Опубликовано: 599

Реформа образования: между Сциллой и Харибдой

Реформа образования: между Сциллой и Харибдой

В Алматы создан общественный совет по разработке государственной программы образования.

Программа разрабатывается вдогонку провозглашенной в стране концепции образования, и, по сути, должна будет представлять собой предметное видение концепции. Несмотря на то, что навскидку затея выглядит слегка безумной (есть угроза наплодить кучу программных документов и ни один из них не выполнить), в ней есть рациональное зерно. По крайней мере, первое заседание общественного совета уже прошло и не безуспешно. Прежде всего, все увидели в этом совете тот самый голос снизу, которого так не хватает принятой концепции. И еще советники чуть ли не кричали от радости, что государство подтвердило-таки наличие финансов, необходимых для реализации концепции образования. Правда, часть этих денег была предоставлена Казахстану зарубежными донорами, но какая разница, кто помогает стране поднимать ее интеллект и культуру, лишь бы последние поднимались… Такая организация как Всемирный банк развития поддержал разработку программы, обязуясь выделить для работы над ней специалистов и экспертов в области образования. Кстати, как выяснилось в ходе заседания совета, ничего кроме денег под концепцию в стране пока нет. Нет реальных механизмов реализации концепции, нет законодательной базы, нет специалистов, которые могли бы трудиться в новых направлениях. В связи с чем перед советниками встала глобальная задача все это раздобыть (в смысле, разработать, прописать, предложить, сформировать). Один из докладчиков предложил организовать работу совета над программой в трех направлениях. "Есть три направления создания прецедентов, первый: качество образования. В стране надо создать независимую экспертизу. Второе направление работы: подотчетность и открытость. Концепция должна так входить в жизнь общества, чтобы в парламенте были ежегодные отчеты, публичные доклады. Тогда ни для кого не будет неожиданностью успешное или проблемное развитие программы. И третье направление работы - эффективность оценки вложенных средств. Должны быть разработаны какие-то индикаторы оценки программы образования. В противном случае парламент снова и опять вправе будет сказать, такие деньги вложили в информатизацию страны, а где результат"? В число советников по разработке программы вошло несколько представителей от НПО образования. Они говорили о том, что все НПО давно заинтересованы в серьезном диалоге с Министерством образования, но вся беда в том, что в государстве отсутствует система взаимодействия с неправительственными организациями. НПО по своей инициативе выходят на министерство, вроде бы согласовывают планы, подписывают какие-то документы, но до их реализации дело не доходит. Со страшной скоростью меняются министры и соответственно политика в области образования тоже. Предложения, не успев реализоваться, устаревают на корню. Однако кроме НПО никто по этому поводу не расстраивается. И вот теперь началась большая "перестройка". Какую роль во всем этом сыграют НПО? Они последними получили проект концепции. И то сие чудо случилось благодаря депутатам, ни один чиновник от образования не удосужился привлечь к обсуждению концепции неправительственный сектор. Между тем НПО-шники все равно изучили документ, предложили свои поправки. Отреагировало ли на них Министерство, и как оно дальше намерено работать с НПО? - вопрос, который задавали на совещании совета многие из присутствующих. Представители НПО также говорили, что они владеют полезной и обширной информацией в области образования. В частности по разработке программы им доподлинно известно, что Британский совет разработал свою альтернативную программу развития образования в Казахстане. НПО предлагали обратиться к ней, изучить ее и взять из нее то, что может оказаться полезным для страны. От депутатского корпуса на совещании совета присутствовала депутат Баталова, которая трезво и внятно говорила о современных реалиях. Фантазировать о реформе образования можно сколько угодно, но шизофрении в этих вопросах будет меньше, если исходить из реальных условий, в которых программа призвана развиваться. По мнению депутата, концепция появилась в период, когда страна не совсем готова к глобальным переменам. В частности, по ее данным в Восточно-казахстанской области 55 школ учатся в три смены, это значит, ни о каком переводе учебных заведений на двенадцатилетку, согласно концепции, не может быть и речи. Далее. Тревожно и в то же время вызывающе звучал вопрос депутата о том, что концепцию должен осуществлять учитель. Но где он, этот педагог с большой буквы, и что он может в нынешних условиях? В каком состоянии находятся сегодня учителя, разве они смогут взвалить на свои плечи и за свой счет новые образовательные программы, в которых так заинтересована страна? Опять же нет. Госпожа Баталова призналась, что в свое время, когда началась приватизации учебных заведений, депутаты были против такого варварского обращения с учреждениями образования, однако их тогда никто не слушал, сегодня общество говорит о том, что приватизированные детские сады по закону нельзя вернуть детям. Нельзя и все! Вообще о статусе учителя на совете говорили довольно много. Как ни крути, а это - центральная и знаковая фигура в программе образования. Выяснилось, что новый закон 1999 года об образовании нисколько не улучшил положение учителей, а наоборот, положение сельских учителей значительно ухудшилось. Люди потеряли сельские надбавки в размере 25 процентов от заработной платы. На сегодня учителям не доплачено за труд 153 миллиона тенге, значит, рассчитывать на преданность и стойкость педсостава при реализации концепции не приходится. Кроме того, уже сейчас в стране с введением ЕНТ происходит прямое нарушение законодательства, но даже депутаты сената не могут остановить это явление. Сенат еще не рассмотрел положение об ЕНТ, он должен это сделать аккурат к 15 июня, но правительство требует это сделать гораздо раньше, дабы выпускники могли сдать тесты якобы на законных основаниях. На сегодня такого закона нет, он не принят, а ЕНТ есть. Казус да и только. И потом, многие из советников обратили внимание на то, что в концепции прописано, что вопросами финансирования, то есть реализации программы на местах, будут заниматься местные органы власти. При этом если у того или иного сельского района финансов на образование не окажется (и это уже не новость), значит, там школу можно будет закрыть?! Концепция предлагает перейти на обучение с шести лет, на двенадцатилетку - это прямое увеличение средств. Где эти средства у отдаленных районов Казахстана? Кто будет отвечать за то, что дети останутся без образования? В заключении заседания присутствующие решили, что каждому из советников надо определиться, в решении каких вопросов он может быть полезен обществу, написать свои предложения и на следующем заседании совета выступить с этими предложениями. Также прозвучало предложение, что свет будет приветствовать участие в своей работе дополнительно созданных на стороне секций по вопросам образования, которые более детально проработают отдельные блоки-вопросы провозглашенной концепции. Люди говорили о том, что они устали от дискуссий, пора уже переходит от слов к делу, особенно когда дети "вымываются" из школы на улицу. Первый вариант разработанной программы (под концепцию) должен быть "слеплен" и отправлен в Астану на рассмотрение 15 мая. Работы у общественного совета много. Но есть надежда, что с помощью трезвого глаза совета в концепции останется как можно меньше дурацких ошибок. Члены совета знают на деле, что когда новации вводятся с подачи центрального органа, тогда низы, общественность, даже депутаты Мажилиса не имеют права перечить решению, пришедшему сверху. Создание совета это попытка урегулировать верх и низ. А образование будет посередине…
Загрузка...