Опубликовано: 2256

Политика и экономика Таможенного Кодекса

В торгово­экономических отношениях России и Казахстана настал период переосмысления. В начале этого года в РФ принят новый таможенный Кодекс.

Его презентация была проведена российскими таможенниками для казахстанских участников внешнеэкономической деятельности (ВЭД) накануне праздника 8 Марта. На встрече таможенных чинов России, Казахстана и отечественных предпринимателей обсуждались, конечно, актуальные вопросы, которые имели узкопрофессиональную направленность, и которые обычно публикуют в бюллетенях. В начале этого года уже возникал повод для обсуждения проблем в казахстанско­российских отношениях. Поводом послужил очередной визит к своему казахстанскому коллеге и vis-a-vis президента Владимира Путина, который открыл год России в Казахстане. Природа чьего бы то ни было таможенного законодательства, как правого акта, является неким противовесом международному праву. Как известно, любое международное законодательство имеет тяжеловесный приоритет перед национальными законодательствами стран мира. В данном же случае, внутреннее законодательство страны напрямую влияет на международные отношения. Зачастую таможенное законодательство является предметом столкновений, торга, переговоров, - в общем, дипломатических отношений на международной арене. С этой целью когда­то была создана Всемирная торговая организация (ВТО), где лидирующее место принадлежит, как известно, мировому гегемону. ВТО как раз и взламывает таможенное законодательство стран мира, урезонивает и охлаждает пыл несговорчивым участникам международных отношений. Ведь не зря же мировые финансовые организации (те же МВФ и Всемирный банк) неустанно пытаются лоббировать необходимые для себя тарифы именно в таможенном кодексе. Вероятно, есть и другие законодательные акты, которые являются полем брани. Следовательно, таможенное законодательство является одним из самых ярких и классических образцов столкновений. Появление нового законодательства продиктовано существенными изменениями характера и качества внешнеэкономических связей. "Ранее действовавший российский таможенный кодекс содержал множество отсылочных норм. В результате отношения, связанные с перемещением товаров через границу, регулировались более чем 3,5 тыс. подзаконных актов государственного таможенного комитета РФ", - подчеркнул представитель ГТК России. Новый кодекс, по мнению россиян, позволит уйти от подобной практики, поскольку направлен на упрощение и ускорение таможенных процедур и построен на принципе единства технологии таможенного оформления внутри страны. Кроме того, нормы таможенного законодательства России, как и Казахстана, теперь унифицированы в соответствии с международными требованиями. Подчеркнув необходимость и своевременность принятия нового таможенного кодекса, таможенный чиновник вместе с тем отметил, что практика применения документа требует большой разъяснительной работы, как среди таможенников России и Казахстана, так и среди участников внешнеторговой деятельности. За период месячного действия Кодекса уже принято порядка 80 разъяснительных и регулирующих документов. В связи с этим костанайские таможенники внесли предложение о создании Уральского Интернет-ресурса в режиме "вопрос - ответ" с тем, чтобы оперативно решать возникшие по таможенному оформлению трудности. Кроме того, россияне не исключают, что новый документ, направленный, в первую очередь, на создание благоприятных условий для законопослушных участников ВЭД, некоторое время будет облегчать перемещение через границу контрабанды и наркотиков. Чтобы минимизировать такую возможность российские и костанайские таможенники отрабатывают план совместных мероприятий, приемов и методов по предотвращению подобных фактов. Участникам ВЭД было предложено подавать предложения и обращаться за разъяснениями норм нового таможенного кодекса России в таможенные органы РК и РФ. Часть своих проблем предприниматели могут решить с таможенниками и сами. Только когда "уже ничего не получается", бизнес обращается к масс­медиа (с жалобами на чиновничий беспредел). И