Опубликовано: 4218

Незаметное трудовое законодательство, о которое все спотыкаются

Незаметное трудовое законодательство, о которое все спотыкаются

Труд сделал человека. Труд может быть свободен.

Трудовое законодательство вновь переживает очередную реформу, - специалисты сегодня трудятся над написанием глав нового собственного казахстанского КЗОТа. Когда-то его уже пытались создать, но этого не произошло, благодаря закулисной борьбе между правительством и парламентом. Особенность Кодекса о труде заключается в его масштабности, - он одновременно затрагивает ряд других законодательств, к примеру: налогового, гражданского и т.д. Специалисты сегодня готовят туда поправки, чтобы в 2005 году он вступил бы в силу. Среди отечественных юристов бытует мнение, что мы живем в стране непуганых работодателей. По юридической статистике, нарушения в сфере трудовых отношений сегодня занимают второе место среди всех остальных правонарушений. Больше всего допускаются ошибки применения правовых норм и игнорирование трудового законодательства. Трудовые отношения - это противостояние Согласно данным Государственной инспекции труда Министерства труда и социальной защиты населения РК, в 2002 году выявлено более 129,6 тысяч нарушений трудового законодательства, в том числе около 51,2 тысяч нарушений Закона РК "О труде в Республике Казахстан" и 77,2 тысяч нарушений Закона Республики Казахстан "Об охране труда". За 2002 год, в результате нарушения норм охраны труда на промышленных предприятиях республики, получили увечья 3402 работника. В прессе давно и регулярно поднимается этот вопрос. Многие его обсуждают, но, к сожалению, мало, что меняется в сторону улучшения. Интересно отметить, что многие говорят о том, что трудовое законодательство стоит на стороне работодателя, давая ему неограниченную власть в собственной вотчине. В этом, казалось бы, и заключается весь корень зла. Пресса много приводит примеров, когда работодатели беззастенчиво наступают на права коллектива. В этом отношении доказательств не требуется, большинство, кто имеет работу, так или иначе, сталкивается с этим. Работодатели же, в свою очередь, говорят, что законодательство не отражает их интересов. Далее полифония сливается в один тон, и все как один указывают на несовершенство законодательства, которое не выдерживает критики временем. Отсюда, волей-неволей, возникает вопрос: какая темная сила инициировала закон, который никто не замечает и, следовательно, не соблюдает?! По словам чиновников и экспертов, трудовое законодательство было разработано в переходный период хитрого первоначального накопления капитала и приватизации. И в те сверхлиберальные времена было сложно принимать какие-либо жесткие правила. К примеру, Закон "Об охране труда", принятый в 1993 году, значительно отстал от той реальности, которая сложилась на сегодняшний день. Он вступил в силу до принятия действующей Конституции, Гражданского кодекса и ратификации основополагающей конвенции МОТ. Такие понятия, как безопасность и гигиена труда, в законе не учтены. На сегодняшний день в обществе широко распространен понятийный аппарат, который отсутствует в законодательстве. Работодатель и он же президент Алматинской ассоциации предпринимателей Виктор Ямбаев в интервью Караван.kz, сказал, что трудовое законодательство рождено чиновниками из министерства труда и соцзащиты населения, и, соответственно, отражает интересы ведомства. "Министерские нормы создают заведомо нереализуемые положения, а потом инспекторы начинают штрафовать предпринимателей" (читай, работодателей). Он назвал это ведомственной коррупционной схемой по отъему денег у предпринимателей (работодателей - авт). Он сказал, что трудовое законодательство кишмя кишит коррупционными схемами и создано для интересов инспекторов по труду. Законодательство предусматривает ответственность работодателя, но ничего не говорит об ответственности чиновника, что развязывает ему руки и оставляет безнаказанной деятельность. Одним из самых больших заблуждений в трудовом законодательстве г-н Ямбаев считает положение, как сказано в законе: "…вне зависимости от форм собственности". В период рыночных реформ закон должен отличать госпредприятие от частной компании даже в силу того, что здесь разные условия производственных отношений. А ведь на основе данной законодательной слепоты принимаются решения. Виктор Ямбаев уверен, что правительство хочет обеспечить социальные гарантии за чужой счет (за счет работодателей). В сегодняшних условиях, в силу того, что государственный сектор является самым минимальным работодателем, а большим - является частная сфера, работник должен сам себе обеспечивать социальный пакет. Государство