Опубликовано: 1077

Павлодарское подполье

Павлодарское подполье

Напротив акимата Павлодарской области два с половиной года изо дня в день собирается стайка бабушек, являющая собой для какого-нибудь приезжего странную картину - сначала апашки несколько часов переминаются с ноги на ногу, перешептываясь о каких-то списках на получение жилья.

Потом начинают так же шепотом возмущаться. Тогда к ним подъезжает машина (марка меняется), выходит женщина, выдает расписки, и народ расходится. Еще год назад состав группы активно пополнялся новыми желающими попасть в заветный список, - они приносили сюда аккуратно упакованные свертки. Сейчас свертки уже никто не несет, покорность потихоньку сменяется негодованием. А одна из ожидающих вообще нарушила все правила конспирации, позвонив корреспонденту сайта. Стоило мне подойти и представиться журналистом, как женщина из машины поспешно сунула в руки стоящей рядом бабули какую-то бумажку, хлопнула дверцей, и автомобиль резко взял с места. В следующую секунду куда-то испарилась большая часть переминавшегося здесь коллектива. Остались только совсем старенькие апашки, которым, похоже, уже ничего не страшно. - Вот, Рабига Тисбаева дала мне расписку, что вернет двести пятьдесят тысяч тенге, - показывает только что полученную бумажку Фая Кусанова (на фото справа - прим.авт). Сноха два года назад забрала мои 2,5 тысячи долларов, вырученные от продажи дома в деревне, и отдала своей двоюродной сестре - та как-то связана с акиматом, пообещала вписать мою фамилию в список на получение государственной квартиры. Я же была целинница, общественница, воспитала шестерых детей, неужели мне не положена квартира на старости лет? - Что же вы просто не встали в очередь? - Ну вот, я стою в очереди с 1993 года как мать-героиня, у меня 10 детей, - подключается к разговору Мария Утебекова (на фото слева), которая никаких денег никому не давала, ходит к акимату, чтобы поддержать бабу Фаю. - Документы все я сохранила. И что? Пошла в 2000-м году в акимат, мне в 315 кабинете выдали справку, что я 16-я на очереди. А в списках никаких не значусь. Спрашиваю - почему? Разводят руками и ничего не объясняют. - И все же, почему вы не побоялись отдать деньги чужому человеку, ведь сейчас не проходит месяца, чтобы в павлодарских газетах не написали про очередного квартирного мошенника? - спрашиваю я. - Я поверила своей сестренке, та подруге, а та еще одной своей подруге, которая заплатила три тысячи, и вскоре получила государственную квартиру, которую тут же приватизировала. У меня муж инвалид, сказали, что я подхожу по категории для первого списка, - рассказывает еще одна апашка, которая представляться наотрез отказалась, хотя сама и позвонила журналистам. - В полицию-то пойдете? - интересуюсь. - Могу составить вам компанию. - Нет, что вы, мы не сегодня-завтра появимся в списках, просто там, в акимате, какая-то задержка, и нужно подождать, - пугаются старушки, и недобро косятся на позвонившую корреспонденту "предательницу". Покинув группу у областного акимата, я отправился в стоящий через дорогу акимат городской - в отдел финансов, которому переданы функции по распределению социального жилья. - Социальное госжилье распределяется коллегиально, на комиссии, в которую помимо сотрудников нашего отдела входят представители совета ветеранов, Нур Отана, депутатов, отделов образования и соцзащиты, замакима города, - защищала честь отдела заместитель начальника отдела Жанар Рысмаганбетова, - как тут смошенничать? - В 2004 году ДКНБ установил, что жилищная комиссия под председательством тогдашнего замакима города Халела Оспанова также коллегиально сдавала госквартиры в наем с последующей приватизацией по фальшивым документам, - напоминаю я чиновнице. - На скамье подсудимых тогда оказалась заместитель начальника управления коммунальной собственности Роза Альжанова, которая отделалась тремя годами условно и сразу же из зала суда ушла на престижную работу в частную строительную компанию. В 2006 году финполиция раскрыла очередное мошенничество теперь уже в отделе ЖКХ, которому были переданы функции распределения жилья. Жилищная комиссия, в которую, как и в вашу, входили тогда представители общественности, передавала госквартиры фальшивым очередникам, а те по фальшивым документам о приватизации продавали их дальше. Из всего отдела осудили тогда только завсектором Жанар Исенову - она получила три года лишения свободы с отсрочкой на 14 лет, и теперь преподает право в одном из учебных заведений Павлодара. В настоящее время в горсуде №2 рассматривается дело о квартирных махинациях, в котором фигурируют 19 квартир. Бывший начальник управления коммунальной собственности, а ныне политик Геннадий Осипов, которого в свое время трижды пытались уволить с должности, и который трижды восстанавливался через суд, считает, что ничего в акимате не изменилось. - Мои хронические увольнения происходили потому, что я мешал Розе Альжановой и ее руководителям распределять квартиры "нужным" людям. Восстановил очередь нуждающихся - ее ликвидировали, создал юридический отдел, чтобы проверять всю документацию, поступающую в жилищную комиссию - решением замакима города ее расформировали. Те, кого в свое время прикрыли на суде Альжанова и Исенова, продолжают трудиться в госорганах, и готовят документы на жилищную комиссию по сей день. Думаете, они не смогут подсунуть комиссии фальшивые документы? К сожалению, выяснить имеет ли отношение к акимату Рабига Тисбаева, или она просто очень красноречивая мошенница, так и не удалось. Информацию, подкрепленную диктофонными записями, я представил в прокуратуру города, которая поручила провести соответствующую проверку финполиции. В прошлый понедельник мне позвонил начальник отдела Тамерлан Шанаев, и сообщил: сотрудники финпола апашек опросили, но те все, как одна, отказались писать заявления. А без заявления расследование начать невозможно…
Загрузка...