это, по всей видимости, оказывает свое магическое действие. Несмотря на многочисленные обвинения в коррупции адресуемые бизнесменами в адрес таможенников, последние стали чуть открытыми, терпимыми и демократичными, хотя до идеала еще далеко. Нужно сказать, что среди самих предпринимателей­участников ВЭД не всегда преобладает единство. Да, наверное, оно не может существовать всегда. К примеру, таможенные брокеры и таможенные декларанты являются непримиримыми врагами. Последние считают первых "кровопийцами трудового народа" и подозревают в аффилиированности с таможенными властями. А брокеры считают, что они просто зарабатывают свой хлеб, как могут, и нечего зазорного тут нет. Институт таможенных брокеров есть во многих странах, но развит везде не одинаково. Некоторые специалисты считают, что непомерно развитый институт брокеров - есть результат забюрократизированности, неповоротливости и, следовательно, коррумпированности таможенных чинов. В странах, где процедуры прохождения таможенных процедур свободны от волокиты, роль брокеров снижена и доведена до минимума. Если таможенный декларант может пройти через "одно окошко" (чего сегодня добиваются предприниматели), брокер становится "не таким нужным". Он становится востребованным реже. Одним из начал в отношениях между державами является заключение договоров "О вечной дружбе" ("О ненападении", "О любви, мире и созидании" и т.д.). Отношения между Казахстаном и Россией базируются на договоре о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи от 25 мая 1992 года. В подтверждение незыблемости добрососедских отношений и равноправного партнерства, Казахстан и Россия 6 июля 1998 года подписали исторический документ - Декларацию о вечной дружбе и союзничестве, ориентированный в XXI столетие. Но если между странами не отрегулирован вопрос о тарифах, дружба может потерять свой священный ореол "вечности и незыблемости", а равнодушие развеет любой энтузиазм. Развитие торгово-экономических связей с Российской Федерацией занимает ведущее место во внешнеэкономической политике Республики Казахстан, что обусловлено историческими, традиционными хозяйственными связями и большой протяженностью совместной границы. Российская доля во всем внешнеторговом обороте Казахстана велика - 25%, а в объеме импорта еще больше - около 40%. Вряд ли где-нибудь в мире еще есть такие пропорции во взаимной торговле между крупными странами. Из всех соседних стран Казахстан наиболее легко урегулировал вопросы пограничного разграничения с Россией, хотя российско-казахстанская граница, как известно, самая длинная в мире. Понятно, что на таком фундаменте лидеры двух стран могли ничуть не преувеличивая, говорить комплименты друг другу и уровню отношений на открытии года России в Казахстане. Россия по-прежнему занимает первое место среди стран основных торговых партнеров, являясь крупнейшим поставщиком товаров на казахстанский рынок и основным потребителем казахстанской продукции. Сухопутная граница между Россией и Казахстаном составляет 7,5 тысяч километров, и, следовательно, благодаря этому существует огромное количество взаимовыгодных интересов, как в экономических, так и в политических областях обеих стран. Хотя товарооборот между нашими странами достигает пяти миллиардов долларов, но тревожный факт: в прошлом году он снизился в приграничных районах на 11% по сравнению с 2001 годом. И поэтому важно решение, которое приняли оба президента, оно зафиксировано в совместном заявлении: необходимо взаимодействовать на границе как можно теснее и создать здесь необходимую инфраструктуру. Как заявил Владимир Путин, режим российско-казахстанской границы должен не разделять, а объединять наши народы, и здесь именно тот случай, когда граница может работать на экономическое процветание наших стран. По словам Путина, эта работа обязательно будет выведена на высший уровень, и уже в Москве началась подготовка документов для того, чтобы подписать между Россией и Казахстаном межправительственное соглашение о сохранении Каспия. Казахстан занимает третье место после Украины и Белоруссии во внешнеэкономических