Опубликовано: 2935

Политическая элита Туркменистана вчера и сегодня

Политическая элита Туркменистана вчера и сегодня

В последнее время ведется много разговоров о будущем Туркменистана и о преемнике Туркменбаши, который сможет оправдать оказанное ему доверие.

Многие политические процессы, протекающие на территории Республики Туркменистан, по-прежнему остаются скрытыми не только для сопредельных с Туркменистаном государств, но и для самих его жителей. В то же время в Туркменистане, как и во всех бывших республиках СССР, стала наблюдаться активизация борьбы за власть между различными группировками, основанными по родоплеменному принципу. Итак, в настоящее время в Туркменистане можно выделить несколько кланов, которые в той или иной мере способствуют определению внутриполитической ситуации и направлению внешней политики Туркменистана: 1. кизил-арватский клан; 2. марыйский клан; 3. балканский клан; 4. чарджоуский клан; 5. ташаузский клан; 6. ахалский клан. Каждый из вышеупомянутых кланов по-своему представлен в высших эшелонах власти, и по-разному оказывает свое влияние на первое лицо в государстве. Что же представляют собой данные кланы, и какие позиции они занимали и занимают в правительстве и министерствах Республики Туркменистан? Первым кланом по своей значимости может выступать кизил-арватский клан. Название клана соответствует его местонахождению, то есть Кизил-Арватом. Представленный бывшими: главой Кабинета министров Ханом Ахмедовым, министром товаров народного потребления Аширом Атаевым и председателем Верховного Совета Туркменистана Розой Базаровой, а также армией многочисленных бывших министров, известных представителей науки и культуры данный клан является бесспорным лидером в своеобразном межклановом соревновании за занятие постов и проведении своей политики в рамках государства. Но не только сплоченность членов кизил-арватского клана делает его фаворитом в политической гонке. В данном случае речь идет и о распространяющемся влиянии данного клана на другие, менее сильные кланы. Это наблюдается как посредством частичного поглощения других кланов, так и путем вступления в брачные связи представителей кизил-арватского клана с представителями других кланов. Так, свадьбы Х. Ахмедова, К.Оразова и Р.Базаровой позволили кизил-арватскому клану установить прочные связи с чарджоуским и марыйским кланами. Марыйский клан. Само название клана также обуславливает его местонахождение - Марыйскую область. Данный клан хорошо представлен в государственном аппарате (включая правительство Туркменистана), Академии наук, культуре, медицинских заведениях. Одни только имена как бывших, так и действующих президента Академии наук Туркменистана Агаджана Бабаева, а также многочисленных министров и их заместителей из Мары в правительстве - А.Иламанова, П.Мередова и других уже могут говорить о том могуществе, которое он имеет в своем потенциале. На третьей позиции стоит так называемый балканский клан, во главе которого длительное время наблюдался бывший член Президентского совета, заместитель главы Кабинета министров, министр нефти и газа Назар Союнов. Его поддерживают бывший хяким балканского велаята Реджеп Пуханов и один из видных промышленников республики Хеким Ишанов, а также депутаты Верховного совета Туркменистана, представлявшие Балканскую область. Данный союз в настоящее время в состоянии оказывать свое влияние на первое лицо в государстве, но на сегодня не представляет как таковой реальной силы. Четвертое место занимает чарджоуский клан. Этот клан выдвинулся на политическую арену Туркменистана как самостоятельная сила в годы правления Мухамметназара Гапурова, сыновья которого Бахтияр и Сердар владели крупными финансовыми средствами. В руководстве данного клана находится также являвшийся до 1994 года одним из вице-премьеров правительства Туркменистана и курировавший сельское хозяйство Джоракули Бабакулиев, и многочисленные представители интеллигенции и среднего чиновничества. Позиции этого клана усилились за счет того, что в недавнем прошлом пост председателя тогда еще КНБ занимал Мухаммет Назаров, выходец из Лебапского велаята. Но после обвинений в попытке совершения государственного переворота и ареста Мухаммеда Назарова (по некоторым данным), клан был вытеснен на четвертое место. Ташаузский клан был представлен Реджепом Сапаровым (заместитель главы Кабинета министров), Худайберды Оразовым (председатель Центробанка), Сапаргельды Мотаевым (бывший губернатор Ташаузского велаята), Язгельды Гундогдыевым (губернатор Ташаузского велаята). На сегодня данный клан не является реальной политической силой, способной консолидировать вокруг себя многочисленных сторонников из числа интеллигенции и представителей руководящего состава республики. В связи с этим ташаузский клан не рассматривается другими силами как достойный противник, но в то же время с его представителями ведутся переговоры о возможной консолидации усилий в будущей политической борьбе за "место под солнцем". Ахалский клан. Сейчас в правительстве Ниязова наблюдается значительное влияние ахалского клана. Так большинство министерств, прокуратура и суд в последнее время контролировались ахалцами. Подобное представительство членов одного клана связано в первую очередь тем, что президент Туркменистана Ниязов, являясь ахал-текинцем, устраивает соплеменников на руководящие посты в министерствах и ведомствах. В данном случае необходимо заметить, что принадлежность к ахал-текинскому клану является основанием для получения не только солидного поста, но и хорошего финансового содержания. Итак, мы рассмотрели несколько кланов, которые в большей или меньшей степени представлены во всех эшелонах власти, и которые имеют планы на занятие более привилегированного положения, чем то, которое они занимают в настоящее время. Президент Туркменистана это понимает и не допускает длительного нахождения и закрепления на ключевых властных должностях представителей различных кланов. Подобная ротация кадров на первый взгляд создает некий хаос в кадровых перестановках, но, в принципе, сводит практически к нулю возможность появления на высоком уровне группы единомышленников, способных противопоставить себя действующему президенту. Исходя из этого, можно предположить, что реальная борьба за президентский пост уже сейчас может постепенно набирать обороты. Что связано в первую очередь не недовольством различных кланов политикой президента Туркменистана (что, впрочем, также имеет место быть), а в большей степени обеспокоенностью последствиями ухода Ниязова с поста Президента по различным причинам. Все кланы понимают, что после ухода Туркменбаши начнется процесс перераспределения власти, земли, газа и т.д. Поэтому уже сейчас можно прогнозировать активизацию клановой работы в данном направлении. В то же время кланы имеют две слабые стороны: отсутствие единой организующей составляющей; отсутствие единого претендента на пост Президента. Принимая во внимание внутриполитическую и социально-экономическую ситуацию в республике, трудно прогнозировать смену власти мирным путем без открытых противостояний различных кланов. Учитывая, что клановость в Туркменистане предопределяется географическим месторасположением, в перспективе вполне возможны народные волнения, направляемые старейшинами того или иного клана для установления своего доминирования на той или иной территории. Даже при условии передачи власти (как это было в России) Туркменистан не застрахован от народных волнений, которые по многим параметрам могут нарушить хрупкое равновесие официальной власти. Она все больше напоминает карточный домик, при удалении из которого одной карты, он не только рассыплется весь, но и в ближайшее время не будет иметь реальной возможности стать прежним государственным образованием с закрытым железным занавесом, способным ограждать туркменское общество от остального мира. В результате чего Центрально-азиатский регион может получить новый очаг напряженности в том месте, где его никто и не ожидал.
Загрузка...