Опубликовано: 874

Отсутствие контроля как недооцениваемая угроза

Отсутствие контроля как недооцениваемая угроза

Проблема распространения радиоактивных веществ в мире в последнее время вызывает озабоченность у всех стран.

Многие приходят к выводу, что оно зависит от незаконной иностранной помощи, так как страны-распространители используют слабость и недоразвитость систем экспортного контроля, как в региональном, так и во внутригосударственном масштабах. Ни для кого не секрет, что многие западные страны были источниками материалов, жизненно необходимых для создания ядерного оружия в развивающихся странах, включая Иран, Ирак, Индию и Пакистан. Эта проблема стала наиболее актуальной после событий 11 сентября 2001 года, когда появилась реальная угроза, не только в своей классической форме, но и в форме ядерного терроризма. В результате чего Администрация Буша установила на въезде в Вашингтон, Нью-Йорк и другие крупные города детекторы нейтронного потока и гамма-излучения, которые могут определять наличие ядерного материала. Таможенный комитет выделил инспекторам более 4 тысяч индивидуальных радиационных детекторов, включая счетчики Гейзера. Таможня также установила аппараты, чтобы через них могли проходить грузовики и машины на пограничных постах. И страны СНГ Вашингтон не оставил без внимания. За последние годы Таможенная Служба США отправила более 600 радиационных детекторов для того, чтобы пресечь попытки контрабанды ядерных материалов. Вашингтон опасается, что часть плохо охраняемых радиоактивных материалов могла быть вывезена из стран СНГ в Узбекистан, который граничит с Афганистаном и находится рядом с Ираном, Ираком и Пакистаном, причем часть их - из военных программ и с АЭС. Одна из таких попыток почти увенчалась успехом в 2000 году, и только детекторы, которые поставили США, помогли предотвратить ее - они сработали, когда грузовик с металлоломом был остановлен на границе с Узбекистаном. Внутри грузовика было найдены 10 свинцовых радиоактивных контейнеров, пакистанский водитель собирался везти этот груз в приграничный город Куетта (Quetta). Это только единичный пример, но и он показывает, насколько серьезна угроза... Мировую общественность настораживает тот факт, что уран оружейного качества можно найти на более чем 130 объектах в 40 странах, во многих из которых высок уровень коррупции среди чиновничьего аппарата, контролирующего урановые программы, а объекты слабо охраняются. А ведь данные объекты являются одной из целей террористов, стремящихся как можно скорее сделать свою бомбу. Совершенно очевидно, что многие страны не в достаточной мере осознают масштабы этой проблемы. В настоящее время одними из ключевых фигур на сцене борьбы с ограничением распространения урана в мире являются США и Россия. Итак, Россия. Россия является членом Вассенаарских Договоренностей, Группы Ядерных Поставщиков, РКРТ и Комитета Цангера. Москва также ратифицировала и выполняет Конвенции по Химическому и Биологическому Оружию. Таким образом, в российской системе экспортного контроля есть списки, в том числе, и для товаров двойного назначения, законы по экспортному контролю, нормативные акты, включая введение всеобъемлющего контроля, межведомственная координация выдачи экспортных лицензий, программа по информированию экспортеров об их ответственности в соответствии с Законом об Экспортном Контроле и нормативными актами. Но в России функционирует достаточно слабая система ответственности за нарушения подобных норм, что иногда создает впечатление декларативности всех вышеупомянутых нормативно-правовых актов. Что касается обязательств, то Россия стала их выполнять через вывоз высокорадиоактивного урана, в свое время поставленного бывшим республикам Советского Союза, но подобные операции носят дорогостоящий характер, что пока для Москвы убыточно. Однако реализованные программы все же есть. Например, Россия помогла решить проблему с югославским ядерным топливом 22 августа 2002 г., когда Минатом России по просьбе Правительства США вывез из Института ядерных наук Винча, (г. Белград, Югославия), 5046 блоков высокообогащенного свежего ядерного топлива, общий вес которого составилт более 817 кг. Топливо находилось в Югославии с начала восьмидесятых годов, и не было использовано в связи с остановкой реактора типа ТВР-С. Нужно отметить, что содержащийся в топливе расщепляющийся материал был пригоден для производства двух с половиной ядерных зарядов. Тем самым была ликвидирована потенциальная угроза проведения террористических актов или осуществления хищения ядерных материалов. Конечно, Россия будет стремиться осуществлять контроль за распространением урана и других компонентов для создания ядерной бомбы, но какие интересы преследует Россия в подобной деятельности? Во-первых, улучшение своего имиджа на международной арене, что при росте антиамериканских настроений на Западе будет играть на руку Москве, которая не прочь расширить круг своих единомышленников. Во-вторых, Россия начинает контролировать потоки радиоактивных веществ, а контроль за нераспространением влечет за собой ограничение деятельности террористических организаций, которые хотят обладать ядерным оружием для проведения своей деятельности на территории стран СНГ и Европы. Это с пониманием должно быть воспринято в Европе. В-третьих, деятельность в этом направлении поможет Москве сблизить свои позиции с Вашингтоном, ведь известно, что ничто так не объединяет, как совместная борьба против единого врага. Вследствие этой совместной работы Москва может наладить или расширить сотрудничество с Вашингтоном в других сферах, наиболее интересующих Россию. Что касается США, то: Вашингтон постоянно актуализирует проблему распространения ядерного оружия, в том числе и разработку его в Северной Корее и Иране, но не хочет идти в этом вопросе на сближение с