Опубликовано: 2197

Недооцененные риски

Недооцененные риски

Война на Кавказе: Астана подсчитывает нынешние и будущие убытки.

Потери от прерванного экспорта 1 миллиона тонн нефти ввиду военных действий на Кавказе не так катастрофичны для Казахстана, в сравнении с возможными колоссальными потерями от продолжения нестабильной ситуации на Кавказе. Недооценка рисков может только в настоящий момент привести к потере в общей совокупности 1 миллиарда долларов, вложенных различными казахстанскими структурами в Грузию. Из них более 100 млн. долларов инвестиций - в гостиничный бизнес. В десятки миллиардов могут исчисляться потери от недополученных доходов в будущем. Правительство Казахстана переориентирует 1 млн. тонн казахстанской нефти, идущей на экспорт через грузинский порт Батуми, на внутренний рынок. Решение об этом в ближайшие дни будет принято в связи со сложившейся ситуацией на Южном Кавказе. Такое поручение дал премьер-министр страны Карим Масимов руководству Министерства энергетики и минеральных ресурсов и национальной нефтегазовой компании "КазМунайГаз". Как пояснил на заседании правительства 12 августа глава АО НК "КазМунайГаз" Серик Буркитбаев (когда материал публиковался на сайте, Президентом АО "Национальная компания "КазМунайГаз" (НК КМГ) был назначен Каиргельды Кабылдин - прим. ред.) , с кавказского маршрута на внутренние потребности страны можно направлять ежегодно почти 1 млн. тонн нефти. Проведена эвакуация 40 сотрудников Казтрансгаз, владеющего компанией Тбилгаз. Казахстанский "Панамский канал" Официальная Астана при реализации своей энергетической политики сделала серьезные ставки на транспортные возможности каспийско-кавказского региона. К примеру, проект казахстано-каспийской транспортной системы (ККТС) с развитием портов Актау и Курык предназначен для экспорта основной части Кашаганской нефти, 10% тенгизской нефти и добытого сырья из других месторождений в Казахстане. По большому счету, у кашаганской нефти нет иного экспортного направления, чем через Каспий и Кавказ. Без экспортной трубы реализация проектов опытно-промышленной разработки Кашагана и последующего полномасштабного освоения теряет какой-либо смысл. Нефть девать будет некуда. Заключенные соглашения с Азербайджаном и Грузией в будущем позволяли открыть коридор для экспорта половины казахстанской нефти через нефтепроводы Баку-Тбилиси-Джейхан, Баку-Батуми, а также через другие грузинские порты на Черном море - Супса и Поти. Серьезный интерес вызывают у казахстанского руководства и потенциальные возможности прямого экспорта газа через экспортный газопровод Баку-Тбилиси-Эрзерум (с прицелом на реализацию экспортного проекта "Набукко" и строительство железнодорожной магистрали Баку-Ахалкалаки (Грузия) - Эрзерум. Только использование этих транспортных коридоров позволяло Астане выйти на европейский рынок, обойдя жесткую конкуренцию со стороны российских экспортеров нефти и газа. Не секрет, что Россия, оценив конкурентные возможности Казахстана для своих экспортеров (каждая тонна нефти на европейском рынке наносит российским экспортерам потери около 30-40 долларов, кроме того, Россия хочет сохранить монополию "Газпрома" на экспорт газа в Европу), все жестче закрывает экспорт казахстанских углеводородов в западном направлении. Этим фактором выражается отказ России от проекта расширения КТК, другие ограничения по объему экспорта нефти из Казахстана через территорию России, дискриминационная тарифная политика в отношении экспорта нефти и газа. Не вступая в противоборство с Россией, и не имея возможности построить второе экспортное направление через территорию Ирана, ввиду конфликта этой страны со странами Запада, официальная Астана сделала ставку на кавказское направление, благо им активно занимаются США и страны Евросоюза. В Грузию пошли серьезные инвестиции. Были куплены терминал в порту Батуми, газовая сеть в столице Грузии - Тбилиси, объекты недвижимости, активно вышел на грузинский финансово-банковский рынок и один из трех системных казахстанских банков - БТА (Банк ТуранАлем). И хотя Россия не назвала Казахстан (как и Беларусь) в своих обвинениях различных стран в "разжигании войны" путем поставок оружия грузинской армии, но вскользь российские СМИ запустили информацию о поставках Казахстаном управляемой системы "Штурм" для грузинской армии. Эта система управления предназначена для оснащения боевых вертолетов и штурмовиков. Являясь членом военного блока ОДКБ, Казахстан оказался несколько в ином ряду. Не обвинив прямо Казахстан, как, к примеру, Украину, Москва лишь дала понять, что использует этот факт в качестве торга на иных направлениях сотрудничества. Так или иначе, но последние события на Кавказе и их последствия могут сказаться самым серьезным образом на крупнейших инвестиционных проектах в Казахстане. Горячая точка? Нет, вечный огонь Подобные вложения инвестиций не могут делаться без жесткого анализа положения дел на потенциальных рынках и транзитных странах. Такие аналитические доклады делают для Астаны КИСИ (Казахстанский