Опубликовано: 780

Одинокие, нежные, злые…

Одинокие, нежные, злые…

Конечно, они далеко не паиньки. Пьют и матерятся, воруют и дерутся, хамят взрослым и курят травку, насилуют и убивают, режут вены себе и калечат слабых. Они очень разные - те, что в конечном итоге встречаются в "коллективе" за колючей проволокой. В прошлом году в колониях республики наказание отбывали 1200 несовершеннолетних, это почти в два раза больше, чем в 2000-м. Вопрос в том, исправит ли их система, ломающая человека, унижением и страхом,

заставляющая не исправляться, а лишь приспосабливаться. О необходимости введения в стране системы ювенальной юстиции - то есть правосудия для подростков - говорится давно. В 70-е годы к проблеме, казалось, подошли вплотную - были попытки создать специализированные суды, в которых рассматривались бы исключительно дела несовершеннолетних. Очень большое значение тогда придавалось личности судьи - он виделся опытным юристом и вдумчивым психологом. Но начинание быстро завяло, и с тех пор дела малолетних преступников идут в общем конвейере с "взрослыми". Судьям чаще всего не до психоанализа, не до изучения душевных свойств конкретного юного правонарушителя - суды выше крыши завалены делами. Многие из них пылятся годами без вынесения приговора - наша канцелярская машина судоустройства печально известна хроническими сбоями в буксующем механизме. Тогда как Конвенция о правах ребенка, ратифицированная Казахстаном, требует рассматривать дела несовершеннолетних незамедлительно. Время затягивается, меж тем большинство обвиняемых подростков еще до суда содержится под стражей. На международном круглом столе "Права несовершеннолетних и правосудие", который, как известно, прошел в конце прошлого года в Алматы, говорилось и о других нарушениях. Часто, к примеру, дела малолеток рассматриваются без предоставления адвоката, в судейской практике не принято возвращать их на доследование. А иногда стоило бы, потому что предварительное следствие далеко не всегда, по мнению экспертов, проводится объективно и качественно. Результат: в прошлом году Верховный суд РК рассмотрел 62 кассационные жалобы в отношении несовершеннолетних. 33 из них - а это особо тяжкие преступления - не удовлетворены, приговор оставлен без изменения. В трех случаях приговор отменен, а двадцати трем осужденным сроки заменены на более мягкие. Значит, судьи на местах слишком суровы? Нет, просто они привыкли не делать особого различия между преступниками в зависимости от возраста. Необходимость в ювенальных судах, таким образом, очевидна. Это вовсе не означает, что с некоторыми нарушителями закона станут нянчиться и без передышки гладить по головке. Отнюдь. Но появится дифференцированный подход к каждому: ведь для многих, особенно совершивших преступление впервые, для встряски, достаточно уже задержания, СИЗО, судебного процесса. Возможно, шире будет применяться условное наказание. Психологи считают, что подростка с неокрепшей психикой зона зомбирует, подчиняет своим законам и на волю он выходит потенциальным рецидивистом, готовым вновь преступить закон. Конечно, подросток подростку - рознь. Среди обитателей колоний есть такие авторитеты "куда там взрослому"! Но есть те, кто оказался втянут в преступление по слабости характера, под угрозой, из-за каких-то других обстоятельств, этих еще можно спасти, вернуть в общество. Здесь уже нужно говорить не только специализированных судах, а о комплексной работе с такими подростками. Ведь подавляющее большинство из так называемых неблагополучных семей. Даже получив условный срок, куда пойдет четырнадцатилетний человек? Вернется в ту же семью, на ту же улицу, в ту же компанию. В прошлом году было расследовано 3254 уголовных дела, по которым к ответственности привлекались 3500 несовершеннолетних. Более 80 процентов преступлений - грабежи, кражи, разбои, в основном творимые группами. Было совершено 55 убийств, 24 изнасилования, зафиксировано 235 случаев