Опубликовано: 976

Пресса в карете

Пресса в карете

"Скорая медицинская помощь" или 03 - является неотъемлемым атрибутом жизни с незапамятных времен.

"Неотложку" сегодня как критикуют, так и благодарят. Некоторым она продляет жизнь. Некоторые, вызывая ее, решают проблему одиночества, которое, сегодня стало массовым - парадоксы сегодняшнего дня. Медицинские учреждения, несмотря на то, что призваны на службу обществу, порой являются достаточно закрытыми организациями, по крайней мере, для прессы, а стало быть, для общественности. О чем это может говорить? Наверное, о том, что докторам есть что скрывать. А тайны, как известно, больше всего, привлекают внимание. Для того чтобы воочию посмотреть на работу медиков "неотложки" отстраненным, беспристрастным взглядом наблюдателя, а, слава богу, не пациента, мы обратились с просьбой на алматинскую Станцию скорой медицинской помощи (ССМП) подежурить вместе с медиками. После достаточно быстрых бюрократических ритуалов по согласованию с вышестоящим медицинским руководством из городского департамента здравоохранения, меня определили на одно из таких дежурств. В самом здании ССМП находиться и работать достаточно комфортно. Там сделан евроремонт, есть комната для отдыха, столовая и спальни для медперсонала. В перерывах между вызовами можно посмотреть телевизор. В общем говоря, станция производит благостное впечатление. Врач­кардиолог, Лейла Оспанова, с которой нам довелось дежурить - молодая, высокая, но на вид - очень строгая "профессор от медицины" в солидных очках, в жизни оказалась достаточно обаятельной, общительной девушкой с чувством юмора (без которого никак не обойтись, на ее взгляд) и с философским взглядом, наверное, на все жизненные ситуации. Фельдшер Шухрат Абдрасулов - молодой, темпераментный человек, у которого в глазах живо играют искорки здорового. Он ловко обращается со всеми инструментами: шприцами, ампулами, и таблетками. Экипаж кареты скорой помощи не большой: врач­реаниматолог и фельдшер. Это считается хорошо, потому что врача могут отправить на дежурство одного или одну, - если она женщина, либо двух женщин. Естественно, одному без помощника работать всегда трудней и даже опасней. Врач­мужчина еще может как­то постоять за себя. Женщине это сделать намного труднее. Водитель скорой помощи не в счет - он не относится к сотрудникам медперсонала, хотя иногда оказывает медикам посильную помощь. В сутки на одну медицинскую бригаду приходится примерно 20­30 вызовов. Врачи скорой помощи, своего рода, универсалы. Им приходится заниматься лечением, многих заболеваний, - будь то инфаркты, инсульты, почки, печень, желудок, переломы, отравления и т.д. и т.п. Такая поточная, даже экстремальная практика является хорошей школой для медика. Здесь практический навык и знания приобретаются в течение 5­7 лет. Кроме того, скорая помощь воспитывает у врача "железный характер", как на переднем крае фронтовой полосы. Даже отношения между "офицером" и "прапорщиком" - доктором и фельдшером на скорой помощи в отличие от амбулатории, лишены снобизма в субординации и вертикального подчинения - чаще они боевые "товарищи по оружию". У врача скорой помощи достаточно опыта, чтобы найти более спокойную и комфортную работу, например, в иностранной фирме. Но там необходимо знание английского языка. Некоторые доктора после 7 - 10 лет остаются здесь, что называется "прикипают", и работа превращается в образ жизни. Некоторым врачам скорой помощи приходится трудиться на двух "работах" - на одну зарплату прожить - дело невозможное. Жалованье доктора скорой помощи иногда не дотягивает и до 100 у.е. Порой она составляет 12 - 13 тысяч тенге со всеми регалиями, званиями, суточными дежурствами и т.д. В качестве самоутешения доктора шутят: "Зато не потолстеешь!". Многие женщины, работающие здесь, как правило, одиноки. Лейла Оспанова видит причину в том, что женщинам­врачам трудно ужиться в семье. Основные "минусы" - это круглосуточные дежурства (сутки через трое), вторая работа и т.