Опубликовано: 960

Пространство и время

Последнее в этом году заседание группы высокого уровня по вопросам формирования Единого экономического пространства, прошедшее недавно в Москве, оценивается его участниками как компромиссное.

На встрече была завершена разработка плана мероприятий по созданию ЕЭП. Само соглашение о формировании пространства, а также его концепцию президенты России, Казахстана, Украины и Белоруссии, как известно, утвердили на ялтинском саммите 19 сентября. Ровно через три месяца (в течение которых представители четырех стран согласовывали весь "комплекс мер по реализации соглашения"), то есть в прошлую пятницу, 19 числа, данный план был парафирован, а уже в субботу передан на рассмотрение президентов. На предыдущем заседании в Киеве, 29 ноября, список из 168 мероприятий по ЕЭП был согласован только на треть. Изначально предполагалось, что реализация этих мер должна происходить в следующей последовательности: на первом этапе ожидалось осуществить "гармонизацию" законодательства стран, на втором предполагалось отменить ограничения в торговле, а на третьем планировалось введение единых правил на всей территории объединяющихся стран по образцу ЕС. Такой подход устраивал российскую, казахстанскую и белорусскую делегации. Однако украинцы настояли на том, чтобы на первом этапе была реализована зона свободной торговли без изъятий и ограничений, которая фактически устранила бы все препятствия на пути украинских товаров на рынки трех стран, и привела бы к отмене экспортных пошлин при поставке российских энергоносителей и уплаты НДС по принципу страны назначения. Тогда остальные участники переговоров вроде бы пошли навстречу украинским требованиям, что позволило подготовить почву для дальнейшего обсуждения плана. Впрочем, украинцы, похоже, восприняли этот дипломатический ход как реальную уступку, ставшую, по их мнению, возможной, благодаря проводимой ими жесткой линии. По окончании встречи, президент Леонид Кучма заявил: "Переход к следующим ступеням интеграции между странами должен осуществляться только после практической реализации предыдущей", подчеркнув при этом, что, согласно достигнутым договоренностям, первым шагом реализации соглашения о формировании ЕЭП является завершение создания зоны свободной торговли. Тем не менее, в Москве украинская делегация уже сама была вынуждена пойти на компромисс: во-первых, не стала так категорично настаивать на первоочередности создания зоны свободной торговли, а во-вторых - даже дала предварительное согласие отменить субсидирование своих производителей. Последнее было явной уступкой России, ранее неоднократно заявлявшей, что свободная торговля возможна лишь при адекватном выравнивания условий субсидирования, принятии единых стандартов конкуренции и регулировании естественных монополий. Таким образом, украинцы согласились с первоначальной последовательностью этапов реализации плана: было решено, что на первом этапе будет проводиться анализ и унификация законодательства, на втором - отмена ограничений в торговле, и, на третьем - будут введены единые правила. За три недели, прошедшие после киевской встречи, план сократился с 168 до 116 мер, образовавших 22 раздела. Сокращение мотивируется стремлением избежать ненужной детализации. Как подчеркнул российский вице-премьер Виктор Христенко, предлагаемый документ представляет собой "лишь план действий". При этом, учитывая сложность вопроса, план не содержит конкретных сроков реализации: время, необходимое для осуществления каждого этапа не уточняется. Известно только, что семь рабочих групп, функционирующих на уровне глав ведомств, в феврале будущего года представят первые итоги анализа нескольких тысяч нормативных актов, а в будущем займутся подготовкой проектов новых законов объединения в соответствии с нормами ЕС и ВТО. Причину компромиссного поведения украинской делегации на переговорах в Москве можно объяснить, разумеется, не только желанием администрации Леонида Кучмы получить поддержку у России в момент довольно резкого обострения внутриполитической ситуации в стране (хотя, понятно, политические цели в данном случае являются приоритетными). Важным стимулом для смягчения позиций Украины и Белоруссии стало российское обещание отдавать в бюджеты партнеров по объединению НДС, взимаемый при экспорте энергоносителей, а также унифицировать цены на услуги естественных монополий. Как отметил украинский первый вице-премьер Николай Азаров, эта предварительная договоренность стала самым важным достижением встречи: "Сейчас Россия взимает налог на добавленную стоимость на нефть и газ, которые поступают на Украину. Известно, какой это громадный наносит нам