Опубликовано: 2492

Развод и девичья фамилия. А дальше?

Развод и девичья фамилия. А дальше?

Как заставить отца ребенка, который никогда и ни при каких обстоятельствах не станет бывшим, платить алименты? Кажется, такие житейские вопросы испокон веков решались на кухне, за круглым столом.

Сегодня такие вопросы решаются исключительно в судебном порядке. Однако ни женщины (жены), ни судьи, ни их судебные исполнители не могут найти управу на злостных неплательщиков. При этом количество заявлений от женщин растет, а механизм, гарантирующий защиту социальных прав ребенка и женщины, отсутствует. Как, когда и при каких обстоятельствах вдруг "вылупилась" эта проблема? Что произошло? Отцы мутировали, у них совесть усохла, или их жены достали так, что вся мужская агрессия на ненавистницу пала грехом на родное чадо, да так сильно, что отцы отказываются кормить родных сыновей?! Апокалипсис какой-то, да и только. Впрочем, женщинам не до мистики. Они хотят получать законную финансовую помощь и не собираются вдаваться в подробности по поводу деградации собственных мужей. Однако у них это плохо получается, потому как клан алиментщиков во-первых крепчает, во-вторых растет и множится, а в третьих - пускается во всевозможные тяжкие: мужчины любой ценой открещиваются от алиментов. И что удивительно: общество, само того не желая, помогает им! Нонсенс. Если бы не общественное объединение "Родник", которое взялось изучить проблему разводов в стране, вряд ли бы кто заговорил о ней с точки зрения защиты прав ребенка в ближайшие десять лет. Закон "О семье" в стране принят, суды работают. Создавать семью или разрушать - дело сугубо личное. Согласно этой логике государство "спит" спокойно. Однако исследование, которое провела одна неправительственная организация, доказывает, что закон не работает, мужчины после развода алименты не платят. Получается, что "спать спокойно" нельзя. У детей рушится детство, у женщин ломается психика. Большинство женщин, помыкавшись по судам, бросают эту странную затею: вытрясти из отца тысчонку- другую тенге (на большее никто не рассчитывает). Мамы машут рукой и говорят, что если у отца совести нет, что с него возьмешь? Впрягаются сами в проблему и тянут детей в одиночку. Уверены, что от такого действия проку больше, чем от бездействия закона. Однако, парадокс, бывший отец, освобожденный от прямых обязанностей, снова заводит семью и снова имеет детей, которым помогает… до поры до времени. Стоит распасться семье, как он снова освобождается от забот и хлопот. Почему так? Почему дети не могут предъявить своему отцу обвинение за хищение детства, ведь в другом умном законе "О ребенке" написано, что родители должны обеспечить детям достойную жизнь?! Как обеспечить, каким образом… Нина Балабаева, директор центра "Родник" говорит, что когда они брались за эту проблему, даже не подозревали, насколько она бесперспективна и запущена. "Казалось бы, закон есть. И мы не можем сказать, что он плох. Просто в нем не прописаны механизмы исполнения закона. Суд выносит решение, указывает размеры алиментов, назначает процедуры по разделу имущества. Все вроде бы ясно. Судебный исполнитель должен проконтролировать исполнение. Тоже все понятно. Но как проконтролировать, что предпринять в случае невыполнения решения суда, какие меры принять к неплательщику… все эти вопросы прописаны в законе отчасти, неконкретно, а то и без учета реалий. По закону человек должен содержать своих детей. А в жизни он этого не делает, и никто не может заставить его это сделать. Никто! Мы в силу своей общественной работы помогаем женщинам добиться справедливости, но это не так просто. Вот последний случай. Суд принял решение о взыскании алиментов с имущества мужа. Судебный исполнитель должен поехать, описать имущество мужчины. Если понадобится, должен установить забор в квартире, если раздел жилья по каким-то причинам невозможен. Что вместо этого делает исполнитель? Он ведет разговоры с мамой отца, которая по доверенности сына (ему самому некогда заниматься этими вопросами) ходит в суд, в департамент судебных исполнений и просит уговорить жену пойти на мировое соглашение! В результате исполнитель звонит жене и говорит: "Меня замучила ваша свекровь, давайте идите на мировую, получите хотя бы ту сумму, которую ваш муж может выплатить, а дальше видно будет". Понимаете, что делается? Даже те, кто должны защищать интересы матери и ребенка, "кидают" их. И ладно бы, муж действительно был неплатежеспособным, можно было бы понять старания матери-свекрови или уступчивость исполнителя. Нет! У этого мужчины своя станция техобслуживания, погасить задолженность по алиментам для него - пара пустяков. В чем причина? В чем феномен его уклонения? В том, что если он не захочет платить, его никто не заставит. Он чувствует себя безнаказанным". И это далеко не единственная причина, по которой мужчины успешно "уходят" от алиментов. В практике "Родника" достаточно случаев, когда муж и жена жили в достатке, при этом работал только муж. Стоило людям развестись, жене