связях России с государствами СНГ. Доля Российской Федерации в товарообороте Казахстана со странами СНГ в 2002 году превысила 25 процентов. В общем объеме товарооборота России с государствами Содружества доля Казахстана составляет 15 процентов. В товарной структуре экспорта в Россию из Казахстана преобладают энергоресурсы и сырьевые товары. В июне 2002 г. учреждено совместное предприятие ЗАО "КазРосГаз" с участием ОАО "Газпром", начала работу энергетическая компания на базе Экибастузской ГРЭС-2 с участием РАО "ЕЭС России". Компания "Башнефть" приступила к буровым работам на юге Актюбинской области, став второй после "Лукойла" российской компанией в нефтегазовом секторе Казахстана. Традиционно наибольший удельный вес в объеме экспорта в Россию занимают минеральные продукты (60% - в январе-июне 2003г. и, соответственно, 61% - в январе-июне 2002г.), продукция химической и связанных с ней отраслей промышленности (12% и 13%), неблагородные металлы и изделия из них (12% и 12%). В январе-июне 2003г. по сравнению с январем-июнем 2002г. экспортные поставки в Россию увеличились в целом на 33%, практически по всем основным товарным группам (экспорт минеральных продуктов - на 31%, из них: уголь каменный на - 47%, газовый конденсат на - 92%, руды и концентраты марганцевые на - 46%, руды и концентраты хромовые на - 12%). Поставки продукции химической промышленности возросли на 24%, главным образом, за счет увеличения вывоза оксидов и гидроксидов алюминия (на 31%). Поставки неблагородных металлов увеличились на 40% за счет увеличения вывоза плоского проката (на 48%). Значительный вклад в увеличение стоимостного объема экспорта внес рост средних экспортных цен на сырую нефть и газовый конденсат, уголь, плоский прокат. К перечню групп товаров, по которым в январе-июне 2003 г. по сравнению с аналогичным периодом прошлого года наблюдается рост вывозимых изделий, относятся: пластмассы и изделия из них (на 40%), изделия из камня, гипса, цемента (77%), приборы и аппараты (30%). Закупки товаров из России играют решающую роль в обеспечении республики по ряду важнейших товаров. Она является главным поставщиком на казахстанский рынок минерального топлива, нефти и нефтепродуктов (79% от всего ввезенного топлива Казахстаном), из них завезено 71% - российского кокса, 98% - автомобильного бензина, 78% - дизельного топлива, 56% - смазочных масел, 86% - электроэнергии. В России были закуплены 27% всех импортируемых Казахстаном легковых автомобилей, 45% - грузовых и половина автомобилей специализированного назначения. Завезено 59% - от объема всего ввезенного в республику молока и сливок, 44% - шоколада и прочих пищевых продуктов, содержащих какао, 35% - кондитерских изделий из сахара, 39% - растительного масла. Из 89 российских регионов 72 имеют в Казахстане свои экономические интересы. И теперь, видимо, российско-казахстанские связи нужно выводить на более высокий уровень. И здесь можно использовать потенциал приграничных с Казахстаном регионов. Об этом Владимир Путин заявил российским министрам еще до их роспуска. Вероятно, эту же мысль он будет развивать уже в среде нового состава кабмина. Одним из пограничных мостов, связывающих наши государства, является город Омск. Он расположен всего в 200 километрах от границы с Казахстаном, так что именно на этом примере можно судить о перспективах приграничного сотрудничества. Экономические отношения в приграничных районах развиваются всегда по особой схеме. По мнению президента РФ, нужно дать регионам больше возможностей для прямых связей. Россия заинтересована в развитии сотрудничества с Казахстаном в различных сферах, и в первую очередь в топливно-энергетической сфере, инновационных высокотехнологичных отраслях. Казахстанский глава государства считает, что Россия "выиграла бы" от этого шага за счет увеличения потоков по своей территории грузов из Украины, Белоруссии и Казахстана. Решение данной проблемы, полагает Нурсултан Назарбаев, способствовало бы выполнению поставленной главами Казахстана и России задачи об удвоении взаимного товарооборота по сравнению с $5,5 млрд. за 