Институт Стратегических исследований), МИД республики и спецслужбы. Казахстанские вложения делались в Грузию тогда, когда этнополитические конфликты, такие как армяно-азербайджанский вокруг Нагорного Карабаха, грузино-осетинский и грузино-абхазский, чеченский конфликт и курдский фактор на востоке Турции были фактически заморожены. И хотя президент Грузии Саакашвили уже бряцал оружием, возобновление конфликтов не казалось столь неизбежным. Тем более, никому и в голову не могло прийти, что Москва может решиться на столь радикальный шаг. А возможность того, что Южная Осетия и Абхазия будут сопротивляться Грузии, поднимающейся с помощью американских вложений и инструкторов, казалась незначительной. Слишком различными кажутся "весовые категории" Грузии и ее оппонентов. Где Грузия с населением в четыре с половиной миллиона и где ее противники, численность титульных этносов которых не достигает и ста тысяч? Но такую оценку может дать любой рядовой аналитик из Вашингтона или нашего КИСИ, малознакомые с историей этнополитических конфликтов и с их родственными связями с этносами и республиками Северного Кавказа, а также о позициях того или иного этноса в кавказском регионе. Так, у абхазов на Северном Кавказе есть близкородственные народы, такие как адыги (Республика Адыгея), черкесы (Карачаево-Черкесия), кабардинцы (Кабардино-Балкария), также абазины (Карачаево-Черкесия и Адыгея) и шапсуги (район Сочи-Туапсе). Итого, их общая численность достигает 600 тыс. человек. Еще большей по численности является черкесская диаспора в Турции и других странах Ближнего Востока - от 700 тыс. до 2 млн. человек, оказавшаяся там еще после Кавказской Войны 19 века в качестве беженцев. У осетин, помимо северных осетин с полумиллионной численностью, родственными являются и два тюркоязычных народа кипчакской группы - карачаевцы и балкарцы (второе самоназвание этих народов - аланы. Сравните: Республика Северная Осетия-Алания). Не случайно именно 500 карачаевцев первыми прибыли в качестве добровольцев в Южную Осетию. Так что можно со всей ответственностью сказать, что даже если бы Россия бросила абхазских и южно-осетинских сепаратистов на произвол судьбы, то рано или поздно, максимум через полтора года, Грузия потерпела бы поражение как в Южной Осетии, так и в Абхазии. Даже несмотря на первоначальные успехи вплоть до полной оккупации этих регионов. После оккупации территории Южной Осетии и Абхазии в случае самого благоприятного течения конфликта для Грузии, началась бы партизанская война с баз Северного Кавказа. Грузия в любом случае не удержала бы эти территории под натиском "добровольческого движения северокавказских народов". Благо ландшафт местности - высокогорье - позволяет воевать не один десяток лет. И количество жертв и потерь было бы значительно больше, чем при вмешательстве России. У каждой стороны есть своя версия истории конфликта. Грузинская сторона утверждает, что осетины, живущие южнее Кавказского хребта, пришли туда только в XVII веке, тогда как осетины, потомки аланов и сарматов, утверждают, что они проживают на данной территории с IV века нашей эры, когда грузинского этноса не существовало, а были их предки - иберы и колхи. Нынешних абхазов в Грузии также считают спустившимися с гор адыгскими и черкесскими элементами, утверждая, что прежние абхазы гармонично были ассимилированы грузинским этносом в XII-XIII веках. Не вдаваясь глубоко в историю и не принимая версию конфликтующих сторон, можно четко обозначить момент начала конфликта. Для грузино-осетинского конфликта это 1854 год, когда царская администрация освободила различные осетинские вольные общины от феодальных повинностей грузинским князьям. До этого с 1802 года - момента присоединения нынешней грузинской территории к Грузии - до 1854 года было более 20 восстаний осетин против грузинских феодалов и принявшей их сторону царской администрации. Конфликт еще больше обострился после большевистского восстания южных осетин в 1920 году. Советская Россия не пришла им на помощь, хотя и обещала. Грузинские войска устроили восставшим фантастическую по жестокости резню. Осетины вынуждены были бежать на Север через главный Кавказский хребет, замерзая от холода, умирая в снежных лавинах, срываясь в пропасти. С советизацией Грузии (в Грузии считают этот факт оккупацией), произошедшей при помощи восстания уже армянского меньшинства в нейтральной Лорийской зоне, спорной между Арменией и Грузией, осетинам в знак лояльности Советской власти была дарована автономия. Правда, в состав территории Юго-Осетинской автономной области не попали районы компактного проживания осетин: Триалетская Осетия, что южнее родного города Сталина Гори, и Трусовско-Кобинское ущелье. Но зато были включены крупные грузинские поселения. Тем самым создалась межэтническая чересполосица, что стало причиной не слишком острого конфликта в 1989-1992 годах. В то же время в составе России была создана еще одна осетинская автономия - Северо-Осетинская ССР. Получилась довольно странная ситуация, когда один