не может себе этого позволить. Оно не может обеспечить социальные гарантии даже бюджетникам - сегодня оно еще не совсем готово к этому. В конце концов, анемичный закон порождает низовую коррупцию мелкого чиновника. При всем при этом Виктор Ямбаев наполнен оптимизмом по поводу того, минтруда не стоит на месте, и постепенно развивается, совершенствуя законодательство. Лицом к лицу Проблему аморфности трудового законодательства с трибуны в очередной раз поднимали сами предприниматели 1 декабря в уходящем году на VI очередной ассамблее Конфедерации работодателей РК. Кроме предпринимателей, общественных деятелей, участие принимали руководители отдельных министерств: труда и соцзащиты - Гульжан Карагусова, индустрии и торговли - Адильбек Джаксыбеков, вице-министр образования и науки - Нуралы Бектурганов и др. В ходе встречи предприниматели не преминули воспользоваться возможностью, и еще раз напомнили чиновникам о слабости трудового законодательства: "труда нет, а министерство труда есть". В тот день общественники и бизнесмены критиковали министров почти в каждом выступлении. Больше всего "досталось" министру Гульжан Карагусовой. Забегая вперед, скажем, что встреча закончилась достаточно тепло. Нужно отдать должное, Гульжан Карагусова отбивалась как могла. Что скажешь, - трибун! Что-что, а красноречиво вести дебаты и держать в них удар, она умеет. Ей и без того достается от прессы и пенсионеров "на орехи", а лейбористское и собесовское министерство, видимо, никогда не будет популярным, до тех пор, пока не будет реально защищать интересы населения, а не только внутренние корпоративные. С одной стороны, казалось бы, страна переживает доселе не виданный экономический рост, а с другой стороны, юридическая статистика изобилует фактами нарушения в трудовом праве. Конечно же, здесь кроется комплекс причин: это и политика государства по стимулированию увеличения рабочих мест и общий экономический курс, и состояние реального сектора экономики. Именно он и обеспечивает наибольшее число рабочих мест. А, как известно, на сегодняшний день, около 80% работы дает частный сектор, и, соответственно, около 20% - это бюджетники: чиновники, госслужащие, врачи, учителя и т.д. по нисходящей. Нежелание реальности По данным мин труда и соцзащиты населения, за последние два-три года безработица снизилась с 13% до 9%. По неофициальным данным, она составляет от трети до четверти населения. Общеизвестно, что официальной статистике верить очень сложно - не может она всего учитывать, - старая и банальная как мир истина. По крайней мере, есть такое понятие, как скрытые безработица и занятость. Нет уверенности, что в минтруда обладают достоверной информацией о том, сколько иностранных работников находится в республике, к примеру, на тех же базарах, стройках, фирмах и пр. А законодательство, в том числе и пенсионное не учитывает количество местных работников на базарах, барахолках и т.д. Десятки тысяч казахстанцев, в жару и мороз, стоят у прилавков, но официально это им никак не засчитывается - ни стаж, ни пенсионные отчисления, ни социальное страхование, ни квалификация. В бытность советской власти в качестве мерила, как все помнят, использовалась трудовая книжка. Сегодня, как известно, она не применяется, что можно рассматривать как чиновничью близорукость. Сегодня мерилом трудового стажа станут пенсионные отчисления, - сколько проработал, такая и будет пенсия. Но, к сожалению, как сказано ранее, эта схема не объективна. Пенсионные отчисления - это маленький и грубый показатель количества. Качество работника, как то - должность, звание, награды, поощрения, период работы на должности, уровень квалификации и пр., естественно, они показать не могут. Одно из самых распространенных нарушений в трудовом законодательстве - незаключенные трудовые договора. Отсюда выходит скрытая занятость. Остается только догадываться, сколько денег проходит мимо госказны. Таким образом, несовершенство законодательства приносит колоссальные убытки. Странная позиция чиновников - сами отказываются от пополнения казны. В одном из своих интервью Гульжан Карагусова сказала, что она верит только официальной статистике. А, неофициальной, естественно, не верит. Если исходить из того, что официальные данные не могут отразить всю правду, значит, руководитель целого ведомства находится в плену иллюзий. Хуже всего то, что решения на самом верху принимаются исходя только лишь из статистических данных. С другой стороны у государевых людей нет выбора. Получается замкнутый круг. Есть еще одна непонятная позиция государства. В последнее время понемногу стали поднимать зарплаты и пенсии. Одна из экономический теорий гласит о том, что