Опубликовано: 890

Почему Узбекистану важен трансафганский коридор?

Ташкент сразу почувствовал приезд в столицу Узбекистана первого вице-президента Исламской Республики Иран Мухаммада Ризо Арифа.

Если не считать полдня 5-го и почти весь световой день 6 января, когда высокий гость с супругой осматривали достопримечательности Самарканда и Бухары, то остальное время (он прибыл на самолете в полдень 4 января) прошло в довольно активной работе. Согласно информации пресс-службы узбекского МИД, были запланированы встречи с одними из первых лиц Узбекистана премьер-министром Ш.Мирзияевым, заместителем премьер министра, председателем Агентства внешнеэкономических связей Э.Ганиевым, министром иностранных дел С.Сафаевым. Однако официальное информационное агентство УзА сообщило лишь о состоявшейся встрече иранского эмиссара с главой внешнеполитического ведомства Узбекистана Садыком Сафаевым. Чем диктуются активизировавшиеся еще в ходе октябрьского 1993 года официального визита Ислама Каримова в Иран контакты этих двух государств? С одной стороны, заинтересованностью Узбекистана в создании альтернативных транспортных коридоров через территорию Афганистана, о чем не раз заявлял президент Каримов. С другой, заинтересованностью Ирана усилить свое влияние в регионе Центральной Азии с тем, чтобы эффективно защищать свои интересы через такого игрока, как Узбекистан. В череде дипломатических обменов могли остаться незамеченными две весьма примечательные поездки министра дорог и транспорта Исламской Республики Иран (ИРИ) А.Хуррама. В апреле и декабре 2002 года он посетил Узбекистан, по итогам которого был подписан Меморандум о трехстороннем сотрудничестве по реконструкции автодороги Термез-Мазари-Шариф-Догарун. Хотя по сути своей они и являются доминантой в двусторонних отношениях. Но быть может интерес обоих сторон лежит в плоскости торговли? Достаточно напомнить, что таворооборот между Узбекистаном и Ираном за 10 месяцев 2004 года по сравнению с аналогичным периодом 2003 года увеличился на 50,4 % и составил сумму 288 млн. долларов (эти цифры соотносимы с данными казахстанского Госкомстата - 250 млн. долларов), чтобы понять: корень взаимного интереса лежит не здесь. По мнению независимых аналитиков, экспорт хлопкового волокна через традиционный Ильичевский порт на Украине во всех отношениях нерентабелен, или выгоден не в той мере, в какой важен для Узбекистана транспортный коридор по территории Афганистана. Но тогда почему узбекские власти не говорят с Кабулом напрямую, а используют иранского посредника? Ответ на этот вопрос лежит на поверхности. Афганистан после американской оккупации переживает не самые лучшие времена, а о возможных с их стороны инвестициях и говорить не приходится. Иран очень заинтересован, чтобы Узбекистан смог наконец использовать этот самый коридор. Правда, пока он больше условный, чем реальный. Но все же. Свой первый караван с хлопковым волокном через один из иранских портов Узбекистан уже отправил в 2004 году, и вполне возможно, подобные ворота в итоге станут козырной картой Тегерана в отношениях с Узбекистаном, а через него - на всю Центральную Азию. Не секрет и то, что страны, имеющие возможность контролировать так называемый "трансафганский коридор" в итоге получат не только большие материальные, но и политические дивиденды. Именно через Иран официальный Ташкент намеревается стать одним из хозяев стратегически важной дороги. Именно через Узбекистан официальный Тегеран хочет играть более значимую роль в бывших советских республиках региона. Сама направленность узбекско-иранского сотрудничества говорит о многом. По данным Госкомстата Узбекистана, в стране функционируют 40 предприятий с участием иранского капитала, из которых 29 - совместные предприятия и 11 со 100-процентными иностранными инвестициями, если же перевести на обычный язык последние контролируются Ираном. Подавляющее большинство из них специализируются в области подготовки проектов для строительства дорог, производства строительных материалов, перевозки товаров и оказания услуг. Еще одной головной болью Ирана является нефть на шельфе Каспийского моря. Пока идет процесс дележа между Россией, Казахстаном, Ираном, Турцией и Азербайджаном, официальному Тегерану нелишне заручиться поддержкой Узбекистана в этом вопросе. Поэтому вовсе не случайно в составе делегации первого вице президента ИРИ Махаммада Ризо Ариф кроме остро необходимых министра торговли Мухаммада Шариатмадори и исполняющего обязанности министра дорог и транспорта Содика Буноба присутствует специальный представитель президента ИРИ по вопросам Каспийского моря, начальника главного управления стран СНГ Мехди Сафари. В плане визита иранского эмиссара на 5 января произошло событие, которое точно определяет приоритеты двух стран. В Узбекской ассоциации транспорта и транспортных коммуникаций состоялось первое заседание Межгосударственного координационного совета по созданию Трансафганского коридора. Кстати, в плане визита, разработанного в недрах внешнеполитического ведомства Узбекистана, данное мероприятие не значилось. Как этот коридор выведет Узбекистан на никогда не замерзающие порты Ирана? Он должен начаться в узбекистанском городе Термезе и через афганские города Мазари Шариф и Герат соединить Узбекистан с иранскими портами Бандар-Аббас и Чохабор. Пока Узбекистан и Иран думают над одним из самых крупнейших в азиатском регионе проектов, в самом Афганистане еще далеко до стабильности. Несмотря на проведенные президентские выборы, инаугурацию Хамида Карзая на посту главы государства, внутриполитическая ситуация в этой стратегически важной стране остается нестабильной. Планы Ташкента и Тегерана по созданию мощной транспортной инфраструктуры могут быть отметены очередным кризисом в Афганистане. О финансовой стороне проекта нужно будет подумать и Ирану, и Узбекистану. У них обоих сегодня в принципе нет свободных средств, чтобы осуществить эту розовую мечту. Такую близкую, и одновременно такую далекую.
Загрузка...