Опубликовано: 936

Новая политическая доктрина России или старая гонка вооружений?

Новая политическая доктрина России или старая гонка вооружений?

Международная ситуация изменилась. И изменилась она благодаря действиям Вашингтона и Москвы. На первый взгляд обыденное выступление президента Российской Федерации вывело Россию на новый уровень международных взаимоотношений не только со странами дальнего зарубежья, но и со странами-членами СНГ.

При этом Москву нельзя упрекнуть в данной инициативе, потому что подобный шаг был уже давно сделан Вашингтоном. Чтобы привлечь внимание к себе со стороны мирового сообщества Россия пересмотрела политическую доктрину и взяла на вооружение политику национальной безопасности, предусматривающую нанесение превентивных военных ударов. Новое направление, которое в корне меняет внешнеполитическую доктрину, не ново, но является логическим продолжением политики администрации Белого дома. Конечно, Россия не будет отказываться от зон своих национальных интересов, а это в настоящее время: прибалтийские страны, Кавказ и Центральная Азия. Но теперь всем странам, находящимся в этой зоне придется более продуманно подходить к своим внешнеполитическим программам. Нужно отметить, что Москва серьезно отрабатывает три направления: национальная безопасность (Таджикистан, Узбекистан, Кыргызстан, Казахстан, Южный Кавказ, Латвия, Литва и Эстония), поддержка и защита своих соотечественников (Южный Кавказ, Латвия, Литва, Эстония, Кыргызстан и Казахстан), и энергетическая политика, или политика в области распределения и добычи энергоресурсов (Южный Кавказ, Каспий и Казахстан). Почему изменился курс внешней политики России? Ответ лежит на поверхности - последние мероприятия НАТО, а также разработанные этой организацией программы, которые с точки зрения Москвы, носят "антироссийскую направленность". Что может предпринять Россия после объявления новой военной доктрины? Во-первых, Кремль должен отойти от официальной российской доктрины безопасности, призывающей на настоящее время лишь к поддержанию обороноспособности страны на достаточном уровне. При стабилизации экономики страны и росте профессионализма в вооруженных силах, это позволит России выйти на новый стратегический уровень. Во-вторых, Москва может пересмотреть свою ядерную стратегию. Это на первых этапах будет сделано декларативно, но при дальнейшей эскалации вероятна практическая реализация новых планов, что заметно уже сейчас на примере модернизации ядерных сил за счет ракет дальнего радиуса действия с кассетными боеголовками. Новое поколение стратегических ракет с ядерными боеголовками идет на смену нынешним системам вооружения. В-третьих, Россия обязана будет связывать свою новую военную доктрину с экономическим давлением на те или иные страны, входящие в зону ее национальных интересов. И тут есть один пример - Бишкек, после того как 20 апреля шесть американских истребителей F-18 прибыли в Кыргызстан, российская Дума дезавуировала обещание правительства России реструктурировать киргизский долг, составляющий 133 млн. долларов США. В-четвертых, Кремль постарается провести информационную кампанию по актуализации возникших проблем во взаимоотношениях между НАТО и Россией. Кампания может проходить в разных формах, в том числе в форме информационных передач, круглых столов, конференций, репортажей и т.д. И этот процесс уже пошел. Первой ласточкой стала конференция, посвященная реформам и развитию российских вооруженных сил, в которой принимали участие высокопоставленные государственные чиновники, высшее военное командование и редакторы национальных средств массовой информации. В-пятых, Россия должна будет подготовить себя к нанесению превентивных ударов в любой точке земного шара, если этого потребуют ее интересы. Логично предположить, что подготовка в этом направлении уже ведется и небезуспешно. Становится закономерным процесс окончания реструктуризации вооруженных сил России. Даже по численному составу вооруженные силы, насчитывающие в настоящее время 1,16 миллиона человек, сокращаться больше не будут. Немаловажно отметить, что, начиная с 1992 года, численность войск Российской федерации сократилась более чем в два раза. И, наконец, Москва должна быть готовой для ведения боевых действий в двух точках одновременно, что для России пока невыполнимо. Это видно на примере разрешения конфликта в Чечне. Многие страны ожидали, что Россия будет направлять свои превентивные меры на угрозы, исходящие извне. Но Москва не собирается ограничивать себя операциями или ударами за пределами России, она также будет использовать их и в своих регионах. Не зря же министр обороны России Сергей Иванов подчеркнул, что, как показывает Чечня, невозможно разделить внешнюю и внутреннюю угрозы. Какие действия предпринял Кремль в связи с обнародованием своей новой военной доктрины? Это возвращение на боевое дежурство ракет "СС-19", которые заменят якобы отработавшие свой ресурс наземные стратегические ядерные арсеналы. При этом Президент России отметил: "Я говорю о наиболее опасных ракетах, имеющих сотни боеголовок. Их способность преодолевать любую противоракетную оборону не имеет равных". Это наращивание военного присутствия в сопредельных государствах, в том числе и в странах Центральной Азии. Российская военная база под Кантом (Киргизия) уже принимает на своем аэродроме воинский контингент и военную технику. Это налаживание более тесного сотрудничества с Китаем, который также обеспокоен политикой США (читай НАТО) в Центральной Азии. Нужно отметить, что как Китай, так и Россия обеспокоены присутствием США в регионе, который они считают сферой своих национальных интересов. Конечно, нельзя забывать о том, что новая военная доктрина появилась не сегодня и не на ровном месте. Но, какие последствия возможны после ее смены? Конечно, настороженность Вашингтона по отношению к любым внешнеполитическим шагам России независимо от направления, будь то Ирак или Центральная Азия. При этом можно прогнозировать действия Москвы в Центральной Азии, как показательные выступления для мирового сообщества. И для этой цели подходят сразу три республики Кыргызстан, Таджикистан, Казахстан. Во всех этих республиках можно найти причину для нанесения превентивных ударов как максимум и размещения своих войск как минимум. Если говорить о Таджикистане, то Москва на основании осложнения ситуации на таджико-афганской границе, может, используя силы российской военной базы, дислоцированной в Таджикистане нанести превентивные удары. Что касается Казахстана, то здесь у Москвы два направления: защита российского космодрома "Байконур", от террористических организаций, пытающихся провести подрывные работы на месте запуска (и это реально) и факт наличия значительного количества соотечественников, проживающих на территории Казахстана. Здесь достаточно серии громких выступлений в СМИ, две-три забастовки или массовых шествий, пикетов, чтобы Россия сочла за долг направить ограниченный контингент в Казахстан. А при низком уровне боеготовности вооруженных сил Казахстана и при наличии постоянно повышающих свои навыки ведения боя в Чечне и других "горячих точках" вооруженных сил России, подобный сценарий может стать реальностью. А рост доверия к Москве со стороны Пекина, который также имеет натянутые отношения с США? Не исключено, что Китай может также последовать примеру России и изменить свою стратегическую военную доктрину. Раньше многие страны зачастую прислушивались к мнению Вашингтона, а теперь в один ряд с США становится и Россия. Ведь Москва может интерпретировать любой внешнеполитический казус как внешнюю угрозу или вмешательство в свои внутренние дела. А это, при оглашении новой доктрины будет только оправдательным действием. Становится очевидным факт политического противостояния между разваливающимся блоком НАТО и еще не окрепшей Россией. Не вызовут ли подобные действия сторон новую, давно забытую всеми гонку вооружений? Сейчас на этот вопрос трудно ответить, но если и дальше отношения между вышеуказанными сторонами будут накаляться, то этот прогноз грозит стать реальностью.
Загрузка...