Опубликовано: 849

Неполезная добыча ископаемых

Объекты коммунального хозяйства оказались наиболее беззащитными перед несунами и расхитителями. Размах хищений привел к тому, что нередко действия охотников за коммунальными ископаемыми способны привести к техногенным катастрофам.

Только с начала года службы энергетического комплекса ЮКО оценивают ущерб от кражи электропроводов и кабелей силового оборудования почти в 300 тысяч тенге. В минувшем году ущерб составил порядка 2 млн. тенге. Один из самых ярких примеров деятельности расхитителей - демонтаж конструкций высоковольтной линии электропередачи в Сайрамском районе ЮКО в прошлом году. Тогда неизвестными были срезаны и похищены пять стальных высоковольтных опор, в результате чего целый ряд населенных пунктов оказался попросту лишен энергоснабжения на несколько суток. После этого энергетики всерьез заговорили о необходимости создания собственной мобильной службы по охране ЛЭП. И так как кражи многотонных опор в районе продолжались, энергетикам пришлось создать своеобразный отряд быстрого реагирования из контролеров для ночных дежурств. Только после того, как был налажен регулярный дозор за хозяйством, кражи опор прекратились. Хотя периодически спиливание столбов и хищения проводов повторяются в других районах как в области, так и в Шымкенте, причем, как правило, подобные кражи остаются нераскрытыми. Несколько лет тому назад южно-казахстанские сборщики металлолома оказались причиной международного скандала и огромного ущерба, понесенного казахстанской службой связи. Тогда похитители, специализировавшиеся на выкапывании из земли телефонных кабелей междугородней связи, наткнулись на армированный кабель международной оптико-волоконной связи. Не долго думая о последствиях, воры успели свернуть несколько километров оптиковолокна. За каковым делом их и застали сотрудники "Телекома" и полиции, экстренно среагировавшие на разрыв ультрасовременной и надежнейшей линии. Ущерб от более мелких, но периодических хищений телефонного провода в одном только Шымкенте также оценивается службами "Телекома" в кругленькую сумму. Ежемесячно службы городского "Водоканала" фиксируют до 300-500 фактов хищения чугунных люков с колодцев городского водопровода и канализации. Причем, по словам начальника участка эксплуатации городской канализации Мухтара Садбаева, это еще не пик подобных краж. Настоящая волна хищений начинается после появления газетных объявлений типа "Организация покупает черный лом. Дорого". Вот тогда за сутки могут исчезнуть до ста чугунных болвашек, а в месяц это количество зашкаливает за тысячу штук. В свое время, чтобы избавиться от нашествия несунов, службы горводоканала даже сделали специальный проект нового, несъемного люка, изготовленного из листового металла и сидящего на основательных несъемных петлях на ободе железобетонной рамы. Такое нововведение обошлось "Водоканалу" примерно в миллион тенге. Однако уже через полгода новинка, по мнению водников, полностью окупилась за счет снижения воровства люков. Одна беда, - подобные усовершенствованные колодцы можно поставить далеко не везде. По правилам градостроения, не чугунные люки могут быть использованы только во дворах, либо на пустырной местности. На проезжей части дороги или пешеходной улице, требования одинаковы - люк должен быть выполнен из чугуна и иметь строгие стандартные размеры. Это не удивительно, ведь фактически люк, прикрывающий колодец, одновременно является еще и полотном автомобильной трассы, и должен выдерживать давления в тонны веса на квадратный сантиметр. Заменить его на листовой металл не получиться, а к чугуну петлю не приваришь. Между тем, хищения идут именно на полотне дороги. И не нужно обладать особыми дедуктивными способностями, что бы понять, что хищение десятков, а то и сотен люков за одну ночь может происходить только при наличии у похитителя какого-либо транспорта. А, следовательно, ворам удобнее под покровом ночи воровать именно те люки, которые расположены на дороге. Едет этакая бригада на "уазике" по ночному городу и быстренько собирает все, что "под ногами лежит". В результате только на закупку новых чугунных люков шымкентскому "Водоканалу" приходиться ежемесячно тратить до полумиллиона тенге - (заводская стоимость одного люка - 2 тысячи тенге). Однако все воровские рекорды побила мартовская кража труб магистрального коллектора. В пяти километрах от Шымкента неизвестные выкопали из полуметровой