Москвой. Нельзя забывать, что и США тоже поставляли оружейный уран в ряд стран. Справедливости ради нужно отметить, что Вашингтон пытается вернуть его назад, но его действия во многих случаях имеют ограниченный результат, так как они направлены по нескольким программам. Объединение их в одну позволило бы Вашингтону более плодотворно работать в этой сфере. При этом параллельно можно было бы проводить работу со многими научно-исследовательскими институтам, убеждая их в целесообразности выдачи ядерных материалов и закрытия устаревающих ядерных реакторов. Не исключено, что для реализации подобных планов Администрации Белого дома потребуются значительные финансовые средства, но если все они будут направлены на решение данного вопроса, то Вашингтон только выиграет в этом процессе. Практические шаги, Белого дома видны и на территории стран СНГ. Например, в 1999 году Россия отказалась брать обогащенный уран из Узбекистана, и американцам пришлось вывезти из Казахстана около 600 кг высокообогащенного урана. Они дали тогда действиям своих специалистов название "операция Сапфир". Подобная деятельность приносит Белому дому свои дивиденды. Во-первых, опубликовывая информацию о деятельности по сбору ядерного материала, Администрация Белого Дома заручается поддержкой у избирателей, что всегда было актуально для США. Во-вторых, Вашингтон получает контроль за ядерным вооружением, что при активизации деятельности террористических организаций будет играть роль успокоительного лекарства, как для США, так и для стран Европы. В-третьих, своими действиями США приобретет союзников среди стран Европы, что при реальном падении симпатии к Вашингтону в Европе будет являться позитивным фактором. В-четвертых, если Вашингтон в этом вопросе будет взаимодействовать с Москвой, то его деятельность на этом поприще будет гораздо результативнее, чем, если бы это он делал обособленно. Но, несмотря на все позитивные сдвиги, существуют серьезные проблемы, с которыми столкнулись США и Россия при контроле за распространением компонентов, связанных с разработкой ядерного оружия. Первая проблема заключается в том, что у многих стран наблюдается стремление осуществлять поставки и экспорт без учета возможных угроз безопасности, которые создает такой экспорт. Например, в России крупные предприятия, особенно крупные ядерные экспортеры, создают системы внутрифирменного экспортного контроля, однако в других странах подобной системы может и не быть. Здесь уместно упомянуть компании, которые нарушают подобные нормы. Среди них есть те, на которые были наложены санкции в прошлом месяце, но сейчас они могут покупать высокоскоростные компьютеры и высокотехнологичное оборудование, а также другие технологии, использующиеся в производстве ядерного оружия и баллистических ракет. По своим параметрам они лишь чуть-чуть не дотягивают до уровня, контролируемого в рамках экспортного контроля. Данные компании спокойно импортируют такие товары, и никто не ведет учета, который помог бы отследить, что и в каких количествах они покупают. Таким образом, первым шагом должен быть отказ от торговли с такими компаниями, а также отказ им в любых возможностях экспорта в страны с нестабильной политической ситуацией. Во-вторых, необходимо составить список компаний, которые были замечены в этой сфере, в связи с наложенными на них санкциями и распространить его по всем странам. При этом нужно постоянно обновлять данный список с учетом требования времени и обстоятельств. В-третьих, если одна из стран накладывает санкции на какую-нибудь компанию, то она должна просить союзников сделать то же самое, с тем, чтобы санкции не были односторонними, и компания не могла сотрудничать у нее за спиной с другими. Теперь можно рассмотреть ситуацию с радиоактивными веществами на территории стран СНГ. Нужно принимать во внимание то, что во многих странах бывшего СССР по-прежнему остаются запасы урана. Например, в Узбекистане -неиспользованный оружейный уран и отработанное ядерное топливо, которое все еще является высокообогащенным. За него и другие страны ЦА между США и Россией идет соревнование. Вашингтон, практически взял под контроль урановые месторождения Узбекистана. И если в Казахстане и Таджикистане Россия еще может контролировать обстановку, то Узбекистан - вне зоны ее влияния. При этом нужно отметить, что разведанный уран в Узбекистане находился на уровне 10% запасов или 15% рентабельных по отработке запасов от общих запасов в бывшем СССР, что составляло 120 тысяч тонн в год. Конечно, нельзя упускать из виду наличие некоторых международных документов, способствующих налаживанию тесного сотрудничества между США и Россией по части контроля за нераспространением радиоактивных материалов. Например, Совместная декларация Президента Владимира Путина и Президента Джорджа Буша о новых стратегических отношениях между Российской Федерацией и Соединенными Штатами Америки. А также Совместное заявление Президента Владимира Путина и Президента Джорджа Буша об антитеррористическом сотрудничестве, подписанное в Москве в мае 2002 года. Они предусматривают принятие незамедлительных мер по предотвращению распространения оружия массового уничтожения и уменьшению угрозы ядерного терроризма. Одним из средств достижения этих целей является российско-американское сотрудничество в вывозе из зон потенциальных конфликтов ядерных материалов, пригодных для производства ядерного оружия. Но, как и прежде действиями Москвы и Вашингтона руководят национальные интересы. И если США и Россия не смогут объединить свои усилия на этом поприще, позабыв на время про свои амбиции, то вполне вероятно, что мир окажется свидетелем нового вида терроризма, который будет не только привлекать внимание общественности, но и выдвигать реальные требования, игнорирование которых будет чревато для многих стран.
Загрузка...