Опубликовано: 914

Политика и единые тарифы

Политика и единые тарифы

Единое экономическое пространство, о котором говорили недавно в Москве руководители "четверки", подразумевает формирование необходимых условий для либерализации торговли товарами и услугами, защиты капитальных вложений и согласования конкурентной политики.

В том числе и в нефтегазовой сфере. В заявлении президентов Казахстана, России, Украины и Белоруссии подчеркивается: "…развивая положения Соглашения о зоне свободной торговли от 15 апреля 1994 года, подтверждая договоренности, выработанные на саммитах СНГ в Кишиневе и Киеве, а также свою решимость создать Единое экономическое пространство, заявляем о новом этапе экономической интеграции и начинаем переговоры по мерам, необходимым для формирования Единого экономического пространства". Планируется, что к сентябрю этого года должно будет подготовлено Соглашение о формировании Единого экономического пространства, согласованная экономическая политика "по ряду направлений", проработаны различные аспекты "гармонизации соответствующего законодательства" и создана единая регулирующая межгосударственная независимая Комиссия по торговле и тарифам. Инициаторы нового варианта интеграции убеждены в том, что "если не создать такую независимую комиссию, которая будет регулировать тарифы и торговлю, то ничего хорошего ждать от интеграционных усилий не следует". Президент Н. Назарбаев, в частности, характеризуя положение дел в этой сфере, отметил, что "за последнее время" на 12 % снизился объем казахстанской торговли с Россией, на 23 % с Украиной, кроме того, происходит снижение объемов торговли с Беларусью. На прошлой неделе глава "КазМунайГаза" Ляззат Киинов на встрече с журналистами в Астане выразил уверенность в том, что единое экономическое пространство позволит сэкономить компании миллионы долларов в случае "установления единых тарифов на транспортировку нефти": "Сегодня казахстанскую нефть российская транспортная компания транспортирует по тарифу в 2-2,5 раза дороже, чем нефть своих нефтяников. А если мы будем в одном пространстве, то вопрос этот отпадет - мы будем иметь одинаковые возможности. Это дает нам возможность сэкономить несколько миллионов долларов". Далее, президент нацкомпании поведал о ее планах по транспортировке добываемых углеводородов. Среди прочих вопросов, Л. Киинов кратко затронул тему БТД, отметив, что "представители "КазМунайГаза" планируют обсудить вопрос об участии в проекте строительства основного экспортного трубопровода (ОЭТ) Баку-Тбилиси-Джейхан" 10-12 марта с руководством Государственной нефтяной компании Азербайджанской республики и "с другими участниками этого проекта". По словам Л. Киинова: "В принципе, по этому вопросу все документы у нас готовы, и мы сами готовы начать переговоры". После настойчивых приглашений, Казахстан, следуя политике "многовариантности экспортных маршрутов", как известно, дал свое предварительное согласие на участие в проекте ОЭТ, в качестве полноправного участника консорциума BTC, ведущего строительство этого нефтепровода. Этот факт стал причиной беспокойства и раздражения российского руководства, которое в последнее время при упоминании этой темы ведет себя довольно несдержанно. Достаточно вспомнить слова замминистра иностранных дел В. Калюжного на последней встрече по Каспию в Баку, о том, что Россия категорически выступает против строительства трубопроводов на дне Каспийского моря, имея ввиду предполагаемый трубопровод от Актау до Баку. Как сказал спецпредставитель: "Каспий - это уникальная система, и мы не имеем право рисковать, нарушая его геодинамическую структуру". С точки зрения главы российской делегации, проблему можно решить двумя способами: один из них (менее предпочтительный) - перевозить нефть танкерами, "хотя сейчас на Каспии есть только малотоннажный флот, и даже если в будущем появятся надежные танкеры с двойным дном, застраховаться от катастроф на море невозможно". В этой связи, есть только один путь, "чтобы избежать их - тянуть трубу по суше, на север, делать ветку к КТК, а дальше, может быть через Дагестан, к российской системе трубопроводов". В Баку, в течение двух дней стороны рассмотрели преамбулу и 3 из 22 статей Конвенции по правовому статусу Каспийского моря. По оценке самого В. Калюжного, было сделано достаточно много, хотя бы потому, что участники "определились с идеологией подхода к проблеме и даже с терминами, и договорились о целях и принципах работы на Каспии". Между тем, в