глубины три ветки полуметровых труб, общей протяженностью в 154 метра. Причем, одновременно с непосредственным ущербом для коммунального хозяйства, действия воров привели к чрезвычайной ситуации для экологии всего южно-казахстанского региона. По магистральному коллектору в централизованный отстойник сбрасывались промышленные отходы химических предприятий города, в том числе шымкентского нефтеперегонного завода, теплоэнергоцентрали, ряда других организаций. И когда неизвестные вырезали из магистрали кусок трубы, вредоносные отходы стали попадать прямиком в протекающую здесь реку Бадам. А так как кража была выявлена далеко не сразу, то, по мнению специалистов экологов в Бадам и на окружающую территорию попала значительное количество отравляющих веществ. Лабораторный анализ сточных вод, сбрасываемых по данному коллектору, показал наличия солей тяжелых металлов, токсинов и других чрезвычайно опасных веществ. В момент обнаружения повреждения трубопровода, комиссия природоохранной прокуратуры, экологов и специалистов водоканала зафиксировала сброс сточных вод из магистрали напором в 50 кубометров в секунду. И хотя точная дата хищения трубопровода пока не определена, специалисты считают, что сброс отходов в открытый природный водоем шел не менее нескольких дней, и составил сотни тонн отравляющих веществ. Если теперь учесть, что Бадам впадает в Арысь, а затем и в Сырдарью, то масштаб заражения выходит на уровень областного ЧП. К тому же берега всех рек активно обжиты, и местное население нередко использует речную воду не только для технических и бытовых нужд, но и для питья и приготовления пищи. Сейчас вся ответственность за допущенное отравление ложиться на шымкентский "Водоканал", во всяком случае ему уже вынесены штрафные санкции на восстановления ущерба, нанесенного экологии. Правда, если удастся установить личности похитителей трубопровода, то судебное решение может, и должно, переложить всю меру ответственности на непосредственных виновников- воров. Однако результаты расследования по факту кражи не очень обнадеживают специалистов "Водоканала". Даже сами полицейские, проводящие сейчас расследования, не скрывают, что шансов раскрыть подобное преступление очень мало. Судя по следам, оставленным на месте преступления, кража совершалась явно "на заказ". Трубопровод был срезан автогеном, траншею рыли с помощью бульдозера-эксковатора - не меньше. Трубы грузились в грузовик, причем для погрузки необходим был опять же как минимум кран. Таким образом действовала даже не традиционная компания алкашей-металлосборщиков, но хорошо механизированная рабочая бригада. И скорее всего трубы тут же ушли не в лом, а в качестве колонн либо строительного материала на частной новостройке. То есть практически даже отследить украденное по пунктам приема лома - невозможно. Вообще, как говорят коммунальщики, "заказные" кражи, - когда расхищается значительное и крупное оборудования типа трубопроводов или опор ЛЭП, составляет до 30 процентов от общего ущерба от хищений. И здесь раскрываемость стремится к нулю, хотя, казалось бы, именно на подобных фактах правоохранительные органы могут и должны сфокусировать свое внимание. Остальные факты, - когда крадутся те же чугунные люки, или сматываются километры телефонного или электрического провода, осуществляются мелкими несунами. Выявить хотя бы часть из их в принципе не представляет труда - достаточно отследить деятельность тех же пунктов приема лома, либо провести рейд по рынкам и базарам, где во множестве идет торговля бэушным электропроводом и телефонным кабелем. Однако здесь у следствия уже начинаются проблемы с доказательной базой- идентифицировать стандартный чугунный люк не представляется возможным. И даже доказав, что он краденый, ничего не добиться: сумма похищенного в 2 тысячи тенге оценивается как незначительная, и воры и скупщики краденого, по сути, остаются безнаказанными. Конечно, можно отмахнуться от подобных вопросов, целиком переложив их на коммунальные службы. В конце концов ведь они непосредственные хозяева своего имущества, и как обезопасить и сохранить свое оборудование - это их непосредственная задача и обязанность. А деятельность тех же пунктов по приему лома - одно из направлений частного предпринимательства, которое защищено законом и нуждается в поддержке. Однако все чаще проблемы, возникающие от кражи коммунального оборудования, напрямую затрагивают интересы всего общества.
Загрузка...