Опубликовано: 945

Приватизация идет, вопросы остаются

Приватизация идет, вопросы остаются

Недавно председатель Госкомимущества Узбекистана Махмуджон Аскаров обнародовал статистические данные по приватизации в разрезе страны.

По его мнению, главной задачей на 2005 год станет "увеличение роли частного сектора в экономике и сокращение доли государства путем углубления процессов приватизации государственных предприятий с преимущественной их реализацией целиком в частную собственность". Безусловно, этот шаг официального органа, занимающегося разгосударствлением, имеет под собой мотивы, пренебречь которыми узбекское правительство никак не могло. Не последнюю роль в этом играют пожелания представителей международных финансовых институтов больше контактировать с частным сектором. Известный узбекский экономист считает, "что намеченный весьма крутой поворот в приватизации есть мера вынужденная, ибо за границей осознают неэффективность управления на государственных предприятиях и компаниях. И чем меньше доверия будут испытывать иностранцы к узбекской государственной машине, тем более явной станет необходимость серьезных структурных реформ". Также на повестке дня Госкомимущества - реформирование системы управления приватизированными предприятиями и отраслями экономики. Не означает ли это признание на официальном уровне неэффективности старых методов и форм управления, построенные по принципу клановой принадлежности? И почему необходимость кардинальных мер понята так поздно? Эти вопросы так и не были заданы председателю Госкомимущества. Аскаров отметил, что в 2004 году реализовано 1830 государственных предприятий, объектов, пакетов акций и долей (в 1,2 раза больше, чем в 2003 году). Причем, частному сектору реализовано 753 предприятия и объекта целиком, 826 государственных пакетов акций (долей), а также активы и имущество 251 низколиквидного предприятия и объекта переданы по нулевой выкупной стоимости в счет выполнения инвестиционных обязательств (в том числе и со стороны иностранных инвесторов) на общую сумму 94,6 млрд. сумов. Иностранным инвесторам продано 75 предприятий и объектов. Цифры цифрами, хотя без анализа они ничто. Как рассказал известный узбекский экономист, принявший самое активное участие на первых этапах узбекской приватизации "Она (приватизация - А.А.) в тогдашней ГДР и Узбекистане, можно сказать, прошла по одному и тому же сценарию. Мы четко понимали, что российский опыт нам не подходит. Всеобщая ваучеризация и концентрация их в руках сверхбогатых людей - этот вариант был отметен сходу. Было понятно, что кроме кучки новоявленных олигархов и мощного оттока валюты за границу, ничего не получим. Главный закон экономики - деньги должны быть обеспечены товаром. В силу чего перед нами стояла сложнейшая задача: любыми путями выудить у людей излишки денег в сумме 15 миллиардов рублей (тогда еще советских - А.А.). 6 млрд. рублей были размещены в облигации государственного займа, еще 6 млрд. - на сберкнижках, 3 млрд. - на руках у населения. На всю эту денежную массу у нас не было товарного обеспечения. Было два пути: поднимать цены или в кратчайшие сроки резко увеличить выпуск товаров. Однако идти на столь непопулярные меры никто не хотел. Товаром мы сделали государственную собственность. В ходе первого этапа приватизации, когда это касалось квартир, мы многое сумели сделать, но выкачать за 2-3 года 10-12 млрд. рублей так и не смогли. Хотя приватизацию мелких объектов (жилья, торговых точек и местпрома) нельзя назвать безуспешной". Все это происходило в начале 90-х. Многие могут задать вопрос: зачем нам опыт тех далеких лет? В ответ будет один: не понимая, что произошло в начале процесса, трудно понять, что творится сегодня. Были ли тогда решены три главные проблемы: нормализация потребительского рынка, снятие инфляционного давления и социальных конфликтов, появляющихся в процессе приватизации? Когда в России правительство Егора Гайдара отпустило цены и начало "шоковую терапию", заметно пострадала и узбекская экономика, находившаяся в рублевой зоне. Вмиг все сбережения людей превратились в пыль и мусор. С тех самых пор Узбекистан прошел через этап сум-купонов и вышел на национальную валюту сум. Однако потребительский рынок лихорадило с середины 90-х вплоть до конца 2003 года. С введением конвертации сума по текущим операциям и уже проводимой к тому времени жесткой денежно-кредитной политикой была решена и проблема инфляционного давления. Ужесточение режима выдачи наличных денег, хронические задержки с выплатой заработной платы заставили население использовать то, что имеется под рукой. То, что в свое время хотели привлекать на добровольной основе, вот уже несколько лет осуществляется монетарным путем. Про конфликты в ходе приватизации говорить еще рано, ибо сам процесс еще идет с большим скрипом. Несмотря на большую долю в производстве потребительских товаров частного сектора, он еще не имеет заметной доли в ныне существующей государственной собственности. Председатель Госкомимущества также отметил, что "на развитие малого бизнеса коммерческими банками и внебюджетными фондами направлено 247,6 млрд. сумов, что на 18,6 % выше суммы, предусмотренной на эти цели в 2003 году (208,8 млрд. сумов). За счет кредитных линий, открытых международными финансовыми организациями для развития малого бизнеса, через коммерческие банки выделено кредитов на сумму 759,8 млн. долларов. Только в 2004 году за счет этих средств выделено 91,3 млн. долларов". Заметна существенная разница между "на развитие малого бизнеса" и "выделено кредитов". По данным узбекского Госкомстата, за 9 месяцев 2004 года удельный вес банковского инвестирования в основной капитал составил 37,6 млрд. сумов, в общем объеме 1,52 млрд. сумов, или 2,4 %. Разговоры на самом высоком уровне о необходимости сделать доступными кредиты и в начале 2005 года остались лишь разговорами. По экспертным оценкам, "о необходимости структурных преобразований знают в Узбекистане все специалисты-макроэкономисты, хотя высказывать вслух свои мысли не хотят. Реформы отдельно взятых направлений, будь-то даже приватизация, кардинально ситуацию не изменят".
Загрузка...