Опубликовано: 1366

Под "серым" знаменем

Под "серым" знаменем

Думается недаром герой гоголевских "Мертвых душ" Павел Иванович Чичиков, вот уже два века олицетворяющий собой пример убежденного стяжателя, на заре своей карьеры так стремился в таможню.

Для беспринципного и энергичного человека, одержимого страстью к обогащению, возможность контролировать поток товаров через границу представляется просто кладезем соблазнительных возможностей. Но, как известно из классики, порок все же был наказан. Чичиков потерял чувство реальности, взалкав много и сразу, решив одним ударом обрести богатство - за что и поплатился. Таможня, (как и государство в целом) этого не любит. Она любит последовательность и предсказуемость, пусть даже и в пороках, и, потеряв источник возможного благосостояния нетерпеливый гоголевский герой, как известно, пустился уж в совсем откровенные аферы, что кончилось для него закономерным крахом. С тех пор таможенное дело если и изменилось, то только технически, но не принципиально. Таможенные сборы по-прежнему остаются важной государственной статьей доходов, и по-прежнему многие энергичные люди стремятся идти на эту "государеву службу" не в последнюю очередь затем, чтобы ощутимо укрепить свое материальное положение. Жизнь показывает, что совместить эти два понятия в практической деятельности таможенной службы вполне возможно. Казахстан, начиная со времени обретения своей независимости, потерял значительную часть своего промышленного потенциала. Бесстрастные цифры статистики свидетельствуют, что доля производства товаров народного потребления в стране до сих пор очень низка, огромное количество их приходится завозить из-за рубежа. Одежда, обувь, мебель, цветы, электроника и тысячи других видов товаров непрерывным потоком идут к нам из-за границы. И конечно, государство не может оставить без внимания такой огромный и постоянно бьющий источник пополнения казны, в стране была создана разветвленная таможенная служба, деятельность которой приносит Казахстану ежегодно миллиарды тенге за счет таможенных налогов и сборов. Масштабных социологических исследований в этой сфере, по крайней мере, открытых, не проводилось, так что "роман" государства, в лице таможенников и бизнеса, занятого перемещением товаров через границу, остается во многом тайной. Однако то, что и бизнес в Казахстане нормально развивается, и государство, в общем, довольно, да и таможенники не жалуются громко на судьбу - все говорит о том, что в этой сфере сложилась достаточно благоприятная ситуация, когда все три главные заинтересованные стороны нашли устраивающий всех компромисс. Сами предприниматели, работающие в этой сфере, считают, что главное преимущество такой ситуации - предсказуемость. Государство создало условия, когда завозить товары в страну, при всех недостатках таможенного законодательство и других негативных факторов, все же достаточно выгодно, а отработанность схем взаимодействия "бизнесмен - таможня - рынок" позволяет предпринимателям планировать свой бизнес на перспективу. Сами предприниматели обозначили такие схемы взаимодействия в терминах цветовой гаммы: "черные", "серые" и "белые". Стоит присмотреться к ним повнимательнее. "Черные" схемы взаимодействия - это, попросту говоря, контрабанда. У Казахстана, с его тысячекилометровыми границами, которые практически открыты, по крайней мере, со странами СНГ, с сотнями дорог и тропинок, на каждую из которых таможенный пост не поставишь, контрабанда неизбежно должна была стать важной составляющей любого бизнеса, связанного с перемещением товаров. Однако, по мнению предпринимателей, контрабанда сегодня значительно потеряла свою привлекательность из-за слишком высокого риска полной потери товара и значительной либерализации легального таможенного режима. На контрабанду идут сегодня только люди авантюрного склада, которые оперируют небольшими партиями товара, или же занимаются этим видом бизнеса не постоянно, а время от времени - словом, которые любят шальные деньги и не боятся рискнуть. Или же эти бизнесмены встроены в целую контрабандную "сеть", действующую по отлаженным схемам, по "цепочке" от производителя товара где-нибудь в Китае, до потребителя на рынках России или Белоруссии. Но такая "цепочка" требует огромных затрат (в том числе и на взятки различным силовым и административным службам) и четкой организации, она весьма уязвима, так что очень немногие предприниматели выбирают такой вид бизнеса. Кроме того, контрабандный товар - это очень опасный конкурент на рынке для благонамеренных предпринимателей, он всегда позволяет демпинговать, снижать цены, что задевает интересы уже всего бизнес - сообщества. Поэтому контрабанда всегда находится под ревнивым взором своих конкурентов, и те не упускают возможности регулярно сообщать о таких проделках, куда следует. Поэтому сегодня контрабандисту без надежной "крыши" со стороны силовиков или криминала, не прожить. А учитывая, риски и то, что контрабанда принципиально не может носить сколь либо внушительных масштабов - в созданной системе выгоднее искать пути легализации таких схем. Поэтому сегодня, как уверяют предприниматели, настоящая контрабанда на рынке, например, электротоваров или бытовой техники, занимает от 5 до 10 % розничного товарооборота. В сфере торговли одеждой или обувью этот показатель может быть несколько выше - до 25 - 30 %. Сами же контрабандисты сегодня воспринимаются бизнес-сообществом в целом как подозрительные маргиналы, которые периодически сбивают цены на рынке, что раздражает и тревожит. "Белые" схемы - то есть