развитие зависит не только от объема денежной массы, но также и от частоты ее циркуляции в местной макроэкономике. Это значит, что чем больше бюджетники и пенсионеры получат зарплат и пенсий, тем больше получит казна через те же налоги и др. платежи. Но правительство не очень торопится поднимать зарплаты и пенсии. Оно мотивирует это дефицитом финансовых ресурсов, - дескать, ножки надо протягивать по одежке. Однако уже давно не секрет, что правительство, элементарно, где-то прячет деньги, полностью их не показывая. Финансовые возможности Казахстана намного шире, чем это заявляется официально. Безработица по недоразумению По данным того же минтруда, из общей численности безработных 113,9 тыс. составляют женщины. 31,1 тыс. - молодежь в возрасте 16-24 лет. Наибольший удельный вес из числа зарегистрированных безработных составляют лица в возрасте от 30 до 50 лет - 116,8 тыс. чел. Удельный вес длительно неработающих (более одного года) составил 121,7 тыс. Из общей численности зарегистрированных безработных имели высшее профессиональное образование 14,2 тыс. чел., среднее профессиональное - 37,5 тыс., начальное профессиональное - 23,9 тыс., среднее общее - 103,5 тыс., основное общее - 14,5 тыс. В общей численности безработных подавляющее большинство составляют рабочие - 117,4 тыс. чел., служащие - 43,0 тыс. Из числа служащих являлись руководителями 4,8 тыс. безработных. В разрезе групп занятий наибольший удельный вес среди незанятых составляют неквалифицированные рабочие - 60,8 тыс. чел., квалифицированные рабочие промышленных предприятий, организаций строительства, транспорта, связи, геологии - 21,2 тыс., операторы, аппаратчики, машинисты установок и машин и слесари-сборщики - 16,8 тыс. А также работники сферы обслуживания, ЖКХ, торговли и родственных видов деятельности - 15,4 тыс. чел. В целях защиты внутреннего рынка труда квота на 2003 год на привлечение иностранных граждан для осуществления трудовой деятельности на территории Республики Казахстан составляет 0,14% к экономически активному населению. В отчетном периоде разработаны и внесены изменения в законодательные и нормативные акты по вопросам бедности, безработицы и занятости. Министерство труда указывает также на недоработку местных властей по решению вопросов безработицы. В восьми областях показатель трудоустройства ниже среднереспубликанского. Самый низкий уровень трудоустройства отмечен в Кызылординской области - 16,0% и Атырауской - 21,3% от обратившихся. С учетом приоритетности развития нефтегазовой отрасли в указанных областях показатель трудоустройства в этих регионах не улучшается. Ситуация на рынке труда в Казахстане складывается следующим образом. Остро стоят проблемы занятости в следующих регионах: малые города, зависящие от одного преобладающего работодателя, приостановка деятельности которого или ликвидация ведет к потере работы для большинства населения. Трудоизбыточные (депрессивные) районы, в том числе сельские, приграничные районы южных регионов республики. Ряд районов и населенных пунктов западного региона республики (Атырауская, Западно-Казахстанская, Актюбинская области) - из-за высокого удельного веса привлекаемых иностранных работников при одновременно большой численности безработных среди местного населения, а также нарушения работодателями законодательства о труде, неравных условий и оплаты труда иностранных специалистов и работающих граждан Республики Казахстан. Высокая доля длительно неработающих (более одного года) хроническая безработица (в 2002 году удельный вес длительно неработающих составил 62,9% от общей численности безработных. Продолжает сохраняться высокий уровень безработицы по сравнению со среднереспубликанским в Кызылординской (12,5%) и Жамбылской (12,3%) областях. Снижен удельный вес безработных, охваченных общественными работами. Так, за отчетный период в общественных работах приняли участие 37,0% безработных от общей численности против 39,8% - в 2001 году. Снижение этого показателя по сравнению с 2001 годом допустили Жамбылская, Карагандинская, Костанайская, Мангистауская, Павлодарская, Северо-Казахстанская области, города Алматы и Астана. Профподготовка и переподготовка безработных слабо учитывают складывающуюся конъюнктуру на рынке труда. В связи с этим крайне неудовлетворительно проводится работа по трудоустройству безработных, завершивших обучение. Из 24,2 тыс. безработных, обученных в 2002 году, трудоустроена только половина. В Мангистауской области из 697 завершивших обучение безработных трудоустроен лишь 71 чел. (10,2%), в Южно-Казахстанской трудоустроен лишь каждый пятый обучившийся, в Алматинской - каждый третий. Обучение безработных проводится без учета потребности рынка труда в тех или иных специалистах. Продолжает иметь место обучение профессиям "бухгалтер", "секретарь-референт", "делопроизводитель", тогда как сохраняется высокий спрос на квалифицированных специалистов рабочих профессий. Создание рабочих мест не подтверждается адекватным ростом занятости населения и числа трудоустроенных. В Жамбылской области, например, в 2002 году создано 17,9 тыс. рабочих мест, а трудоустроено органами занятости лишь 3,7 тыс. безработных, в г.