Опубликовано: 885

Разные пути в одном направлении

На днях руководство российской "Транснефти" проинформировало, что правительственное решение о строительстве восточного нефтепровода "Тайшет-Находка" будет принято в конце года.

"Окончательное решение по так называемому восточному маршруту правительство примет в декабре. Это точно, дальше этот вопрос откладываться не будет", - пообещал президент АК Семен Вайншток. Технико-экономическое обоснование инвестиций по проекту поступило на экологическую экспертизу в министерство природных ресурсов летом. Поскольку российское законодательство предусматривает на ее проведение до шести месяцев, то обозначенный срок действительно может стать крайним (ранее глава Минпромэнерго Виктор Христенкоговорил о ноябре). После получения результатов экспертизы правительство официально определится по маршруту нефтепровода, его мощности и источнику финансирования. Решение это, понятно, расценивается как, в равной мере, долгожданное, стратегическое и ответственное, ввиду того, что предполагаемое строительство будет весьма капиталоемким, масштабным и политически содержательным. Проект предусматривает прокладку нефтепровода мощностью до 80 млн. тонн по маршруту Тайшет - Казачинское - Сковородино - Хабаровск - бухта Перевозная. Система будет включать в себя трубу диаметром 1220 мм и протяженностью 4200 км, 44 нефтеперекачивающие станции, терминал в бухте Перевозная с причалами и береговыми сооружениями, а также резервуарные парки общей емкостью 4,3 млн. кубометров. "Транснефти" реализация задуманного видится в два этапа. На первом планируется параллельное возведение участка трубопровода от Тайшета до Сковородино с возможным ответвлением на Китай и нефтяного терминала в Находке, куда по железной дороге будет поступать сырье из месторождения Сковородино (Амурская область). Строительство же оставшейся части нефтепровода будет проводиться на втором этапе. В случае поэтапного строительства объем поставок по первой очереди ожидается осуществлять за счет нефти из Западной Сибири, а для обеспечения второй предстоит провести доразведку ряда месторождений Восточной Сибири. В целом ресурсная база включает месторождения в Томской области, Ханты-Манси (Западная Сибирь), Лено-Тунгусской и Хатанго-Вилюйской провинций (Восточная Сибирь), а также поля Верхнечон (Иркутская область) и Талакан (Якутия). Стоимость проекта на протяжении этого года называлась разная и сильно варьировалась. Согласно последним данным об оценочных инвестиционных затратах, она составит $16,220 млрд. - сумма почти астрономическая. Российские власти подчеркивают, что сегодня главные условия для утверждения маршрута (разумеется, в том числе и по вопросу об ответвлении на Китай) лежат в двух плоскостях: экологической и финансовой. Как отметил по этому поводу В. Христенко: "все предыдущие проектные решения разбились об экологические и технические экспертизы, что заставило изменить трассу", причем, с точки зрения министра, переходить к серьезному обсуждению специфики данного транзитного направления "надо на той фазе, которая будет связана с инвестиционным решением". Правительство страны 23 августа поручило министерству финансов и заинтересованным министерствам к 1 ноября представить предложения о том, куда расходовать в качестве источника государственных инвестиций средства стабилизационного фонда, накопленные сверх установленного законом базового уровня в 500 миллиардов рублей, необходимого бюджету при резком ухудшении внешнеэкономической конъюнктуры. Согласно прогнозу министерства, к концу года накопления фонда с учетом переходящих остатков бюджета составят (во многом благодаря высоким ценам на нефть) более 560 миллиардов. Неделю назад министерство промышленности и энергетики предложило использовать излишки стабфонда для реализации проекта Тайшет - Находка, поскольку одним из приоритетных направлений распределения этих средств являются крупные инвестиционные проекты, предусматривающие развитие инфраструктуры в топливно-энергетическом комплексе. Для российских властей затея "Транснефти" с постройкой восточной трубы стала иметь реальный практический смысл после недавних двусторонних переговоров с китайцами в Москве и Пекине, на которых россиянами было сделано компромиссное предложение о возведении дополнительного отрезка в КНР: китайские официальное согласие на вступление федерации в ВТО и обещания миллиардных инвестиций, как известно, были получены в обмен на гарантии будущих стабильных и долгосрочных поставок российских энергоносителей. В совместном коммюнике, подписанном по итогам 9-й встречи глав правительств двух стран, оговаривается, что Россия и Китай подтверждают намерение оказывать содействие осуществлению двусторонних проектов в нефтегазовой области, в том числе проекта строительства нефтепровода из России в Китай, а также проекты совместного освоения нефтегазовых месторождений на территории двух государств. На упомянутой встрече премьер Госсовета Вэнь Цзябао напомнил: "Надеемся, что российское правительство и предприятия отдадут приоритет строительству трубопровода в восточном направлении - на Китай, поскольку именно КНР является самым стабильным и устойчивым рынком реализации российской нефти". Несмотря на то, что, по субъективным оценкам китайцев, маршрут Ангарск - Дацин все еще считается лучшим путем для обеспечения поставок российской нефти, так как необходимые для его прокладки инвестиции "составили бы лишь небольшую часть от капиталовложений в проект Тайшет - Находка", однако и вариант с ответвлением в районе Сковородино теперь представляется им вполне