Опубликовано: 897

Разрывая связи

Разрывая связи

Сегодня иногда на больших конференциях, активах и прочих публичных мероприятиях с участием предпринимателей и властей можно услышать, как первые почтительно благодарят руководство страны.

Но при этом нещадно критикуют министерства и ведомства, обвиняя их в излишнем бюрократизме, коррупции и прочих неприглядных вещах. Забавным может показаться, на первый взгляд. Со стороны напоминает годы коммунизма и социализма, когда того же Отца народов благодарили, скажем, за счастливое детство! А странным это кажется оттого, что, та эпоха, казалось бы, канула в Лету. С другой стороны, за что благодарить власть? Она ничего не производит, не сеет и не пашет. Она только организовывает, (пере-) распределяет, разрешает или запрещает. За право (пере-) распределения матсобственности, люди иногда борются не на жизнь, а на смерть. Вероятно, за то и благодарят, что не запрещают как во времена советской власти. Однажды по телеканалу "Хабар" проходили дебаты, посвященные отношениям бизнеса и власти, вернее, экономическому курсу. Там прозвучал такой вопрос: может ли государство в лице правительства повлиять на отдельно взятый бизнес (фирму)? В зале случилось небольшое замешательство. Но жизнь-то показывает: государственный экономический курс очень сильно влияет на отдельно взятое предприятие. Может разрешить, или задавить бюрократическими препонами. Следовательно, задача состоит в том, чтобы госорганы работали бы эффективно с точки зрения развития экономики. А тем временем внутриведомственный интерес не всегда совпадает с общегосударственным, если вообще не идет вразрез с ним. Как известно, экономический курс зависит от политического. При этом одновременно, политический курс зависит именно от наличия денег в казне, то есть, от экономического курса. Такой вот "творческий тандем". Развитие частной экономической инициативы зависит от власти в той части, где она эффективно регулирует или помогает частному делу при помощи закона, создания выгодных условий, режимов и уходит оттуда, где она не нужна или вредит. Когда этот баланс соблюден, экономика начинает развиваться. В принципе, азбучная истина. Помнится в период сразу после развала СССР в новообразованном независимом государстве Казахстан власти на местах, при всем невероятном бюрократизме, старались стимулировать создание различных общественных организаций, которые бы отражали интересы предпринимателей, выступая в роли своеобразного аккумулятора информации, проблем, вопросов, регуляторов и так далее. Через подобные организации между властью и бизнесом создавался коммуникационный мост. И мост этот, конечно же, работал не всегда гладко, но ситуация, как и жизнь, как предпринимательство, в целом развивались. Одни проблемы разрешались, возникали новые. Но механизмы отстаивания собственных интересов развивались, по большому счету, только в Алматы. В регионах бизнес никогда не имел такого влияния как в южной столице. Но этот коммуникационный мост оказался троянским конем. С одной стороны, он как бы помогал развиваться бизнесу, а с другой - оказался неудобной вещью для власти. На поверхность стала всплывать обильная критика министерских и акиматовских чиновников, обвинения в коррупции. Да, трибуна привела даже к частичному сокращению госаппарата. Но госаппарат со временем трансформируется, видоизменяется, расширяется, сокращается, а потом снова… разрастается. Очередная реформа госаппарата стартовала летом этого года. Однако реформа власти начинается не только и не столько тогда, когда о ней объявляет Президент. Министерства и ведомства претерпевают изменения с назначением своего нового главы. И не всегда эти реформы оказываются эффективными. Как правило, направлены они на создание новых схем, бюрократических процедур, правил и прочих заслонов для граждан, в том числе, предпринимателей. Об этом заявлял и сам глава государства. И, как показывает практика, в своем большинстве, ведомственные реформы направлены на зарабатывание денег через продажу различного рода справок, свидетельств и прочих бумаг с гербовой печатью. По большому счету, сегодняшняя комплексная реформа министерств и ведомств направлена на перераспределение функций, полномочий и контроля между ними. У кого-то эти права отобрали, кому-то добавили. По сути, это стало обычным келешеванием. Вероятно, проектировщики и идеологи очередной реформы в первую голову ограничиваются лишь перераспределением контроля, а ведь необходимо создавать правила, которые бы положительно влияли бы на развитие экономики. Однако госаппарату претит прислушиваться к мнению сообщества. Проблема заключается в том, что чиновники сами создают законы не только для себя, но и для всех остальных. Отсюда и растут "ноги" бюрократизма. Если то или иное министерство таки получает дополнительные полномочия, это может иногда сказать о той работе, какую провело ведомство, чтобы отвоевать для себя дополнительные полномочия. Порой борьба за получение дополнительных полномочий является целью выживания ведомства и его бюрократов. Если ведомства создают правила в одиночку, они всегда будут отвечать только узковедомственным интересам. А сами ведомства, конечно