Опубликовано: 1136

Плавный обвал на рынке пенсионных активов

Плавный обвал на рынке пенсионных активов

Тот, кто более-менее тщательно следит за состоянием баланса своего пенсионного счета в накопительном фонде, наверняка заметил, что год от года процент инвестиционного дохода, выплачиваемого фондом своим вкладчикам, неуклонно уменьшается.

На лицо казалось бы очевидный парадокс. Общеизвестно, что экономика страны развивается семимильными шагами, профицит бюджета "портит" отчетность, бизнес растет, словно, на дрожжах, и лучшая в СНГ банковская система, которая поражает воображение финансистов всего мира… Но, увы и ах, дивиденды при этом почему-то снижаются. Еще в самом начале становления пенсионной реформы в 1998 году среднегодовые проценты инвестиционного дохода, которые выплачивали НПФ, равнялись 36-37%. В частности, процент по отдельно взятому вкладу мог равняться и 100%. Что самое интересное, в самом начале становления системы, когда ее подвергали сомнению, она приносила баснословные доходы. Сегодня ее меньше критиковать не стали, однако отдача снизилась. С годами эта планка стабильно опускалась. И вот сегодня она дошла до уровня в 3-6%. По логике вещей, ситуация должна быть тревожной как для вкладчиков, так и для самих фондов. При такой завидной "стабильности", глядишь через пару лет вкладчики сами будут приплачивать пенсионным фондам и маржу, и инвестиционный доход, и говорить спасибо за то, что кровно заработанные приняли. Одной из причин снижения процентов по вознаграждению, по мнению Омирлана Аймагамбетова, управляющего директора одного из НПФ, является во-первых, переизбыток денежной массы в экономике. Во-вторых, экономическая теория гласит, что при стабильной экономике проценты рентабельности, маржа, инвестиционные доходы и т.д. всегда падают. Когда развалился СССР и наступил период "диковатых" экономических отношений, проценты по доходности зашкаливали все мыслимые планки и все благодаря риску, который подкарауливал на каждом шагу. Так как риск якобы снизился, то и вознаграждения сократились. Другое дело, что для более эффективного приложения пенсионных активов требуется формирование местного фондового рынка, который неизвестно когда начнет бурно развиваться. Специалисты говорят, что для этого нужно провести новую реформу в налоговой системе. Делать туда эпизодические поправки с целью совершенствования - бессмысленно, по мнению экспертов, необходимо менять всю систему. Сегодня она загружена бюрократическими и административными препонами, страдает от несбалансированности налоговых ставок, которые утопят любого, кто заплатит все налоги. А налоговые комитеты нередко сами нарушают законодательство, применяя постановления Минфина, и местные распоряжения начальников и председателей в ущерб закону, как документу, имеющему иерархическую юридическую силу. Проблема как раз и заключается в том, что местные постановления порой противоречат самому закону. А постановления чиновников не всегда проходят экспертизу в Минюсте, но, тем не менее, могут применяться. Как известно, до тех пор, пока, документ не пройдет юрэкспертизу, он считается незаконным. Напомним, что государственные ценные бумаги выпускаются Нацбанком и Министерством финансов. К примеру, в 1998 году доходность государственных ценных бумаг составляла 20%. В следующем 1999 году доходность ГЦБ составляла 18-19%. Через год доходность упала еще на пару процентов и так далее по нисходящей. Сбивать процентную ставку на ГЦБ стали пенсионные активы и деятельность КУПА. Основными же покупателями этих ГЦБ были банки второго уровня, брокерские компании и пр. финансовые игроки. На понижение процентной ставки по инвестиционному доходу, ко всему прочему, повлияла постоянно увеличивающаяся денежная масса регулярно поступающих пенсионных вкладов, которые необходимо куда-то вкладывать на все 100%. На сегодняшний день в пенсионную систему ежемесячно поступает, по грубым подсчетам, около $50-60 млн. Нельзя чтобы хоть какая-то часть денег зависала мертвым грузом - инфляция, как грызун-вредитель, съест вклады. И вот как раз необходимость постоянного инвестирования средств накопительной системы упирается в дефицит финансовых инструментов. В результате, какие бы минфин не выпускал ГЦБ, все они скупались, словно горячие пирожки, - с пылу жару. В итоге, чрезмерный, повышенный спрос на государственные ценные бумаги начал обесценивать инвестиционный доход пенсионных активов. Это, только начиная с 2003 года, в том числе, с внесением поправок в Закон "О пенсионном обеспечении", у пенсионных фондов и КУПА (компаний по управлению пенсионными активами) расширился круг организаций, в которые