Опубликовано: 1652

Нефтяной рынок как зеркало мировой политики

Нефтяной рынок как зеркало мировой политики

По сообщению международных информагентств, цена нефти упала до самого низкого уровня за последние восемь месяцев после того, как Ирак объявил во второй половине дня в среду 13 ноября о согласии принять резолюцию Совета Безопасности ООН №1441.

В итоге за прошлую среду баррель марки Brent потерял на бирже IPE в Лондоне 82 цента и оказался на уровне $22,86. К вечеру же среды на товарной бирже Нью-Йорка NYMEX баррель марки WTI стоил 25,19 долларов. Падение цены составило здесь 71 цент. Нефтяной рынок, как весьма чувствительный индикатор международной политической жизни, мгновенно реагирует на события, так или иначе связанные с Ираком. Еще в понедельник 11 ноября, ситуация с ценами на биржах была намного благоприятнее. Нефтяные фьючерсы повысились в течение дня, отразив реакцию трейдеров на возрастающую угрозу войны в Ираке, хотя и закрылись не на самых высоких отметках. По данным информационных агентств, в ходе торгов декабрьские фьючерсы на нефть марки Brent на Международной нефтяной бирже IPE в Лондоне выросли на 72 цента. На такую же цену возросли и декабрьские фьючерсы на нефть марки WTI на бирже NYMEX в Нью-Йорке. Такова была реакция рынка нефти на негативную оценку иракским парламентом резолюции №1441 Совета безопасности ООН, принятой накануне, в пятницу. Хотя, прогнозные ожидания, что Саддам Хусейн после театрально бурных выступлений парламентариев, до конца этой недели все же примет условия резолюции, и это обстоятельство отсрочит начало военных действий, в определенной мере сняли напряженность на нефтяном рынке. В результате, по итогам торгового дня декабрьские фьючерсы на нефть марки Brent на бирже IPE поднялись на 21 цент до $23,79 за баррель. Декабрьские фьючерсы на нефть марки WTI на бирже NYMEX повысились на 16 центов до $25,94 за баррель. Ситуация довольно резко изменилась в среду, после того, как постоянный представитель Ирака при ООН Мохаммед аль-Дури передал письмо министра иностранных дел этой страны генеральному секретарю ООН Кофи Аннану, в котором сообщается, что Багдад "согласен принять эту резолюцию и сотрудничать с международными инспекторами". Письмо было утверждено Саддамом Хуссейном на состоявшемся накануне в Багдаде совместном заседании Совета революционного командования и Регионального руководства правящей в Ираке партии Баас. Информация об отсрочке войны в регионе была немедленно воспринята на ведущих биржах, что, как известно, привело к падению цен на нефть уже в среду, а в четверг январские фьючерсы в Лондоне и Нью-Йорке на марки Brent и WTI снизились соответственно до $22,65 и $24,95 за баррель. Тесная связь иракской проблемы с динамикой международного рынка нефти вызывает сегодня много дискуссий, сопровождающихся различного рода прогнозами и предположениями. На днях международные эксперты провели обсуждение этой темы в Центре международных и стратегических исследований (CSIS) в Вашингтоне. По их оценкам, в случае войны нынешние цены на сырую нефть могут утроиться и достичь $80 за баррель. Разумеется, это самый худший и, очевидно, маловероятный вариант, который может иметь место в случае, если режим Хуссейна во время военных действий разрушит свои нефтедобывающие объекты, применит оружие массового поражения, а также нанесет ракетные удары по важнейшим нефтяным районам Саудовской Аравии и Кувейта. Другая версия, как известно, основывается на предположении об успешном исходе американской военной операции, который, напомним, повлечет за собой кардинальное понижение мировых нефтяных цен. Этот сценарий можно воспринимать как, если и не на сто процентов вероятный, то, во всяком случае, как отвечающий планам Вашингтона. Об этом в последнее время пишется во многих изданиях. Например, "Аргументы и факты" рассуждали в среду по этому поводу так: "По большому счету, снижение цен на нефть и является главной целью США в антииракской кампании. Их экономика попросту буксует при существующих ценах. И здесь наши интересы прямо противоположны. По оценкам аналитиков, их следующей целью станет смена правящей династии в Саудовской Аравии. Это, в свою очередь, приведет к самоликвидации Организации стран - экспортеров нефти - ОПЕК, так как американцы будут контролировать более половины мировых запасов черного золота". Вероятно, не надо быть аналитиком или экспертом, чтобы сделать очевидный вывод о том, что данный расклад не отвечает и казахстанским интересам. В СМИ уже не раз писалось и говорилось о разнице в себестоимости каспийской и ближневосточной нефти, которая сводит на нет все восторги наших властей по поводу кувейтского нефтяного будущего Казахстана, не говоря уже об объемах доказанных казахстанских запасов. Хорошо известный у нас в стране американский спецпредставитель по Каспию Стивен Манн, в начале месяца в Нью-Йорке на конференции, посвященной