проекте Конвенции, помимо обязанностей стран защищать экосистему Каспия, оговаривается их право "прокладывать подводные трубопроводы и кабели". Казахстанские власти неоднократно заявляли, что строительство "Актау - Баку" не является срочным. Еще в ноябре прошлого года, на первом раунде казахстанско-азербайджанских переговоров по БТД, управляющий директор по транспортной инфраструктуре и сервисным проектам "КазМунайГаза" Каиргельды Кабылдин даже сказал, что "вопрос строительства транскаспийского нефтепровода Актау - Баку в Казахстане не рассматривается", по меньшей мере по трем причинам. Во-первых, без решения вопроса о правовом статусе моря "преждевременно говорить о прокладке трубопровода по дну Каспия". Во-вторых, подчеркнул К. Кабылдин: "Мы не настаиваем на этом проекте также и потому, что понимаем важность защиты экологии Каспия". И, в-третьих, затраты на подводную трубу от Актау до Баку окупятся, если объемы транспортировки казахстанской нефти превысят 20 миллионов тонн в год, меньшие же объемы нефти "выгоднее доставлять в Баку на танкерах". На прошедшей встрече по статусу Каспия замминистра иностранных дел РК Кайрат Абусеитов возможность строительства трубопровода все-таки не исключил. Более того, в ответ на демонстративное поведение российской делегации заявил, что в случае затягивания решения проблемы статуса Каспия, Азербайджану и Казахстану, "вопрос строительства подводного трубопровода Актау-Баку" придется согласовывать с Ираном: "Будем надеяться, что к тому времени ситуация прояснится. Если же нет, то это, естественно, будет предметом переговоров между Казахстаном, Азербайджаном и Ираном". Л. Киинов на той же неделе подчеркнул, что в 2002 году резко увеличился объем перевозки казахстанской нефти танкерами: если в 2001 году было переправлено 320 тыс. тонн нефти, то в 2002 году - уже 3,221 млн. тонн. Таким способом казахстанская нефть поставляется в Махачкалу, Баку и Иран. Л. Киинов особо выделил танкерную транспортировку нефти, как новое направление работ для Казахстана. В настоящее время по заказу Казахстана турецкой компанией строятся три нефтеналивных танкера и, в дальнейшем, возможно будут заказаны еще три подобных судна с предполагаемым водоизмещением от 5 до 10 тыс. тонн (Актауский порт не может принимать танкеры с большей грузоподъемностью). Сегодня на Каспии под казахстанским флагом находится около 80 судов, большая часть из которых используется для поддержки морских операций нефтегазодобывающих компаний и базируются в порту Баутино, кроме того, "Казморфлот" арендует 6 нефтеналивных танкеров. На днях правительство республики утвердило правила размещения морских портов для их строительства. Комментарий по этому поводу агентству KZ-today дал начальник департамента водного транспорта министерства транспорта и коммуникаций РК Женис Касымбек. По его словам, правительством определены 3 основных порта на побережье Каспийского моря. Это порт Актау, строящийся порт Баутино в Тюпкараганском заливе, и в перспективе - порт Ералиево в бухте Курык. Кроме того, министерство намерено развивать речной порт Атырау. Разумеется, потенциально танкерные перевозки могут представлять опасность для экологии моря. Доводы В. Калюжного на этот счет звучат вполне убедительно, однако, в целом, позицию России по данному вопросу трудно назвать последовательной. В январе, например, в российских СМИ прошла информация о том, что "ЛУКОЙЛ" начал налаживать танкерные перевозки нефти по Каспию из портов Астрахань и Волгоград в Иран. По этим сведениям, Иран закупает нефть "для нефтеперерабатывающих заводов, расположенных на севере страны и удаленных от материковых источников углеводородов". В текущем 2003 году "ЛУКОЙЛ" планирует поставить в ИРИ 1 млн. тонн сырой нефти и "намерен подписать с этим государством долгосрочное соглашение для последующих поставок". Комментируя проблему возможного участия Казахстана в проекте Баку-Тбилиси-Джейхан, В. Калюжный заверил, что "Россия не будет мешать этому", поскольку каждое государство имеет право искать различные пути для осуществления экспорта. При этом предупредил, что она будет "следить за этим, делать соответствующие выводы", и, учитывая наличие "достаточно широкой сети трубопроводной системы" в стране, "гибко относиться к тарифной политике в этом отношении". Кто знает, возможно, что эта гибкость в будущем станет серьезным препятствием в процессе установления единых тарифов на транспортировку нефти "в формате единого экономического пространства".
Загрузка...