Астане эти показатели составили соответственно - 10,6 и 3,3 тыс. Одной из причин такого несоответствия является отсутствие налаженной системы учета создаваемых рабочих мест. В целом по республике на 1 января с.г. на одно свободное рабочее место претендовало 20 безработных, в сельской местности - 90. При этом в областях недостаточно ведется работа по выявлению свободных рабочих мест, хотя вакансии имеются. В Актюбинской области, например, заявлено в органы по вопросам занятости лишь 29 свободных рабочих мест или 0,3 % от общего числа вакансий по республике. Местные органы по вопросам трудоустройства не уделяют должного внимания обеспечению занятости оралманов (репатриантов). В г. Алматы из 115 оралманов, обратившихся за содействием в устройстве на работу, работу получили лишь 12 человек. Складывающая ситуация на рынке труда диктует необходимость дальнейшего развития и совершенствования активных мер на рынке труда за счет создания дополнительных рабочих мест, организации общественных работ, профессионального обучения, повышения квалификации и переподготовки безработных. Ради объективности следует отметить наличие ряда недостатков, препятствующих эффективной работе органов по вопросам занятости. На практике в Казахстане в процессе реформирования органов государственной службы занятости структура и статус центров занятости неоднократно подвергались изменениям. В результате сегодня из 1,6 тыс. работников уполномоченных органов по вопросам занятости 0,7 тыс. или почти каждый второй не имеют статуса государственного служащего. Так, в Карагандинской области уполномоченными органами по вопросам занятости на городском уровне (в восьми городах - Караганда, Жезказган, Балхаш, Каражал, Приозерск, Сарань, Темиртау, Шахтинск) определены Центры занятости, имеющие статус государственного учреждения, работники которых не являются государственными служащими (из 157 работников лишь 49 имеют статус госслужащего). Уполномоченными органами по вопросам занятости на районном уровне определены районные отделы труда и социальной защиты населения, т.е. работники, занимающиеся вопросами занятости, включены в штатную численность отделов социальной защиты населения и относятся к государственным служащим. Аналогичное положение сложилось в Акмолинской области (из 107 штатных работников лишь 12 имеют статус госслужащего), Актюбинской - соответственно 127 и 10, Восточно-Казахстанской - 210 и 11, Кызылординской - 77 и 5. Уполномоченные органы по вопросам занятости, функционирующие в составе акиматов соответствующих уровней, не стали привлекательными для безработных, хотя в результате вступления в силу Закона об адресной социальной помощи возросло число обращений граждан в органы занятости. Кроме того, в соответствии со статьей 9 Конвенции МОТ 1948 года № 88 "Об организации службы занятости", к которой Казахстан присоединился (Закон Республики Казахстан от 14 декабря 2001 года № 119 - II ЗРК "О ратификации Республикой Казахстан Конвенции МОТ 1948 года № 88 "Об организации службы занятости") персонал службы занятости состоит из государственных служащих, которые по своему правовому положению и условиям службы независимы от смены правительства и свободны от не правомерного влияния извне, и которым, поскольку это совместимо с требованиями службы, обеспечивается постоянство службы. В настоящее время в стране неудовлетворительно решается проблема перераспределения рабочей силы. Следует отметить, что в прошлом, в соответствии с Законом КазССР от 15 декабря 1990 года (статья 25) предусматривались меры содействия добровольному переселению граждан и членов их семей с гарантией предоставления работы по специальности, выделением соответствующих материальных и финансовых средств. Однако действующий Закон Республики от 23 января 2001 года № 149-11 "О занятости населения" не содержит норм по государственному распределению рабочей силы. В ряде областей имеется избыток специалистов одной профессии при одновременном недостатке их в других областях. Для решения этой проблемы, обеспечения занятости таких специалистов Министерством создан республиканский банк данных о спросе и предложении рабочей силы, который предоставляет безработным информацию о