же, добровольно никогда не согласятся, чтобы "какая-то там общественная организация" вмешивалась бы в "чужой монастырь" со своим уставом. Как неоднократно говорили эксперты: чем больше полномочий у ведомства, тем питательней коррупционная среда. С одной стороны, важным становится не объем полномочий, а правила, по которым они исполняются. При наличии неоправданно больших прав у бюрократии, и неотработанной системы контроля над ней, коррупция будет процветать всегда. Следовательно, самой эффективной целью и моделью реформирования государственного контроля для всех времен и народов, является создание законов совместно с общественными организациями, по которым бюрократия будет работать эффективно с точки зрения общегосударственного интереса, а не отдельного узковедомственного. Вероятно, система трех ветвей власти изживает себя и перестает отвечать велениям времени. Потому что одна исполнительная ветвь, как правило, подминает под себя две остальные. Следующей задачей человечества становится создание такой системы, при которой можно было бы контролировать доминирующую ветвь власти, будь то исполнительная, законодательная или судебная. Иногда говорят, что госслужащим необходимо прибавить зарплату, тогда они, мол, станут работать лучше, а воровать, брать взятки и творить прочие безобразия прекратят. Как сказал один мой добрый знакомый, если дворнику увеличить зарплату даже до $1000 в месяц, лучше или хуже он от этого мести не будет, до тех пор, пока ему не поменяют правила уборки территории. Понятно, что не все чиновники берут взятки, воруют и так далее. В конце концов, это дело рискованное и уголовно наказуемое. И не все они могут дать взятку прокурору, следователю и судье. Да и не у каждого возьмут, а зоны (общего и строгого режимов) меж тем переполнены. Просто правила игры такие: вышестоящие требуют от нижестоящих. И так по всей вертикали - низы несут верхам. Следовательно, каждый раз, когда власти пытаются бороться с коррупцией, они начинают терять в доходах, и все возвращается на круги своя. Различие лишь в том, насколько власть позволяет частную экономическую инициативу, получая от этого налоги и не запрещая ее бюрократией. Или, насколько она тоталитарна, жестка, когда пресекает предпринимательство и ничего при этом не получает, оставаясь в числе аутсайдеров. Далеко за примерами ходить не надо, они у нас под боком - Туркмения, Узбекистан, Таджикистан... Казахстан на их фоне выглядит просто оазисом демократии, свободы и частной экономической инициативы. Подтверждением тому является тот факт, что вы читаете эту статью. Однако это не говорит о том, что в Казахстане нет проблем. Проблем, как всегда, через край. А где их нет? Даже в США на президентских выборах случилась масса нарушений и подтасовок. И это притом, что Америка считается эдемским садом демократии. Сегодня в алматинских кинотеатрах проходит презентация документального фильма американского журналиста Майкла Мура "Фаренгейт 911. Температура, при которой горит демократия". Сразу скажем, что фильм направлен на дискредитацию президента Буша и, честно говоря, переполнен эмоциями больше, чем беспристрастным изложением фактов. Но дело здесь, конечно же, не в Дж. Буше, а во всей системе. Американский президент просто "витрина" и "рупор". Глава государства не может в одиночку управлять всей огромной влиятельной страной. Ей может управлять только группа, коалиция или корпорация. Такой корпорацией может оказаться ЦРУ, ФБР, Агентство по национальной безопасности, в общем, men in black. В фильме Мура приводится интересный пример, довольно знакомый нашему человеку. Один человек в компании своих друзей и знакомых с большой критикой и скабрезными шутками отзывался о Джордже Буше младшем. Как Вы думаете, что произошло на следующий день?! К нему пришел шериф и начал его воспитывать по поводу того, как он смел издеваться над президентом США. Выводы? Во-первых, по всей видимости, в традиционно свободных странах нет той свободы слова, как об этом декларируется. Во-вторых, твой лучший друг или собутыльник в той же Америке может с легкостью заложить тебя властям. С таким положением дел, в будущем совсем не удивительно будет узнать, что в США дают сроки, к примеру, 10 лет без права переписки за рассказы политических анекдотов о демократах или республиканцах. Так что, господа американцы, будьте осторожны на язык. Как говорится, take care! Вот, к примеру, у нас сегодня хоть застучись, за тобой участковый или агенты нацбезопасности ночью не придут понукать или арестовывать за словесное недержание. Так где больше демократии, в процветающей Америке или развивающемся Казахстане? Не так давно прошла встреча президента Назарбаева с интеллигенцией. Там глава государства поблагодарил ее за критику, без этого-де невозможно развиваться дальше, ведь критика зачастую очень полезна. По крайней мере, полезней, чем молчание. Президент показал себя сильным человеком. Не все главы государств могут терпеть критику. Человек, добившись определенных высот, порой вообще никакой критики не воспринимает. Кроме того, это еще зависит от того, кто критикует. И как эта критика выглядит. Зачастую ее воспринимают как грубый и несправедливый "наезд". И