2003 год. Президент Казахстана отметил, что в общем объеме импорта в Казахстан на Россию в настоящее время приходится доля в 38%, а казахстанский экспорт в Россию занимает 15% от общего объема поставляемых в РФ товаров. Объем российских инвестиций, вложенных в Казахстан, растет достаточно динамично - в прошлом году он приблизился к $2 млрд (из них $ 1,5 млрд. приходится на нефтяные проекты компании "Лукойл"). Эта цифра остается на уровне тех, что вкладывали в экономику Казахстана Соединенные Штаты в годы наибольшего инвестиционного бума в республике. Для общей картинки внешнеторговых отношений Казахстана с мировыми державами хотелось бы отметить следующее. В январе-сентябре 2003 г. казахстанские предприятия имели отношения с торговыми партнерами в 149 странах мира (а что интересно, в январе-сентябре 2002г. отношения поддерживались со 153 государствами). На поверку выходит небольшое снижение. В 2003-м экспорт из страны за неполный год (11 месяцев) вырос почти на целых $3 млрд против показателя полного 2001 года, - с $8,6469 млрд до $11,5920 млрд. При этом доля России в объеме экспорта из Казахстана в процентном отношении сократилась с 20,2% до 15%, а в конкретном стоимостном выражении выросла всего ничего - с $1,7466 млрд до $1,7585 млрд. То есть - на $11,9 млн. Другими словами, стоимость объема российского импорта из Казахстана за 2 года (2001-2003 гг.) возросла всего на 0,68%. И это при том, что только за 11 месяцев 2003 года казахстанский экспорт в стоимостном выражении "потяжелел" на целых 33%. Картина с Китаем выглядит несколько лучше. Его доля в объеме экспорта из Казахстана в процентном отношении увеличилась с 7,6% до 12,1%, а в стоимостном выражении - с $0,6571 млрд. до $1,4000 млрд. Следовательно, стоимость объема китайского импорта из Казахстана в денежном выражении стала больше в 2 с лишним раза. За 11 месяцев 2003 года (январь-ноябрь) общие объемы экспорта из Казахстана по сравнению с аналогичным периодом предыдущего, 2002 года увеличились на целых 33%. А вот показатель вывоза казахстанских товаров конкретно в Россию за последние почти 2 года (конец 2001 года - конец ноября 2003 года) вырос всего лишь на 0,68%. Это говорит о том, что экспортно-импортные отношения между Казахстаном и Россией сейчас переживают стагнацию, или, иными словами, застой. 3 года тому назад, когда в связи с актуализацией вопроса вступления в ВТО наши правительственные должностные лица только начинали говорить о том, что официальная Астана полна решимости войти туда вместе с Россией и согласованно с ней, ситуация была совсем иной. Тогда, в 2001 году, Бермудские острова в списке основных покупателей казахстанской продукции находились на втором месте (их доля в общем объеме экспорта из нашей страны составляла 14,1%), уступая лидерство России (20,2%). Но уже тогда они оставили далеко позади Украину (5,7%). А Беларусь вообще на целый порядок уступала Бермудским островам по показателю доли в экспорте из Казахстана. И вот что еще было примечательно тогда. Доля Бермудов равнялась почти половине совокупной доли всех стран СНГ в экспорте из Казахстана. В 2002 году Бермуды и Россия уже поменялись местами. С тех пор порядок сохраняется. Результаты за январь-июль прошлого года были такие: Бермудские острова - 21,7% (1-е место), Россия - 15,5% (2-е место), Китай - 11,8% (3-е место), Швейцария - 11,4% (4-е место) и Италия - 7,3% (5-е место). Основной объем экспортных поставок Казахстана по итогам семи месяцев 2003 года приходится на долю Бермудских островов, импортных - России. В 2003 году стали прорываться в ряды лидирующих экспортеров продукции Казахстана и другие международные офшорные зоны в Западном полушарии. Виргинские острова по результатам четырех первых месяцев прошлого года заняли твердое первое место в списке покупателей продукции, производимой в Актюбинской области, вывозимой оттуда за границу. Впрочем, это вовсе не значит, что их покупательские показатели в отношении всего Казахстана не столь впечатляющи. Уже в том самом 2001 году они у Виргинских островов (5,1%) были сопоставимы с аналогичными показателями Украины (5,7%). С тех пор имеют место лишь такие изменения, которые говорят в пользу малоизвестной в Казахстане островной страны. К примеру, Украина ни у одной казахстанской области не ходит в главных экспортно-импортных партнерах. Тут Виргинские острова точно обошли ее. Впрочем, они впереди нее оказываются уже не только здесь. По итогам января-июля 2003 года как покупатели Казахстана Виргинские острова (4,5%) обошли не только Украину (2,6%), но также и таких крупнейших традиционных торговых партнеров нашей страны, как Иран (3,3%), ОАЭ (2,8%), Польша (2,4%), Германия (1,2%), Великобритания (1,1%). На начало августа 2003 года одни только Бермудские острова как экспортер для Казахстана стоили значительно больше (21,7%), чем Россия (15,5%), Украина (2,6%) и Беларусь (менее 1%) вместе взятые (19,1%). А Виргинские острова - больше (4,5%), чем Украина (2,6%) и Беларусь (менее 1%) вместе взятые. Тогда объем экспорта Бермудов (с их всего лишь 60-тысячным населением и площадью в 59 кв.км) из Казахстана был вполне сопоставим с совокупным экспортом всех 11 других стран СНГ (с общим количеством населения свыше 260 млн человек и общей площадью почти 20 млн кв.км) из нашей страны во главе с Россией и Украиной - 21,7% против 21,9%. А вместе Бермудские и Виргинские острова оставили далеко позади все 14 бывших братских нам по Союзу республик, с которыми у нас в течение почти всего XX века была общая экономика и валюта. С точки зрения сегодняшней нашей жизни важно следующее. Показатели экспорта из Казахстана в страны СНГ за последние годы стремительно уменьшаются, а на Бермудские острова, что самое интересное, увеличиваются. Еще в 2001 году СНГ в целом (30,4%) по этой части более чем в 2 раза опережал Бермуды (14,1%). Нынче, как мы уже говорили, их показатели сравнялись. Доля государств СНГ в общем объеме экспорта из Казахстана в январе-июле 2003 года снизилась по сравнению с аналогичным периодом 2002 года на 2,5% - с 24,4% до 21,9%. Конечно, можно говорить: а ВТО тут при чем?! В том-то и дело, что мы вступаем туда с целью приобрести благоприятные условия для расширения своего экспорта в другие страны. Никакой более важной задачи здесь нет. Но если наша экономическая политика направлена на создание такой ситуации, при которой в структуре нашего экспорта наблюдается стойкий рост веса сырья (нефти, газа и т.д.) как вывозного товара, а также доли офшорных зон в качестве его покупателей, нам определенно нет никакой нужды вступать в ВТО. Во-первых, нефть, она, как говорится, и в Африке нефть. Во-вторых, для торговли своим товаром преимущественно через офшорные зоны те благоприятные условия, которые сопряжены с членством в ВТО, не очень-то нужны. А вот на каких условиях наша продукция будет перепродана, скажем, с тех же Бермудских островов конечному покупателю - нас в Казахстане и вовсе не должно волновать. Потому что с таких операций нашему государству точно ничего не перепадает. Если экспорт из Казахстана в другие страны ЕврАзЭС, своего рода малой, эсэнговской ВТО, с конца 2000 года или с тех пор, как она была учреждена с участием нашей страны, не растет, а, наоборот, уменьшается, да еще в пользу его увеличения в офшорные зоны, какая есть гарантия того, что все сложится лучше с точки зрения интересов казахстанского государства и общества в целом в случае вступления во Всемирную торговую организацию?! Если основной причиной вступления в ВТО является вопрос нефти, то определенно, инициативу по вступлению в Организацию смело можно отложить до лучших времен. Заодно появится возможность воспитать национального производителя, о чем все время и говорят отечественные производители. С октября 1997 года функционирует межправительственная комиссия по сотрудничеству. На седьмом заседании, состоявшемся 20 марта 2003 г. в Астане, рассмотрены вопросы реализации Программы экономического сотрудничества на 1999-2007 годы, Программы приграничного сотрудничества на 1999-2007 годы, проанализированы возможности расширения сотрудничества в торгово-экономической области, и сфере топливно-энергетического комплекса, военно-технических связей, функционирования