наличии вакансий в других регионах. Кроме того, работодатели, привлекающие иностранную рабочую силу, до представления документов на получение разрешений осуществляют поиск рабочей силы на внутреннем рынке путем подачи заявок о потребности в уполномоченные органы по вопросам занятости, объявлений в средствах массовой информации, а также через web-сайт Министерства труда и социальной защиты населения. Однако на практике из-за низкой мобильности населения, неразвитого рынка жилья, отсутствия у большинства населения необходимых средств для перемены места жительства проблема территориального перераспределения рабочей силы решается неудовлетворительно. В связи с этим представляется целесообразным совершенствовать законодательство по вопросам занятости и привести его в соответствие с требованиями ратифицированных Республикой Казахстан Конвенций МОТ. Для решения этой задачи необходимо воссоздать вертикальную структуру государственной службы занятости, которая включала бы в себя сеть местных, а где это необходимо, и региональных бюро, достаточных по числу для обслуживания каждого географического района страны и удобно расположенных для населения и предпринимателей. Самый выгодный договор После того, как подходящая кандидатура найдена, возникает необходимость в юридическом оформлении трудовых отношений. Существуют две формы регулирования отношений между работником и работодателем: через гражданский договор подряда или через индивидуальный трудовой договор (контракт). Каждый из этих вариантов имеет свои достоинства и недостатки. Договор подряда (гражданский договор) стал активно использоваться как форма соглашения между работником и работодателем сравнительно недавно. Такие договоры широко распространены в организациях, работающих на рынке услуг, - посреднических, информационных, т. е. в той сфере, где результат работы важнее, чем процесс его достижения. По подрядному договору подрядчик-работник обязуется по заданию заказчика-работодателя выполнить определенную работу и сдать ее заказчику, а последний обязан оплатить труд. Удобство для работодателя заключается в том, что при заключении подрядного договора нет необходимости заботиться о соблюдении норм и правил труда, составлять трудовой распорядок, оплачивать больничные листы и отпуска сотрудника. Кроме того, заказчик может в любой момент отказаться от услуг работника, выплатив ему часть установленной цены за работу, выполненную до извещения об отказе заказчика от исполнения договора. Договор также можно не возобновлять после истечения срока его действия. У работника по подрядному договору гораздо больше обязанностей, чем прав. Он должен выполнять работу в установленный срок, а также не подвергать огласке конфиденциальные сведения о фирме, что особенно важно в условиях жесткой конкуренции на рынке. Обязанности заказчика ограничиваются лишь надлежащей приемкой результата работы и его оплатой. Это гораздо выгоднее, чем платить работнику установленный оклад. Работник-подрядчик несет полную материальную ответственность за имущество заказчика, в то время как при трудовом договоре материальная ответственность предусмотрена только для некоторых категорий работников. Индивидуальный трудовой договор предусматривает соблюдение работником трудового распорядка. Работодатель контролирует продолжительность рабочего времени и времени отдыха, длительность перерывов, устанавливает требования к внешнему виду подчиненных. Правила трудового распорядка позволяют максимально эффективно использовать трудовые ресурсы, что, в свою очередь, сказывается на себестоимости и влияет на размер прибыли. Трудовой договор позволяет переводить сотрудника на другую работу и привлекать его к сверхурочным работам. Трудовые отношения допускают возможность стимулирования труда работников посредством различных премий и надбавок. Для работников трудовой договор предпочтительней подрядного по целому ряду причин. Во-первых, Закон о труде предусматривает закрытый, т. е. ограниченный перечень оснований увольнения без согласия работника. Увольнению предшествует ряд предварительных процедур, как то: предупреждение об увольнении за месяц до предстоящего расторжения договора в случае сокращения штата или ликвидации организации, выплата выходного пособия и др. Во-вторых, трудовое законодательство устанавливает достаточно жесткие нормативы продолжительности рабочего дня (40 часов в неделю), нормы ежедневного и еженедельного отдыха и ежегодных отпусков (не менее 18 календарных дней). Оплата периода временной нетрудоспособности, оплачиваемый отпуск и гарантированное выходное пособие - все это весьма привлекательно для работника. Что касается работодателя, то письменная форма