ущерб. Мы сегодня договорились, что принцип взимания косвенных налогов будет единым. Это означает, что Россия откажется от взимания НДС". При этом Н. Азаров напомнил, что произойдет это "не завтра и не послезавтра, а тогда, когда будут оформлены соответствующие межгосударственные соглашения". Иными словами, до тех пор, пока условия работы для тех или иных производителей в государствах-участниках ЕЭП не будут полностью унифицированы, эти страны будут вправе вводить друг против друга различные компенсационные меры. Несмотря на предпринимаемые попытки, переход "от компромиссов к консенсусу", очевидно, займет значительное время. В силу объективных причин, наиболее конструктивной или нейтральной на переговорах по ЕЭП является позиция казахстанской стороны. Для белорусских властей, по их убеждению, первоочередным условием создания зоны свободной торговли должны стать "договоренности о принципах взимания косвенных налогов и бюджетной политики в рамках "четверки". Украинское руководство, как известно, не только активно продвигает идею о приоритетности зоны свободной торговли, но также считает, что ЗСТ необходимо утвердить без существующих изъятий и оговорок, и она должна функционировать по единым международным принципам и нормами ВТО, т.е. важно, в первую очередь, обеспечить равные конкурентные возможности стран, которые ее формируют. Российское же правительство, настаивает на согласовании конкурентной политики, политики субсидий "прежде чем уйти от изъятий и ограничений". Иными словами, российские представители ждут прекращения субсидирования этими государствами своих производителей, поставляющих товары в Россию. Как заметил белорусский вице-премьер Андрей Кобяков: "Суть противоречий сводится к разной оценке приоритетов. Стороны пытаются реализовать свои заинтересованности". Многие сегодня убеждены в том, что ЕЭП, в конце концов, трансформируется из квартета в дуэт, поскольку, интеграция, например, с Белоруссией затруднена из-за нерыночного характера экономики страны, а объединение с Украиной не будет иметь перспектив, ввиду того, что республика ориентирована на евроинтеграцию. По мнению вице-премьера Сауата Мынбаева, у казахстанской стороны "практически нет" разногласий с россиянами по всем пунктам плана мероприятий по формированию ЕЭП, что связано с "одинаковым направлением развития" двух экономик. Казахстан уже готов унифицировать таможенный кодекс, кроме того страны согласовали условия вступления в ВТО и т.д. Как считает С. Мынбаев, быстрое развитие экономики республики происходит при небольшой емкости внутреннего рынка, расширение которого было бы наиболее реальным и эффективным за счет интеграции с Россией. В отличие от Украины, где точки зрения первого вице-премьера Николая Азарова и руководства МИД по вопросам интеграции диаметрально противоположны, в казахстанском правительстве по данной проблеме разногласий не наблюдается. 19 декабря в Астане Касымжомарт Токаев, принимая делегацию российских СМИ, подчеркнул, что Казахстан и Россия уже в настоящее время готовы к реальной интеграции. В этой связи, министр отметил, что России и Казахстану необходимо пойти на создание ЕЭП, даже если Белоруссия и Украина откажутся к ним присоединиться. Украинские власти часто напоминают, что республика в процессе углубления сотрудничества с государствами ЕЭП может "осуществлять только такие шаги, которые не противоречат евроинтеграционной стратегии" страны, отмечая при этом, что в статье 5 соглашения о ЕЭП оговорена возможность разновекторной и, главное, разноскоростной интеграции. Действительно, не так важно в какой форме будет реализована "работающая" интеграция на территории СНГ, существеннее то, что и для Украины, стремящейся в Европу, и для Белоруссии, все еще не отошедшей от советского прошлого, такое объединение с Россией и Казахстаном будет больше выгодно, чем невыгодно, и это соотношение с течением времени будет меняться в пользу формирования взаимовыгодного партнерства. О значении времени в вопросах интеграции, вероятно, хорошо знают в ЕС. Глава представительства Еврокомиссии в Казахстане, Киргизии и Таджикистане Алан Уоддамс недавно заметил, что процесс формирования ЕЭП может затянуться: "Я очень реалистично отношусь к этому вопросу и понимаю, что данный процесс займет больше времени, чем планируется". Впрочем, с некоторых пор, в этой сфере ничего конкретно и не планируется. Если еще летом российский вице-премьер Виктор Христенко делал прогнозы по поводу того, что формирование ЕЭП займет от 5 до 7 лет, то сейчас уже не называет никаких, даже приблизительных сроков, отмечая лишь, что парафированный в Москве план "нелегкий, непростой и небыстрый".
Загрузка...