разрешается инвестировать пенсионные активы. В этот список теперь входят и иностранные финансовые учреждения. По мнению Омирлана Аймагамбетова, масла в огонь добавляют недавно взлетевшие цены на нефть до рекордной отметки в $40 за баррель. Но такая цена, естественно, не могла долго продержаться, и она пошла вниз. Однако в связи с увеличившимися доходами нефтяных компаний, увеличились и налоговые отчисления. Это, естественно, также отразилось на увеличении денежной массы. Чем больше денег в бюджете, тем меньше у правительства возникает потребности в заимствовании средств, в том числе и в пенсионных активах по установившимися процентным ставкам. Следовательно, процентная ставка начинает снова ползти вниз на пару-тройку пунктов. А доходность по ценным бумагам упала до сегодняшних 3-6%. И это еще не предел. В последующем доходы могут упасть и до нуля. Становится очевидным, что инфляция может съесть пенсионные активы, что в принципе не за горами. Хотя пенсионные фонды пытаются убедить вкладчиков в том, что инвестдоход не упадет ниже нулевой ставки. Однако если денежная масса и дальше будет продолжать расти, никто не сможет дать никаких гарантий. В соответствии с пенсионным законодательством, государство хоть и гарантирует компенсацию инфляционных потерь, однако выплачивать эти потери будет в момент выплаты пенсий. Случится это может лет через 20-30. А к тому периоду сумма задолженности сможет разорить любой преуспевающий фонд. К примеру, сумму инфляционных нужно будет индексировать каждый год, а компенсация, как уже было сказано, будет выплачена на момент наступления пенсионного возраста вкладчика. Экономисты пророчат сохранение ежегодного уровня инфляции в Казахстане в пределах 6-8% на протяжении 10 лет. Выдавать более долгосрочные прогнозы некорректно. Разница в увеличении темпа пенсионных поступлений в ПНС за период 2002-2003 г.г. составила около 10 млрд. тенге. Думается, это не предел. Если сохранится существующая стабильность, то разница в объеме пенсионных поступлений к 2005 году может увеличиться еще до 12-15 млрд. тенге с точки зрения мультипликационного эффекта роста экономики. Следовательно, сумма для погашения инфляционных потерь также увеличится в геометрической прогрессии. В результате 6% одного года будут отличаться от 6% следующего года в сторону увеличения благодаря аккумуляции денежной массы, увеличению капитализации и т.д. и т.п. И это не считая того, что процент инфляции может увеличиться. Если она повысится, следовательно, расчеты также изменятся в сторону роста. Экономисты и финансисты могут возразить, что не совсем корректно утверждать, что сумма поступлений пенсионных активов будет увеличиваться ежегодно на 10 и более по восходящей млрд. тенге. У всякой экономики есть спады и падения. Единственное, чем сегодня можно воспользоваться - это примерный индикативный расчет. В данном случае для Казахстана в целом ситуация складывается благоприятным образом - денег много, финансовые ресурсы, в том числе банковские, на первый взгляд, должны дешеветь. Однако сокращаются, к сожалению, только инвестиционные доходы пенсионных активов. Общепринято, что ГЦБ являются безрисковыми. Следовательно, здесь не выплачивается никакой компенсации. В данном случае не будем вспоминать историю с ФОМСом. Коль скоро, пенсионным фондам, КУПА или по-новому ООИУПА (Организация, осуществляющая инвестиционное управление пенсионными активами) разрешили играть с корпоративными (негосударственными) бумагами, здесь выплачивается дополнительная премия, к примеру, она может составлять около 5%. Считается, что корпоративные ценные бумаги уже рискованны по своей природе, благодаря тому, что находятся в частном секторе, даже если имеют листинг А на Казахстанской фондовой бирже. В листинге KASE индексом А обладает 36 предприятий, 26 из которых являются банковскими и иными финансовыми учреждениями. Коль скоро государство выплачивает все меньше и меньше процентов по ГЦБ, банковская система также берет средства в долг по меньшим процентам. Банки второго уровня сегодня, как известно, работают достаточно стабильно, доход - гарантирован. В данной ситуации, банкиры снижают процент вознаграждения по заимствованиям, но при этом вознаграждение за свои кредитные ресурсы снижают очень тяжело. На протяжении ряда лет процентная ставка по кредитам сохраняет стабильные позиции: 16 ­ 18 - 25%. В иных случаях банкиры могут снизить маржу до 5-8 или 10%. Но это произойдет, если попадется особый клиент, который возьмет в кредит, быть может, не один десяток миллионов долларов. Подобная ситуация обсуждалась на самом верху. Отражением чего стало выступление президента, который