трудового договора позволяет ему четко определить права и обязанности работника, что должно исключить разногласия между сторонами. Работодателю следует детально определить свои требования к работнику. Стоит иметь в виду, что все условия трудового договора должны соответствовать закону. Так, нельзя налагать на работника полную материальную ответственность, это возможно лишь в отношении определенных категорий сотрудников, состав которых утверждается специальным перечнем. Немаловажным условием трудового договора является срок его действия. Среди работодателей распространена практика заключения трудовых договоров на короткий срок. Действительно, это удобный способ контроля над работником, дающий возможность отказаться от его услуг сразу по истечении срока действия контракта. Следует также помнить, что, если работник вышел на работу хотя бы на один день по истечении срока договора, трудовые отношения считаются продленными. Для проверки соответствия работника занимаемой должности, закон предусматривает испытательный срок. Условие об испытании закрепляется в договоре, и работник должен письменно согласиться на него. Продолжительность испытательного срока - не более трех месяцев. Если по истечении испытательного срока ни одна из сторон не уведомила другую сторону о расторжении индивидуального трудового договора, действие договора продолжается, и прекращение его допускается только на общих основаниях. Любые изменения условий трудового договора требуют обязательного письменного согласия работника. Об изменении условий труда работник должен быть поставлен в известность письменно не позднее, чем за месяц. Следовательно, для развития и улучшения ситуации в сфере трудовых отношений необходим эффективный экономический курс и развитие, а также соответствующий закон и его четкое исполнение. В этом-то, как раз и кроется корень зла. Во-первых, действующий незаметный закон о труде был рожден чиновниками и, следовательно, не может отражать интересы субъектов трудовых отношений. Во-вторых, госорганы уклоняются от контроля над соблюдением трудового законодательства. К примеру, надзорные органы уверенно могли бы штрафовать нерадивых работодателей-дискриминаторов охочих до молодых переводчиц английского языка до 25 лет, от которых знание иностранного языка иногда и вовсе не требуют. Наш милый инспектор Мы не будем цитировать казахстанскую Конституцию, которая запрещает дискриминировать на основе языка, пола, вероисповедания и т.д. За нарушение данного положения взимается штраф. К сожалению, никто никого не штрафует. Если штрафовали бы, с газетных полос точно исчезли бы подобные приглашения на работу. Инспектор по труду приходит в офис к коммерсантам явно не для того, что бы навести порядок. Он наносит визит для того, что бы оштрафовать, "впарить" какую-либо услугу или же продать гербовую бумагу с печатью и подписью. Гульжан Карагусова в своем интервью как-то сказала: "Следует, однако, иметь в виду, что сегодня в стране 3500 зарегистрированных предприятий, а государственных инспекторов, призванных наблюдать за исполнением Закона "О труде", чуть более трехсот. Вот и приходится зачастую работать преимущественно по заявлениям, сигналам, поступающим из организаций и коллективов". С одной стороны, предприниматели говорят, что у нас большой бюрократический аппарат, а с другой стороны, получается, что иногда чиновников не хватает чисто физически для выполнения государственного долга. Но в данном случае, бизнесмены согласны с Гульжан Карагусовой в том, что инспекторов по труду мало и реального влияния на улучшение ситуации они оказать не могут. Непонятно также, почему госпожа министр назвала цифру в 3500 предприятий. В одном только Алматы официально зарегистрировано около 40 тыс. предприятий. Другой вопрос, что только примерно половина из них реально работает, а другая - плавает балластом, нарушая отчетность, и вводит в заблуждение налоговые органы, потому что они являются "мертвыми душами", брошенными, пустышками - кому как удобнее их назвать. Коммерсанты, к примеру, для проведения одной операции по переводу денег, создают фирмочку, потом бросают. Еще одно подтверждение того, что глава целого ведомства находится в плену иллюзий. За дело рабочего класса…! В основном, без внимания остаются такие проблемы, как нарушения правил заключения индивидуальных трудовых договоров, невыплата пенсионных отчислений, задержка заработной платы, нарушения режима работы работников, непредставлении ежегодных отпусков. По данным "Алматинского фонда содействия занятости", уровень выявляемости подобных нарушений составляет менее 5%, устраняются не более 1% нарушений. Уровень раскрываемости по уголовным делам составляет 