д. Во­первых, "бедный" муж видит свою супругу раз в трое суток, и то спящую, если повезет. Во­вторых, сказывается ревность. Не всякому главе семейства захочется отпускать свою благоверную "в ночь" в мужской компании, да еще и с угрозой нападения. В данном случае, самая идеальная семейная пара - это брак между коллегами: он - врач, она - фельдшер или наоборот. Некоторые врачи, наверное, хотели бы перейти на более спокойную работу, но тут есть ряд своих "но". Амбулатории или стационары иногда пронизаны коррупцией. Чтобы туда устроится, необходимы "связи". Главному врачу или начальнику отделения нужно сделать неформальный вступительный взнос, который может составить от 500 до 1000 американских у.е. Потом нужно платить ежемесячно. Докторскую коррупцию для пациентов мне лично пришлось испытать, что называется, на собственной шкуре, когда "лег" в стационар нейрохирургии. Однажды в российской прессе обсуждалась проблема введения на законодательной основе процедуры эвтаназии. Эвтаназия - разрешенная законом процедура умерщвления пациента на добровольной основе, если он страдает неизлечимой болезнью, которая доставляет страдание, боль. Данная тема широко обсуждалась в Европе и Америке. По мнению Лейлы Оспановой, в Казахстане нет необходимости внедрять данную меру. Во­первых, пациенты очень быстро умирают, видимо, намучившись от жизни. Во­вторых, для этого нет свободных средств. Больные также умирают от неправильно поставленного диагноза, от не вовремя оказанной помощи, от неправильного лечения, от не квалифицированности самого доктора, от скрытой болезни, о которой пациент не хотел рассказывать. К слову сказать, не все больные признавались, что у них был СПИД, чтобы не травмировать родственников и обезопасить себя от "дурной славы". А на фоне СПИДа, как известно, может развиться любое самое безобидное заболевание, которое и приводит к летальному исходу. Бывали и противоположные случаи. К примеру, пациент находится в преклонных годах - 80 лет. Приехавший доктор начинает уже констатировать смерть, а пациент вдруг оживает. Так однажды случилось с престарелым любовником, находившимся в гостях у своей относительно молодой пассии. Все подумали, что он отдал Богу душу, оказалось, просто прихватило сердце. Откровенно говоря, молодая оказалась в щекотливой ситуации перед родственниками. В результате, ей пришлось "отчитываться". Но эта история уже из разряда счастливых курьезов. Одна из основных "проблем" скорой помощи - это бомжи, нищие и их "коллеги". Государство пока не решило проблему их обустройства, а больницы, лечебные заведения, естественно, не могут содержать их вечно. Полиция также лишний раз не хочет с ними связываться. В результате, между скорой помощью, больницей скорой помощи и полицией на этой почве разгорается непримиримый конфликт. В день моего дежурства бригада "обслужила" двоих бомжей. Первая была женщина, промышлявшая, видимо, на паперти у Никольской церкви. Когда мы приехали, она лежала под деревом на дороге в сквере, замерзая от холода. В тот день выпал мокрый снег, да и ветер был пронизывающим. От "больной" сильно разило огненной водой. При этом она клятвенно заверяла, что была трезва, как стеклышко. В конце концов, ее убедили признаться в возлиянии горячительных под угрозой остаться замерзать на улице. Собственно говоря, опьянение и признание в нем ей и помогли. Если бы она была на тот момент трезвой, медики не стали бы ее доставлять в токсикологическую больницу скорой медицинской помощи (БСМП). Медики говорят, что "неотложку", зачастую вызывают пациенты, которые регулярно принимают химические препараты. "Химия", как известно, вызывает различные осложнения, которые могут провоцировать другие заболевания. Как и у всяких социальных