она, следовательно, теряет свою силу и задачу. В-третьих, как правило, глав государств критикуют, если это позволяется. К примеру, мало кто, скажем, в том же Узбекистане осмелится критиковать публично курс Ислама Каримова, а в Туркмении - курс Туркменбаши. Так что критика главы государства - момент политический и очень тонкий. Тут уж власть сама редактирует и публикует ее. Но вернемся к коммуникационным мостам и реформе власти. В начале осени этого года официальный печатный рупор газета "Казахстанская правда" опубликовала материал, как раз, посвященный очередной системной перестройке министерств и ведомств. И там сказано о планируемой оптимизации департаментов, в том числе малого и среднего бизнеса с департаментами промышленности и туризма. Что такое оптимизация по-казахстански, известно многим. На деле - это сокращение и передача главных полномочий нескольких отраслевых подразделений в какой-то единый центр. К примеру, сегодня департаменты малого и среднего бизнеса планируют объединить с департаментами промышленности, торговли и туризма. На деле же, это может привести к кончине каждого отдельного департамента. Когда-то в правительстве было целое агентство по развитию малого бизнеса. Что с ним произошло? Его сократили до размера комитета. Далее комитет еще раз сократили до размера департамента. Сегодня и этот департамент хотят разжаловать, а потом, вероятно, вообще низвести. По словам Серика Туржанова, директора департамента малого бизнеса алматинского акимата, сегодня правительство отпускает больше средств на контроль сообщества, чем на общее развитие социума и экономики. Что и является ахиллесовой пятой государственной политики. Потому что сокращение департаментов может привести к упадку общественного предпринимательского движения. Только взаимодействие госорганов и общественных организаций может привести к положительному результату. В принципе, госорган без общественных организаций может также мало, что и в одиночку. Что может произойти в связи с реформой власти? Вероятно, отдельным отраслям будет уделяться эпизодическое внимание. Однако в целом это действует против политики главы государства, направленной как раз на поддержку малого, среднего бизнеса. Откат может произойти благодаря тому, что сокращаются органы, которые призваны координировать эту деятельность. К примеру, когда туристическую отрасль объединили со спортивной, пострадала туристическая. Однако и спортивная не сильно выиграла. Нельзя служить двум господам. В туристической отрасли, главным образом, процветают туры из Казахстана в другие страны. Участники турбизнеса сетуют на то, что для туризма в Казахстан из других стран препятствуют чиновники, не прилагая усилий для развития внутреннего туризма, инфраструктуры и налогового режима, стимулирующего развитие. По большому счету, та часть туристической отрасли, которая отвечает за внутренний туризм, находится на положении бедной родственницы, падчерицы. Глава агентства по туризму и спорту Даулет Турлыханов, как известно, является бывшим спортсменом. Следовательно, первичными для него являются интересы, понятно какой отрасли. А между тем, благодаря туристической отрасли (слабой и плохой внешней пропаганде) формируется внешнеполитический, культурный и прочий имидж страны. За границей Казахстан иногда путают с Афганистаном или Пакистаном, благодаря пресловутому окончанию "-стан", что рождает иллюзию известных страхов, угроз и мнимость фатальных рисков. К сожалению, на сегодняшний момент в окончании "-стан" больше минусов, чем плюсов. Ну, не менять же название страны, в самом деле?! Когда объединяют отраслевые департаменты, толком нет государственной поддержки. Причина банальна. У департаментов с совмещенными отраслями, по большому счету, сил хватает только на одну отрасль, бюджетные средства выделяются также только на одну отрасль, т.е. на один департамент, в то время как он работает за (и на) троих. Если сегодня, пока они доживают свои дни, департамент, к примеру, того же малого бизнеса играет роль некоего рупора, трибуны или диспетчерской для малого бизнеса, то завтра, когда его оптимизируют, возможностей заявить о себе станет меньше. Останутся, конечно, различные общественные организации, отраслевые ассоциации и экспертные советы при госорганах, которые также служат трибуной. Однако экспертный общественный совет зависит от воли руководителя ведомства. А фактически, от его благосклонности. А ее ведь может и не оказаться. Но все же отраслевые ассоциации не имеют статуса государственной организации, которая выступала бы официальным проводом для связи в цепи "правительство-общество". Это может привести к тому, что реальному сектору экономики наносится определенный урон. Причин для оптимизации департаментов может быть несколько. Во-первых, правительственные чиновники просто пытаются сэкономить бюджетные средства. Во-вторых, предприниматели через департамент малого бизнеса алматинского акимата регулярно озвучивают планы, проекты и идеи, которые иногда идут вразрез планам правительства, по сути, являясь критикой. Так что: чаша терпения правительства переполнилась и от занозы требуется избавиться? Электронный адрес: peternnp@yahoo.com
Загрузка...