абсолютно легальный, с уплатой всех положенных сборов и налогов, импорт в стране присутствует, но также в достаточно ограниченных масштабах. Этот бизнес, конечно, почти полностью безопасен, но он очень дорог, и идти на него могут либо мощные, известные, совершенно уверенные в себе и в своих финансовых возможностях, фирмы, компании, которым имидж и репутация - дороже прибыли. К их числу относятся крупные западные фирмы, с раскрученным "брендом", но они ищут другие пути снижения таможенных издержек и очень часто работают в Казахстане с различными преференциями и по "особым" условиям. С другой стороны "белые" схемы для очень боязливых, предельно законопослушных предпринимателей, которые, конечно, не могут составлять большинство. В целом "белый" импорт предполагает как абсолютно достоверное декларирование товарных кодов и количество ввозимого товара, так и инвойсную цену, соответствующую этому. С декларируемой цены платят таможенную пошлину, затем еще идет уплата НДС, поэтому чем "белее" схема, тем больше денег придется заплатить. Конечно, в этом случае он избавлен от дальнейших претензий налоговиков, но необходимую ему прибыль вынужден получать за счет значительного повышения продажной цены товара для потребителя, что порой резко снижает возможности его быстрой реализации. По оценочным прикидкам самих бизнесменов и таможенников, которые удалось получить, доля "белого" импорта на рынке потребительских товаров Казахстана составляет 20 - 25% и этот показатель остается стабильным на протяжении последних нескольких лет. Государству, конечно, он наиболее выгоден. А вот для работников таможенного ведомства такая "чистота" взаимоотношений с импортерами не приносит никаких материальных выгод. Сегодня на первый план выходят "серые" схемы импорта, позволяющие слить воедино реальные интересы государства, бизнеса и таможенников, а также таможенных брокеров, руководителей складов временного хранения и других субъектов бизнеса, как реальных участников процесса "растаможки". Главная особенность "серых" схем - это намеренное искажение таможенных деклараций, которое согласовывается между бизнесменом и таможней, в таких размерах и масштабах, чтобы обеспечить достаточные налоговые поступления в казну государства, реальную выгоду для предпринимателя за счет снижения таможенных платежей и, безусловно, некоторое материальное поощрение таможеннику. В документы вносятся измененные данные либо по таможенным кодам, либо по количеству ввозимого, либо по инвойсной цене. Схемы "серого" импорта чрезвычайно разнообразны и зависят от многих факторов: от состава участников операции, от наличия или отсутствия складов временного хранения, от различных уровней взаимоотношения между бизнесменом, руководством таможней или лоббирования этой сделки "сверху" и др. - вариантов здесь множество. Технологии "серого" импорта диктуются сложившимися связями, ситуацией и уровнем взаимодействия. Но основная суть их остается без изменения: это согласование интересов нескольких заинтересованных сторон, при которой недостоверно задекларированный товар становится "чистым", легальным. В результате такой "серой" схемы предприниматель получает на свой товар все необходимые документы, позволяющие ему реализовывать его совершенно легально и избавляется как от чрезмерного риска, связанного с контрабандой, так и от чрезмерных расходов, сопутствующих "белым" схемам. Таможенники, со своей стороны, получают "неформальные" доходы, а потребитель, который является в этой схеме последним и очень важным звеном - товар по доступным ценам. Можно было бы сказать, что это просто пример обычной ведомственной коррупции, возведенной в систему. Возможно, с какой-либо абстрактной, формальной точки зрения такой подход был бы оправдан. Однако жизнь богаче и сложнее умозрительных схем. В "серых" схемах каждый участник получает свою долю прибыли, причем государство также не остается внакладе, пусть и не получая максимальных доходов, но приобретая устойчивый источник поступления финансовых средств на долгую перспективу и достаточно мощный и сплоченный административный аппарат для сбора этих средств. А это уже немало, учитывая, насколько велики соблазны при практически полном переходе нашего внутреннего потребительского рынка на импорт. Таможня сегодня - престиж, хорошие деньги, туда стремятся хорошие специалисты, здесь работают профессионалы люди. Можно, конечно, пойти по пути формальной справедливости, что называется, "закрутить гайки". Да так, впрочем, происходит, когда аппетиты таможенников начинают превышать "разумные" пределы. Тогда начинают возмущаться как предприниматели, так и само государство, и пошедший по неверному пути Чичикова таможенный чиновник может лишиться не только "теплого" места, но и попасть под суд. Эта угроза, при общей неформальной системе договоренностей в "серых" схемах, всегда присутствует, и она достаточно жестко "дисциплинирует" таможенников и размеры их запросов. "Не наглей - и будешь жить хорошо", - так афористично объяснил принцип своей деятельности один таможенник, который, конечно, попросил не называть своего имени… Однако, в конечном счете, репрессии в такой тонкой и чувствительной сфере, как рынок, приводят только к большим экономическим потерям, уходу бизнеса в полукриминальную "тень". Сложившаяся схема "серого" импорта, которая сегодня торжествует на казахстанском рынке импортной продукции, может быть, и небезупречна с моральной точки зрения, но она порождена реальными интересами и взаимоотношениями. И значит - имеет перспективу долгой жизни.
Загрузка...