проблемам постсоветских республик, организованной Колумбийским университетом Харримана, особо подчеркнул: "Богатые углеводородные запасы Каспийского моря не обеспечат Средней Азии такую же роль, какую играет на мировых рынках Персидский залив". "Каспийская нефть составляет всего 4 % от мировых запасов,-пояснил Манн,- Она никогда не будет доминировать на рынке, хотя сможет играть довольно важную роль". Что касается мнения представителей казахстанского руководства по поводу колебаний нефтяных цен, то оно как всегда, вполне оптимистичное. Глава Нацбанка республики Григорий Марченко 7 ноября выразил уверенность, что возможное снижение цен на нефть в мире "серьезным образом не отразится на Казахстане". Определив предыдущие высокие нефтяные цены как "военную премию в связи с неопределенной ситуацией в Ираке", он напомнил: "Мы всегда придерживались той точки зрения, что справедливый диапазон цен - от $20 до $25 за баррель и к этому международный рынок сейчас пришел". Как заметил Г. Марченко, в связи с появившейся в мире возможностью избежать военного конфликта в Ираке, имело место определенное снижение цен на нефть, однако "это снижение совершенно не является для Казахстана критическим". К сожалению, отечественные чиновники воздерживаются от каких-либо прогнозов в отношении возможной ситуации, когда цены на нефть снизятся значительно ниже "справедливого диапазона" или американские планы по контролю над иракской нефтью будут реализованы, а структура мирового рынка нефти станет коренным образом меняться. А ведь подобный вариант представляет собой не простое гипотетическое допущение - на нем основываются долгосрочные международные экономические прогнозы, в том числе, и в сфере нефтяной ценовой стратегии и тактики. По мнению председателя правления российской НК "ЮКОС" Михаила Ходорковского, после начала военной операции в Ираке цены на нефть вырастут, однако незначительно, поскольку рынок "уже заложил потенциал их роста", а в случае ее успешного завершения цены начнут снижаться. "Как глубоко, сложно сказать. Это могут быть $14 и $12 за баррель и продержатся они на этом уровне примерно год. Чем ниже упадут, тем быстрее этот период пройдет. Если они стабилизируются при падении на уровне $16, то могут продержаться на этом уровне до двух лет", - полагает М. Ходорковский. По его предположениям, в случае удачного для США окончания операции, примерно через три года после начала инвестиций в иракскую нефтяную отрасль, цены придут в "равновесное состояние" в диапазоне $18-23, но структура поставок сильно изменится. Подытоживая свои комментарии для "Независимой газеты", глава "ЮКОС" подчеркнул, что в случае войны в Ираке мировой рынок нефти претерпит существенные изменения, и Россия должна будет "совершенствовать собственное производство ради выживания в жесткой конкурентной ситуации". "Мы должны применять современные технологии, должны работать на хороших месторождениях, которых у нас в стране более чем достаточно", - призывает М. Ходорковский. Однако, если, как рассуждает российский нефтяник, Россия может и должна добиться "равноправного участия - наряду с американскими и европейскими компаниями в тендерах на иракские месторождения", то для Казахстана подобная перспектива представляется как более чем туманная. Поэтому, в этой довольно не простой ситуации, для страны и ее нефтяной отрасли становится столь актуальным тезис о реформировании промышленного сектора. На пресс-конференции в Астане министр индустрии и торговли Мажит Есенбаев отметил, что основными задачами индустриальной политики страны являются определение перспективных перерабатывающих производств, повышение качества продукции, модернизация основных фондов предприятий, изучение внешних рынков, а также "накопление научно-технического потенциала страны". "Наряду с иностранными инвестициями, большую роль будет играть государственное инвестирование различных отраслей промышленности, а также упорядочение задач и функций финансовых институтов", подчеркнул министр. Иными словами, данное реформирование позволит развить промышленную базу экономики, основанную на "высокотехнологичном и конкурентном производстве". На таких же принципах должна будет основываться программа освоения Каспийского шельфа, рассмотрение которой в правительстве запланировано на декабрь текущего года. По словам министра энергетики и минеральных ресурсов В. Школьника, при проведении тендеров предпочтение отдаваться будет той стране, которая "привнесет больше новейших технологий" и создаст больше совместных предприятий, "в том числе наукоемких". Помимо этих условий, все большее значение приобретает проблема диверсификации трубопроводных маршрутов, а также участие в разработке шельфа тех стран, которые стремятся снизить свою зависимость от ближневосточной нефти. Весьма показательным в этой связи становится возросший интерес южнокорейских компаний к нефти Каспия.
Загрузка...