комплекса "Байконур", на транспорте, в межбанковской и инвестиционной сферах. Наметившееся в последний год переосмысление стратегии РФ в ближнем зарубежье заставляют по-новому взглянуть на роль Казахстана в процессе очередного "собирания земель" вокруг Москвы. В случае углубления российско-беларусских отношений проблема присоединения к Союзу Казахстана приобретает особое звучание. Если удастся превратить складывающуюся Двойку в Тройку, такая структура соединит в себе порядка 70-75% потенциала бывшего СССР и сложится новая геополитическая реальность при которой "сырьевая база" (Казахстан) через "ключевую территорию" (Россия) получит прямой выход на мировой рынок через "сборочный цех" и "ворота в Европу" (Белоруссия). Нет нужды говорить о том, какие преимущества при этом получат все участники такого государственного объединения. Казахстан нужен России не только как геостратегическая и геоэкономическая единица, территория исторического влияния и место жительства миллионов соотечественников. Эта республика необходима Российской Федерации и как средство российской самоидентификации. Новой России сейчас следует стремиться к выходу в отношениях с бывшими советскими республиками на качественно новый уровень. Только такое усилие может переломить кризис политической воли и апатию, овладевшие обществом и властью РФ после распада СССР, аннулировать всякую возможность расползания российских регионов от Москвы по "национальным квартирам". Первым таким шагом на пути политической "самореабилитации" России может стать укрепление российско-белорусского Союзного государства. Как известно, интеграция в последнее время, видимо, "откладывается до лучших времен" ввиду непреодолимых проблем экономического характера. Вторым, по логике грядущего ответа на вызовы глобализации, должно стать "возвращение" в Азию, разрушающее антироссийские проекты "Южной дуги нестабильности", в их самом уязвимом месте - Казахстане. Отталкиваясь от данного тезиса ("государственная потребность в сохранении и усилении влияния России на Казахстан"), попытаемся проанализировать ряд закономерностей, сложившихся в течение последнего десятилетия, а также обозначить наиболее приемлемые, по нашему мнению, формы и методы российской государственной политики в отношение Астаны. Россия и Казахстан в силу многочисленных объективных и субъективных причин остаются чрезвычайно "взаимоувязанными" государствами. Базовые установки для действий России в Центральной Азии должны, в идеале, исходить из трезвой и прагматичной позиции максимализации российского присутствия в Казахстане - геополитическом центре Евразии и исторической зоне влияния Москвы. Казахстан представляет собой обширное слабоосвоенное, малонаселенное пространство, богатое природными ресурсами и "стиснутое" Китаем и Россией. Одной из главных особенностей РК является то, что его территория, где скрещиваются хозяйственные, военно-политические, этнокультурные и духовные связи Евразии, превращает эту страну в зону пристального внимания со стороны множества государств. Помимо РФ и КНР о своих "особых интересах" в регионе так или иначе заявили и более отдаленные державы, прежде всего США (шире, Запад), Турция, Иран, Пакистан, Индия, Япония и другие страны. Такое положение одновременно и выгодно и невыгодно: пока республике удается балансировать между различными, несовпадающими интересами "великих держав", она существует и даже может получать какие-то частные преимущества, но в случае дестабилизации, малейший внешний (или внутренний) толчок, грозит уничтожить всю государственную систему в короткий срок. Республика заперта в глубине Центральной Азии, лишена прямого выхода к крупнейшим мировым коммуникациям. Пока все попытки азиатских ННГ, пробив новые транспортные коридоры в Европу и ЮВА, преодолеть невыгодность своего геополитического положения, принесли немного плодов: разрекламированный транспортный коридор "Трансазия" остается слаборазвитым и почти незагруженным, а многочисленные альтернативные трубопроводы остаются в стадии проектов. Электронный адрес автора peternnp@yahoo.com
Загрузка...