обратился к банкирам с призывом о снижении процентной ставки на кредитные ресурсы. На это банкиры ответили, что заемщики должны быть прозрачными для них, без всякой двойной или тройной бухгалтерии. Скрытность и непрозрачность предприятий увеличивает риски. С процентными ставками на кредиты не все так однозначно. На пути получения займа, как известно, стоит масса банковских административных, а не только финансовых преград. Для погашения рисков по возвратности займов, банки и без того взимают залоги. Порой они достигают тройной стоимости самого кредита. Вероятно, здесь подозрения могут возникнуть в межбанковском сговоре по удержанию цены на кредит. Еще президент Назарбаев на осеннем Форуме предпринимателей высказал мысль о том, что банковская система устоялась и достигла стабильности. По просьбе банкиров, их не проверяли на протяжении долгого времени. Сегодня, вероятно, пришла пора проверить их бухгалтерию. В прошлом году от банковской сферы поступило налогов на сумму в 14 млрд. тенге. Только алматинский бизнес за указанный период сдал налогов на сумму свыше 200 млрд. тенге. Почти такой же объем налогов выплатили нефтяники, работающие на западе Казахстана. Вопрос к аудиторам заключается лишь в том, сколько бухгалтерий одновременно ведет отдельно взятый банк. Банковская сфера, как известно, также является бизнесом. И бизнесом подчас не простым, а очень даже крупным. К сожалению, двойная бухгалтерия продолжает оставаться сегодня широко применимой на практике. Этому способствуют все еще высокие налоговые ставки, административные барьеры, штрафы и т.д. и т.п. Следовательно, от этого трудно пока избавиться одним махом. Получается замкнутый круг, выбраться из которого становится все труднее и труднее. Омирлан Аймагамбетов отказался делать какие-либо прогнозы по поводу того, каков нижний предел падения процента инвестиционного дохода и когда он наступит. Честно говоря, он и не выразил большого оптимизма, пойдет ли снова в гору эта ставка. Велика вероятность того, что года через два она вообще может упасть до нуля. Выход заключается в создании новых финансовых инструментов. Несмотря на то, что денег в Казахстане, что называется в избытке, правительство не всегда использует их разумно. К примеру, на рынке сегодня существует дефицит "длинных денег". Вероятно, в избытке "совсем коротенькие деньги". Список инвестиций для НПФ с недавнего времени расширился, при этом снизились требования по объемам вложения в ГЦБ. Сегодня только 25% можно вкладывать в гособлигации от всего портфеля. В декабре прошлого года Нацбанк разрешил вкладывать средства в аффинированное золото и пр. При этом, как известно, золото в Казахстане не признается драгметаллом. По мнению пенсионных фондов, не очень разумно для правительства отправлять деньги за границу, когда их можно было бы с большой выгодой использовать в различных государственных и социально важных проектах - строительстве мостов, дорог, больниц, школ, жилья, инфраструктуры и т.д. Наплыв дополнительных денег мог бы сбить цены на недвижимость в целом, и, вероятно, на ипотеку, о которой сегодня так много говорят. Пенсионная система в Казахстане, как известно, хоть и копировалась с чилийской, используется не очень по-чилийски. В этой стране, как раз, пенсионные активы и направлены в муниципальную сферу на развитие города и страны в целом. Построены три крупные телекоммуникационные компании, аэропорты, транспортные магистрали, железные дороги. Примерно 60% жилищно-хозяйственного комплекса построено именно за счет пенсионных активов. А вот городская администрация в Алматы, как известно, оскандалилась со строительством аэропорта. Сегодня некоторые пенсионные фонды ратуют за то, чтобы работать с акиматовскими ЦБ. Тем более что у НПФ уже есть опыт работы с подобного рода облигациями. Пенсионные активы вкладывались в бюджеты нескольких областей, к примеру, Восточно-казахстанской и Атырауской. Хотя при этом Минфин запрещает вкладывать эти активы на развитие Усть-Каменогорска и других некоторых регионов. Другая часть компаний по управлению пенсионными активами придерживается мнения, что муниципальные ЦБ приносят низкий доход в силу того, что направляются в социальную сферу, которая обычно не приносит большого достатка. В сложившейся ситуации видится несколько выходов. Благодаря избытку денег, инвестирование пенсионными активами - дело не совсем доходное. А, во-вторых, самым лучшим решением станет удержание вкладов на уровне нуля, чтобы их не съела бы инфляция. Пока на сегодняшний день в качестве выхода предлагается слияние фондов, т.е., их сокращение. Электронный адрес автора: peternnp@yahoo.com
Загрузка...