Опубликовано: 830

Проблема статуса Каспия: сепаратизм как форма консенсуса

Проблема статуса Каспия: сепаратизм как форма консенсуса

Ожидавшегося подписания договора о разделе Каспийского моря между Россией и Азербайджаном, не произошло. Как заявил 9.06.02 на брифинге в Санкт-Петербурге глава российского МИДа Игорь Иванов, подписание документа планируется на самое ближайшее время и его отсрочка объясняется чисто техническими причинами.

"Принципиальное соглашение по всем пунктам предстоящего договора есть, есть общее понимание по этому вопросу, и как только решится ряд технических моментов, этот документ будет подписан",- заверил И. Иванов. По данному вопросу высказался также президент Г. Алиев, который в Баку и Петербурге, в свою очередь отметил об отсутствии каких-либо разногласий с Россией по этому соглашению. "Просто протоколисты не успели вовремя подготовить документ к подписанию, и поэтому теперь подписание документа отложено на следующий раз", - подчеркнул он. Правдоподобность такого объяснения в условиях современного международного делопроизводства можно оспорить, тем более, если учесть сложность интенсивно развивающейся ситуации в мире и регионе, требующую взвешенного и осторожного подхода. Данная отсрочка как раз и отражает остроту и напряженность момента, характерного наличием и столкновением различных интересов. Однако важно отметить другое, а именно то, что сам факт достижения соглашения между Россией и Азербайджаном, сегодня вряд ли вызывает у кого-нибудь серьезные сомнения. Ранее, подписание президентами России и Казахстана (13.05.02) протокола к Соглашению о разграничении северной части Каспийского моря между Российской Федерацией и Республикой Казахстан от 6 июля 1998 года стало логическим завершением дискуссии о возможностях и перспективах сепаратных соглашений между прикаспийскими странами по вопросам раздела Каспия. Согласно Протоколу, Россия осуществляет суверенные права на недропользование на структуре Центральная и месторождении Хвалынское, а Казахстан - на структуре Курмангазы. Более того, стороны договорились о совместной разработке указанных структур и месторождения, для чего будут созданы совместные предприятия. Свою позитивную оценку данному решению дала 15.05.02 российская компания "ЛУКОЙЛ" - разработчик месторождения Хвалынское. МИД Ирана сделал весьма предсказуемое заявление от 15.05.02 о том, что Иран не признает двустороннее соглашение между Россией и Казахстаном по разграничению северной части Каспийского моря и продолжает настаивать на достижении пятистороннего соглашения. Несмотря на упорное нежелание Ирана вести какие-либо двусторонние переговоры в данной области, продиктованное его стремлением получить 20% доли, в случае деления моря на национальные сектора, вместо 13% при делении дна моря по принципу "срединной линии", нарастает тенденция поэтапного и двустороннего правового урегулирования проблем Каспийского моря, поддерживаемая Москвой, Астаной и Баку. Важно отметить, что, определяя значение Протокола, В. Путин и Н. Назарбаев высказались не только о дальнейшем развитии российско-казахстанских отношений по освоению моря, которые поднялись на качественно новый уровень, но и фактически предложили данную инициативу в качестве примера для других. Если в ближайшем будущем Азербайджан заключит двустороннее соглашение с Россией, которое вместе с казахстанско-российским протоколом очень скоро может стать основой для трехстороннего договора, то, учитывая половинчатую позицию Ашгабада, ситуация постепенно будет складываться не в пользу Тегерана. Российские представители постоянно заявляют, что их страна не стремиться к созданию превосходства большинства при обсуждении тех или иных вопросов (так называемые формулы "три плюс два" или "четыре плюс один"), касающихся определения статуса Каспия. Однако они неоднократно подчеркивают, что по многим важным вопросам существует единство взглядов у четырех государств СНГ - правопреемниц бывшего СССР. Тем самым, делается попытка представить Иран в качестве основного источника противоречий в переговорном процессе. Более того, свое мнение высказали США, например, в лице представителей Американо-азербайджанской торговой палаты. Они заявили, что Ирану следует прекратить оказывать давление на соседние прикаспийские государства, продвигая свой принцип разделения моря. Еще более строго и определенно выразился заместитель государственного секретаря США и бывший сопредседатель палаты Ричард Армитидж, когда заявил следующее: "Мы не будем молча стоять рядом и смотреть, как они давят на своих соседей. Это должны понимать все". Учитывая трансформацию российско-иранских отношений в сторону некоторого охлаждения в целом, (несмотря на то, что Иран является одним из крупнейших покупателей российского оружия), можно сказать, что Россия фактически идет по пути изоляции Ирана в решении проблемы правового статуса Каспийского моря. На первый взгляд, позиции Туркменистана и Ирана в отношении невозможности двусторонних переговоров практически совпадают, что стало заметно на саммите в Ашгабаде. Однако, предлагая приостановить работы на спорных территориях, С. Ниязов не учел (скорее, не счел необходимым) тот факт, что многие территории, которые могут быть определены как спорные для одной стороны, другой стороной могут восприниматься как бесспорно собственные. Достаточно вспомнить агрессивные действия иранского сторожевого корабля по отношению к судну Бритиш Петролеум в июле прошлого года, проводившего изыскательские работы с разрешения Азербайджана. При этом также вспоминается заявление министра нефти Ирана Бижана Намдар Зангане, сделанное в этом году, о том, что его страна не будет дожидаться окончательного соглашения о разграничении Каспийского моря на национальные сектора и в скором времени приступит к реализации нефтяных и газовых проектов на той территории, которую она "считает" своей. Кроме того, Иран будет препятствовать действиям других стран на "своей" территории Каспия. Позиция Ирана продиктована рядом обстоятельств, среди которых можно выделить, кроме стремления получить дополнительно около 7% акватории моря (вариант кондоминиума в условиях современной международной обстановки в регионе остальными сторонами серьезно рассматриваться не может) и другие причины. Это серьезные территориальные противоречия с Азербайджаном на Каспии (например, месторождение Араз-Алов-Шарг и др.), столкновения интересов с Россией и (в дальнейшем) с Казахстаном по вопросам цен экспортируемой сырой нефти, конкуренция с Россией по проблеме строительства трубопроводов. Также можно добавить негативное отношение к укреплению отношений США с Россией, Казахстаном и Азербайджаном, самоизоляцию Ирана от стран с демократической ориентацией, которая проявляется не только на идеологическом уровне, но и в закрытости по отношению к транснациональным энергетическим и другим компаниям и т.д. Кроме того, в Иране наблюдается консолидация общества вокруг популярного сегодня тезиса о необходимости защиты прав иранского народа на Каспийском море. Все это свидетельствует о том, что категоричное, на первый взгляд, стремление Ирана к "всеобщему" консенсусу в этом вопросе отражает его стратегию и тактику, представляющие собой лишь форму сепаратизма. Оно реально несет в себе много мотивов, реализовать которые он предполагает путем использования противоречий между странами региона, для достижения максимального компромисса в свою пользу. Впрочем, как и остальные четыре государства, активно пропагандирующие принцип коллегиальности в решении проблем Каспия.
Загрузка...