подать на алименты, как муж тут же приносил в суд справку о том, что он получает маленькую заработную плату, значит, алименты будут и вовсе ничтожными. Доказать суду, что на его работе существует двойная бухгалтерия, что реально человек зарабатывает приличные суммы, невозможно. Он не собирается открывать свои реальные деньги, бухгалтерия предприятия его прикрывает, и дети остаются без законной финподдержки. Бухгалтера фирм, где есть неплательщики алиментов, открыто говорят, что им выгодно показывать заниженные заработки. А дальше пусть люди сами разбираются. Такие разбирательства могут длиться годами… На особо злостных неплательщиков алиментов заводят уголовные дела. Но дознаватели совсем не заинтересованы копошиться в грязном белье, искать правду, перевоспитывать отцов. Когда дело доходит до уголовного, центр "Родник" уже не имеет права вмешиваться в него и помогать женщинам отстаивать интересы детей. Но в обществе больше нет других инструментов, которые могли бы помочь женщине. Все советуют в таких случаях нанимать адвокатов, забывая о том, что услуги адвокатов стоят не менее ста долларов. В результате дела закрываются, ввиду отсутствия состава преступления, и все начинается с начала. Замкнутый круг, по которому редко какая мать захочет ходить, теряя драгоценное время и деньги. Сейчас центр "Родник" пытается помочь семье Карпенко, в которой мама - Татьяна Юрьевна судится с мужем 12 лет. Она обращается в прокуратуру по поводу невыполнения мужем решения суда об алиментах. Из прокуратуры дело отправляют в РУВД района, а там хладнокровно говорят, что состава преступления нет. Хотя дело возбуждается в третий раз, и если прокуратура его возбуждает, значит, преступление есть. Конечно, папа этих детей никого не убил, не ограбил, не дай Бог. Просто он платит 900 тенге в месяц на двоих детей и не погашает задолженность по алиментам, которая накопилась с 1988 года. Велико ли его преступление? По отношению к детям - да. Кто это понимает? Кроме самих детей - никто. В прошлом году, чтобы собрать детей в школу, мать продала пианино. В этом году ей продавать было нечего. Старший сын учится в лицее и работает. Отказывается есть дома, чтобы не объедать маму и сестру. Конечно, семья не умирает с голоду, но это не освобождает отца от его обязанностей: он должен помогать детям! Должен - по закону! Итак, с декабря 2001 года ОО "Родник" кричит о том, что проблема разводов назрела. Но что реально изменилось за это время и что можно изменить? Гульдан Тлегенова, директор кризисного центра для женщин и детей считает, что нужно сделать экспертизу "Закона о браке и семье". Зульфия Байсакова, директор регионального центра поддержки женщин из Талды-Коргана уверена, что надо внести пояснения в закон о гражданском браке, об имущественных обязательствах партнеров, обязательствах по отношению к детям, которые на сегодня в законе отсутствуют. Нина Балабаева, директор центра "Родник" говорит, что к решению проблемы должно быть привлечено государство. В конце концов, плохой отец - это не проблема жены или ребенка. Это - государственная проблема, и если отец отказывается помогать матери и ребенку, это должно сделать государство. Как оно будет разбираться с неплательщиками, какие найдет рычаги управления, вопрос, который должен обсуждаться уже сегодня в парламенте. Может быть, будут введены системы обязательного страхования детей на случай развода родителей, может быть, построены трудовые исправительные колонии для горе-отцов… Ясно одно: модель социальной защищенности детей должна измениться. Иначе завтра государство получит полунищих детей, озлобленных на своих родителей, больных и малограмотных. От чего надо отталкиваться в создании новой модели? Халбуви Шарифбаева, судья городского суда Алматы говорит, что в Германии принят новый закон "О совместном праве родителей заботиться о детях". Нам же надо повысить размер госпошлины за развод. Сейчас эта сумма составляет всего 250 тенге. За границей мужчина, теряющий семью и ребенка, теряет половину своего состояния. Может быть с этого и начать? В настоящее время ОО "Родник" готовится провести акцию республиканского значения. Волонтеры центра хотят обозначить остроту проблемы и вынести ее решение на уровень всех областных городов Казахстана. Но для этого необходимо создать прецеденты невыполнения судебных решений на местах. Когда у центра будут на руках факты невыполнения судебных решений, иски на исполнителей о невыполнении своих служебных полномочий, проблема будет озвучена перед парламентариями, которые пишут и принимают нерабочие законы. Также центр "Родник" намерен обратиться в парламентскую группу "Атбасы", которая занимается вопросами семьи. Сами же сотрудники центра видят свою задачу еще и в том, что параллельно работают с молодежью, начинают формировать у молодых людей новое понимание и видение семьи, семейных проблем. Рассуждают так: перевоспитать состоявших родителей практически невозможно, нужно воспитать новых. А новым папам и мамам, без сомнения, понадобится новый закон…
Загрузка...