хулиганства. Следователи отмечают, что в последнее время все активнее подростков привлекают во взрослые преступные группировки. Криминальная среда лелеет смену заботливо и цепко. "Нормальное" же общество ясно дает почувствовать трудным, насколько они не нужны. Простейший способ избавиться от их проблем - изоляция. Причем обычно на "взрослый" срок. Лишь смертная казнь и пожизненное заключение не применяются к несовершеннолетним. В соответствии с Уголовным кодексом те их них, кто совершил особо тяжкие преступления, не могут рассчитывать на условный срок. Немного истории. Первый в мире суд по делам несовершеннолетних был учрежден в 1899 году в США. Толчком к этому стало принятие закона "О детях покинутых, беспризорных и преступных". Американцы пришли тогда к выводу, что автоматическое осуждение подростков наравне с другими порождает замкнутый круг: общество как бы провоцирует начинающих преступников к продолжению своей "карьеры". В Америке было открыто множество приютов для малолетних злодеев, беспризорников. Принцип перевоспитания не заключением, а достаточно вольным поселением под присмотром сохраняется до сих пор. Как и куда "рассортировать" подростков, советуют психологи. У нас так называемые альтернативные меры применяются слабо. Подписка о невыезде вместо ареста применялась в прошлом году 489 раз, домашний арест - 32, личное поручительство взрослых - 31 раз, отдача под присмотр - 27 и лишь единственный раз несовершеннолетний был выпущен до суда под залог. Оно и понятно: у большинства родителей попросту нет денег. Так что рекомендации западных экспертов шире использовать залог в качестве меры пресечения могут вызвать у нас лишь горькую усмешку - слишком разные у нас системы, слишком по-разному заботятся государства о своих оступившихся юных гражданах. Итак, нам нужны сильные психологи, специализирующиеся на подростковой преступности, следователи, не зацикленные на показателях раскрываемости, судьи, не относящиеся к малолеткам как к утомительной грязи и не задавленные грузом дел. Нам нужен четко продуманный закон о ювенальных судах и, наконец, как завершающее звено в этой цепи, сами суды - гуманные и справедливые. ...Семь лет назад мы увидели ошеломляюще честный документальный фильм "Опыт креста". Его кадры помнятся до сих пор... Огромные печальные глаза и самокрутка в татуированных пальцах... лопоухая бритая голова и смакование ощущения "короля" с полным карманом украденных денег... Детский полушепот - заклинание: "Господи, спаси от прокурора жестокого, от забора высокого" и матерная брань человека в форме… "Марочка", то есть носовой платок, с примитивно вышитой Богородицей и руки в цыпках, демонстрирующие, как можно прикуривать от сети в двести двадцать вольт… …Мальцы, свернувшиеся как собачонки под драными одеялами и рассказ одного из них о том, что насиловали его "на зоне" двенадцать человек, дав потом баланды, хлеба и два стакана самосада… шеренга на четвереньках перед дежурным, его окрик: "Встать! Облизали чтоб всю хату!" и медные трубы оркестра, играющие веселенький марш в честь прибытия высоких чинов… Фильм сделал Тарас Попов, работавший психологом в алматинской колонии для несовершеннолетних. Отснятого материала было на 48 часов, лента сконцентрирована в 55 минут. Тарас не расставался с видеокамерой и снимал по сути нелегально. Когда "Опыт креста" - теперь уже классика - стал достоянием общественности, милицейских начальников едва родимчик не хватил. Картина была объявлена пасквилем, Попов предан анафеме. Его долго стращали в разных кабинетах, из колонии пришлось уйти. Но фильм уже рассказал о том, как живут в изоляции малолетки - жестокие и слабые, грубые и по-своему нежные. И все на самом деле - такие одинокие. …Уже умудренный сроками в свои шестнадцать авторитетный вор Шайба философствует в кадре: "Зло заложено в человеке еще с утробы матери. Зло всегда порождает зло, а добро - никогда добро." Неужели им в этом никогда не разувериться?
Загрузка...