70%, по гражданским и хозяйственным делам - 80%. Непочатый край для работы той же доблестной финансовой полиции. Общество должно само активно участвовать в своей участи, иначе за него это сделают другие. Понятно, что это набившая оскомину банальная истина, - просто она не имеет альтернативы и будет актуальна всегда. Тем более что уже сегодня идет работа над созданием проекта трудового кодекса. У общественных организаций есть возможность принять участие в собственной судьбе. К сожалению, на данном этапе исторического витка развития общество не может этого сделать, - для этого нет необходимых предпосылок и рычагов давления. В первую очередь, это связано с тем, что большинство жителей Казахстана до сих пор не знают положений Закона "О труде" и своих прав. Благодаря этому, практически безнаказанными остаются работодатели, нарушающие законодательство, остаются пассивными профсоюзы, не работает система социального партнерства, слабы или полностью отсутствуют НПО, работающие в данной сфере. А если бы даже и были бы, у них нет права выступления с законодательной инициативой. В этом заключается недостаток системы римского права, действующего на территории Казахстана, в сравнении с системой англосаксонского, действующей в США. В Соединенных Штатах, к примеру, законодательной инициативой обладает даже рядовой гражданин. Если ему что-то не нравится, или же он хочет что-то усовершенствовать в законе, он может внести соответствующее предложение в Конгресс, и там его рассмотрят. Говоря о защите трудовых прав, где-то на уровне подсознания неуверенно плавает мысль о профсоюзах. Что такое профсоюзы сегодня и какова их роль?! По мнению предпринимателей, их роль сегодня не осмыслена, а что такое профсоюз, ответа нет. Есть некие профсоюзы и профсоюзные объединения и ассоциации, есть профсоюзные деятели. Непонятно только чьи интересы они представляют и отстаивают. Вероятно, мало кто слышал, чтобы они отстаивали интересы работников. Хочется надеяться, что у профсоюзного движения все впереди. Однажды в Казахстане профсоюзам предоставили функции по представлению интересов работников на монопольной основе. По мнению предпринимателей, они превратились в контрольно-надзорный орган и стали представлять угрозу работодателям. Последние забили тревогу и позднее они пролоббировали демонополизацию профсоюзного движения с целью поставить его на добровольную основу. При советской власти профсоюз был подобием страховой организации, где при обязательных взносах работник получал путевки, государство оплачивало больничный лист и т.д. и т.п. Сегодня пытаются внедрить механизм по обязательному социальному страхованию. Памятуя злосчастный приснопамятный фонд обязательного медицинского страхования (ФОМС), к государственным пирамидам окончательно потеряно доверие. Вот как сегодняшнее казахстанское законодательство рассматривает профсоюз. В любом законе о трудовых отношениях определенная роль закреплена за представителями работников. Соблюдение их прав, естественно, должно ими же контролироваться. Не отменяя принцип такого контроля, установлена новая схема, предусматривающая создание на предприятиях комитетов по охране труда. Сюда входят как представители работников, так и представители работодателей. Главная их задача - разработка и исполнение положений коллективного договора по вопросам охраны труда. По мнению экспертов, данная схема, если она направлена на защиту интересов работников, нежизнеспособна изначально. Комитет состоит из представителей работодателя и членов коллектива. Возникает вопрос: какой здравомыслящий член коллектива пойдет против своего работодателя?! В результате получается, что профсоюз защищает права хозяина, а защита интересов коллектива буксует на месте. Движение вперед начнется, когда на одну силу (администрацию предприятия) найдется другая сила. Что это будет за сила, пока можно только гадать. Чиновников из минтруда, судов и прокуратуры пока трудно рассматривать в качестве силы, которая защитит коллектив от хозяина предприятия. Притом, что в стране нет качественного законодательства и тем более, его исполнения. В случае незаконного увольнения нерадивому работодателю придется восстановить своего сотрудника на работу, а также возместить работнику заработок за время вынужденного прогула. В некоторых случаях предусматривается компенсация морального вреда, причиненного уволенному. Размер компенсации ограничивается только фантазией пострадавшего. Насколько качественно будут отрегулированы отношения между трудом и капиталом, зависит и дальнейшее экономическое развитие страны. Не факт, что труд играет одну из самых важных ролей в жизни человека, и, следовательно, государства.
Загрузка...