служб, которые работают по первому вызову, у скорой помощи случаются и ложные звонки. Но, как ни странно, некоторые медики рады им. Во­первых, их бывает не так много, во­вторых, эта гарантия того, что не придется снова устраивать ночлег бомжу, алкоголику, наркоману или просто усмирять буйного неврастеника. Врачи из скорой помощи говорят, что их иногда вызывают доктора из амбулаторий и стационаров или из частных клиник из­за низкой квалификации последних. Бывало так, что медики из амбулаторий "забывали" взять традиционные анализы у пациента, либо не могли прочитать показания кривого графика ЭКГ. Медики скорой помощи приводят случаи, когда больные погибали из­за врачебной ошибки. Доходило до вопиющих вещей, когда обширный инфаркт сердца гореврачи перепутали с ангиной. В результате умер молодой мужчина в возрасте 40 лет, несмотря на то, что он "угасал" на протяжении 5 дней. За это время его наверняка можно было спасти посредством оказания квалифицированной медицинской помощи. Как известно, люди умирают не только от старости. Статистика показывает, что много людей гибнет в молодом возрасте. Однажды в центре города умер молодой парень в возрасте 25 лет. Ему стало плохо, - он упал и скончался на месте, не приходя в сознание. Такие смерти могут быть связаны с тем, что человек, к примеру, в погоне за заработком, очень мало времени уделяет себе. В то время как нужно зарабатывать "на жизнь", сидеть в очереди в поликлинике, нет времени. Откладываешь "на потом", "на следующий понедельник" или месяц. А болезни все копятся, копятся… в "букет", потому что их не долечивают, переносят "на ногах", а потом они выливаются в приступы, или приводят к летальному исходу. На уровень смертности также влияют проблемы психологического порядка или так называемый "синдром хронической усталости", как называют его американские медики - там покурил, здесь понервничал, перенес грипп на ногах и т.д. Они говорят, что в крови живут т.н. возбудители или паразиты, которые "съедают" живые клетки, снижая тем самым общий иммунитет наподобие СПИДа. Эти клетки начинают "активизироваться", когда человек переживает нервные стрессы, "неудовлетворенности" и т.д. Иногда у человека просто нет возможности "выплеснуть" все накопившиеся эмоции, выговориться или даже "проораться". То есть в данном случае психика напрямую воздействует на физиологию. Празднование нынешнего Нового года было не очень веселым для дежуривших медиков. Им пришлось констатировать большое количество смертей. Среди умерших были и молодые люди. Смерть среди молодых также связана с распространением наркотиков. Врачи скорой помощи безошибочно могут сказать, когда в город поступает новая партия зелья. В такие периоды увеличивается число вызовов "неотложки", потому что целая партия наркотиков оказывается не качественной. Врачи скорой помощи оказывают ликбез наркоманам по части качества и дозы. Следовательно, благодаря им, наркоманы становятся "грамотными" - они знают научные названия наркотических медикаментов. С другой стороны, такая грамотность усиливает риск нападения и самовольного, насильственного изъятия наркоманом у доктора необходимой дозы. С точки зрения стороннего наблюдателя, работа на скорой помощи является вещью психологически­терапевтической. За время дежурства можно наблюдать контраст, каскад человеческих жизней от самых низов и почти до самых верхов. При этом возникают своеобразные ощущения от такого круговорота. Возможно, они, от своей частоты со временем, могут притупиться, впрочем, как и любые другие "свежие" впечатления в новой профессии. Наблюдать чужие жизни - это одна из уникальных черт медицинского ремесла. Такая же уникальность, - внезапно вторгаться в чужую жизнь, - наверное, есть еще и у полицейских. И именно они, чаще всего, встречаются с докторами на различных ЧП… Электронный адрес автора: peternnp@yahoo.com
Загрузка...