приемлемым. Особенно на фоне перебоев с поставками сырья по железной дороге, вызванных затруднениями ЮКОСа. Эта тема, конечно, была также затронута на всех недавних встречах представителей КНР и РФ. Российская администрация, осознавая важность проблемы, заверила Пекин в том, что сделает все возможное, чтобы обеспечить в текущем году запланированные объемы отправляемой нефти (6,4 - 6,8 млн. тонн). Как подчеркнул Михаил Фрадков: "Это вопрос компаний, но правительство не останется в стороне, чтобы обеспечить необходимые поставки нефти железнодорожным транспортом". В 2005 году транзитный объем должен достичь 10 млн. тонн, а в 2006 году - не менее 15 млн. "Озабоченность китайской стороны по перспективе поставок нефти в этом году мы будем снимать общими усилиями, обеспечивая ранее достигнутые договоренности по объемам", - пояснил М. Фрадков. В прошлом месяце руководство ОАО "Российские железные дороги" заявило о своей готовности вложить $400 млн. в строительство нового железнодорожного пути в сторону народной республики. Первый вице-президент РЖД Владимир Якунин, в частности, сказал: "У нас уже подписано предварительное соглашение, которое позволит к 2006 году увеличить перевозки по железной дороге нефтепродуктов в Китай до 15 млн. тонн в год. Предполагается, что маршрут будет начинаться в Ангарске, где заканчивается нефтепровод, и идти до границы с Монголией и Китаем". Впрочем, в компании не скрывают: для осуществления данной инициативы нужны гарантии, что нефтепровода не будет. "Это серьезные объемы инвестиций, которые долго окупаются, - заметил В. Якунин, - Поэтому для нас крайне важно понимать, какова государственная политика и планы в отношении маршрута строительства новых нефтепроводов по территории страны". Есть еще одно обстоятельство, которое, возможно, осложнит выполнение указанных межправительственных договоренностей по железнодорожной доставке углеводородов. Хотя в российских официальных кругах прозвучала мысль о привлечении в качестве поставщиков других компаний, в их числе "Роснефти" и "ЛУКОЙЛа", однако, из-за высокой стоимости перевозок, заинтересованность последних, скорее всего, будет незначительной, во всяком случае, властям здесь, вероятно, придется приложить какие-то дополнительные стимулы для убеждения. Экспорт же других производителей в республику в настоящее время совсем несолидный: к примеру, "Сибнефть", транспортирующая свою нефть по железной дороге из Омска через Казахстан, планирует отправить в этом году всего 279 тыс. тонн. В то же время китайские компании при посильной поддержке казахстанской стороны налаживают контакты с российскими добывающими структурами с целью получить необходимые объемы для будущей прокачки по Атасу-Алашанькоу. Не так давно президент "ЛУКОЙЛа" Вагит Алекперов назвал этот проект одним из направлений сотрудничества с Китаем по поставкам добываемых углеводородов. Транзит по казахстанско-китайскому трубопроводу посредством использования нефтенитки Омск - Павлодар - Шымкент - Туркменабад, возведенной в период с 1977 по 1983 годы для транспортировки западносибирской нефти на НПЗ Казахской и Туркменской ССР, действительно, был бы достаточно рентабельным для некоторой части российского экспорта в КНР. Тем более что казахстанский вариант выхода в Китай выгодно отличается от проекта Тайшет - Находка заметной дешевизной (что, в свою очередь, в последствии может отразиться на тарифной политике), а также большим разнообразием потенциальных поставщиков. Все же отношение россиян к возможности использования мощностей магистрали пока что сдержанное. Недавно Виктор Христенко заявил, что присоединение России к нефтепроводу Казахстан - Китай "в значительной степени будет зависеть от условий, которые будут связаны с эксплуатацией", а представители "Транснефти" традиционно прохладно отозвавшись о перспективах подобного партнерства, признались: "мы не знаем никаких параметров проекта, в том числе тарифа, который намерен взимать Казахстан". Так как при любом раскладе стоимость прокачки вряд ли будет выше затрат на железнодорожные перевозки, то вновь появляются основания утверждать, что вопрос российского участия в наполнении строящегося трубопровода увязан и с другими важными экономическими и политическими моментами. Еще в мае, будучи с визитом в КНР, президент Нурсултан Назарбаев, предлагая России перекачивать сырье по новому нефтепроводу, отметил, что в ответ на это РК надеется получить доступ к российским газопроводам для масштабного экспорта казахстанского газа. Предложение не вызвало большого энтузиазма ни в "Газпроме", ни в Кремле. Неслучайно В. Христенко, касаясь темы взаимодействия в сфере эксплуатации казахстанско-китайской трассы, несколько недель назад высказался за то, чтобы "совместные перспективы" по добыче нефти и газа и направлениям транспортировки на как можно более ранней стадии были известны друг другу и согласованы: "Тогда мы будем, с одной стороны, лишены сюрпризов, с другой - готовы к любым вариантам развития событий". Тем не менее, категорически отвергать схему сотрудничества, предложенную Астаной, российские власти, конечно же, не спешат - трудно спрогнозировать, насколько конкурентным будет казахстанский газ в Европе (и когда еще будут добываться заявленные 80 млрд. кубометров в год), тогда как в Китае российскую нефть ожидает бездонный рынок. Как сказал глава Минпромэнерго: "Мы сегодня ведем с Казахстаном перспективную работу по нефтяному и газовому балансу, в том числе, и для того, чтобы обеспечить совершенно четкие приоритеты под перспективные проекты развития трубопроводного транспорта".
Загрузка...