели экономический. Даже антитеррористическая направленность в деятельности ШОС носит сейчас более узкий и специфический характер, несмотря на то, что, по общему признанию, иракский кризис может повлечь за собой активизацию исламских радикальных настроений, а это, в свою очередь "угрожает странам ШОС волной экстремизма и терроризма". В СМИ недавно появились предположения о том, что, в связи с обострившимся разнообразием позиций стран СНГ относительно военной кампании США в Ираке, а также формированием антитеррористической структуры в рамках ШОС, может возникуть вопрос о распаде (прекращении деятельности) антитеррористического центра (АТЦ) СНГ. С другой стороны, делаются догадки по поводу того, что новое антитеррористическое объединение создается специально для Китая, поскольку "у остальных стран - участниц ШОС центр по борьбе с терроризмом уже есть". Разумеется, опасность распространения терроризма заставляет лидеров стран - участниц организации говорить и действовать в пользу укрепления и скорейшей институциализации РАТС, и интерес КНР к созданию подобной структуры, конечно, значительный и его даже трудно переоценить, однако вряд ли он исчерпывается планами ужесточения борьбы с экстремистскими группировками из СУАР. Суть проблемы, вероятно, все же состоит в том, что АТЦ и РАТС (РАТЦ), имея похожие декларируемые цели и задачи, представлены различными уровнями геополитики, поэтому в настоящее время они не могут дублировать друг друга. Иное дело, насколько АТЦ Содружества, в виду слабой продуктивности последнего, будет полезен для его участников, далеко не в равной степени заинтересованных в его дальнейшем функционировании. По убеждению С. Миронова, "присутствие иностранных сил в этом регионе должно быть взвешенное и сбалансированное". Не так давно Игорь Иванов заявил в Пекине, что Шанхайская организация сотрудничества "может сыграть роль одной из важных опор многополярного мироустройства", сделав при этом привычную оговорку по поводу борьбы с терроризмом: "ШОС серьезно подкрепляет усилия ООН, глобальной антитеррористической коалиции по устранению террористической опасности в мире". О возрастающем значении "российско-китайского фактора" в противостоянии американскому варианту борьбы с терроризмом свидетельствует заинтересованность ряда стран в получении членства в организации. Среди них, как известно, Индия, Пакистан и "осевой" Иран. Как выразился в прошлом месяце посол Ирана в РФ Голямреза Шафеи, деятельность ШОС связана с противодействием международному терроризму, что "чрезвычайно актуально и для Ирана". На прошедшем заседании ШОС в Чолпон-Ате одним из пунктов повестки стало обсуждение вопроса о развертывании на территории Кыргызстана военной базы антитеррористических подразделений государств-участников, которая будет использоваться коллективными силами быстрого развертывания стран СНГ, Антитеррористическим центром СНГ и аналогичной структурой в рамках ШОС. Таким образом, формирующееся сотрудничество российской стороны с новым руководством КНР в данной сфере пока вполне гармонично сочетается с деятельностью в рамках ДКБ и АТЦ СНГ, хотя окончательное решение по этому вопросу будут принимать президенты стран-участниц организации, встреча которых, если верить Интерфаксу, состоится в конце мая в Москве (а не в Алматы, как ожидалось ранее), после окончания первого официального визита в Россию председателя КНР Ху Цзиньтао.
Загрузка...