этнос живет по соседству в двух союзных республиках, имея две автономии. А корни абхазо-грузинского конфликта еще более "свежие" - 1918 год. После крушения Российской Империи, абхазы ввиду угрозы большевистского переворота пригласили на помощь войска меньшевистской Грузии. Приглашенные грузинские войска в Абхазии, отогнав большевиков, быстро перенацелились на хозяев, сначала арестовав весь Абхазский национальный Совет, а потом изрядно пограбив и терроризировав абхазов по всей территории. В результате абхазы стали одними из самых ярых большевиков. Кровную месть на Кавказе никто не отменял. Но в данных конфликтах она приняла масштабы столкновения на уровне этносов. С советизацией всего Кавказа Абхазия стала союзной республикой. С помощью сил НКВД в 1931 году Москве удалось включить Абхазию в качестве автономии в состав Грузинской ССР. В Абхазию массово переселяли, иногда насильно, большое количество крестьян из Западной Грузии. В итоге каждые десять лет Грузинскую ССР сотрясали абхазские антигрузинские восстания. Так было в 1956, 1967, 1978, 1989 годах. С началом перестройки конфликты мгновенно разморозились и достигли степени абсолютной ненависти между народами. Тем более, что в Грузии пришли к власти ультранационалисты во главе с Звиадом Гамсахурдия, идеология которого совмещала крайние формы национализма с феодальными понятиями. Его лозунг "Грузия для грузин" вверг всю республику в атмосферу немыслимого террора против всех нацменьшинств, что вылилось в две войны - грузино-осетинскую в 1991-1992, а уж с приходом к власти Эдуарда Шеварднадзе - и грузино-абхазскую в 1992-1993. Некоторые районы компактного проживания осетин в Грузии вне Южной Осетии были полностью "зачищены" от осетинского населения в результате резни, а из Абхазии было изгнано более 250 тыс. грузин. В настоящий момент уже осетины сжигают грузинские села в Южной Осетии и в Горийском районе Грузии (кстати, через который проходит железная дорога, по которой экспортируется нефть ТШО), и совместно с российскими войсками фактически находятся вблизи нефтепровода Баку-Тбилиси-Джейхан, что в непосредственной близости от очищенной в начале 90-х годов от осетин территории т.н. Триалетской Осетии, несомненно исторически исконной грузинской территории. Уйти нельзя, остаться невозможно То, что батумский нефтяной терминал, принадлежащий "КазТрансОйл", не был уничтожен российскими войсками, мало что значит. Российским Черноморским флотом уничтожены практически все грузинские ВМС и вся военная инфраструктура в Западной Грузии. Теперь терминал абсолютно незащищен от действий абхазских военных катеров. Они могут этим воспользоваться, даже вопреки воле Москвы. Единственной возможностью спасти терминал от уничтожения является добрая воля абхазского руководства. У Астаны нет возможности вступить в контакт с лидерами сепаратистов в Абхазии и Южной Осетии. Даже если они дадут гарантии неприкосновенности казахстанской собственности и инвестиций на территории Грузии, не факт, что они не нарушат слово в случае необходимости. А контактами с сепаратистами можно испортить отношения с грузинской стороной. Ситуация для Астаны тупиковая. Уйти нельзя, вложенных денег жалко, да и возможности для казахстанской экономики открывались беспрецедентные. Можно попытаться повторить урегулировать ситуацию как с Арменией. Армянская сторона была не очень довольна ростом казахстанского экспорта через территорию Азербайджана вблизи зоны карабахского конфликта и поддержкой Казахстана территориальной целостности Азербайджана. В качестве контраргумента, помимо реальных военных возможностей срыва экспортных потоков, Ереван использовал желание Астаны порулить в ОБСЕ. По крайней мере это стало хорошим прикрытием для переговоров. Непростые казахстанско-армянские переговоры в Астане в прошлом году между президентами РК и Армении завершились некоторыми договоренностями. В Армению из Казахстана пошли инвестиции. В Армении также появился казахстанский БТА Банк. Ввиду того, что Армения находится в блокаде со стороны Турции и Азербайджана и ограничена в возможности выхода на мирровый рынок через Грузию, эти 50 млн долларов инвестиций еще не скоро принесут доход, но являются некоторой гарантией для казахстанского экспорта через Азербайджан и Грузию. Применим ли "армянский вариант" для нынешней ситуации в Грузии для защиты от потенциальных угроз окрепших непризнанных республик Абхазии и Южной Осетии? Еще одна головоломка для КИСИ... Есть нюанс, все-таки Республика Армения - это признанное государство и член ООН и даже формально военный союзник Казахстана по ОДКБ. Война в Грузии нанесла серьезный урон для Казахстана, возможности для маневров стали крайне ограниченными. Повлиять на ситуацию Астана не может. Выступить посредником для обеспечения безопасности своих инвестиций между конфликтующими сторонами - тоже. У Казахстана уже есть печальный опыт посредничества, совместно с Россией, в начале 90-х годов. Кончилось это тем, что 20 ноября 1991 года близ села Гаракенд в Нагорном Карабахе тепловой ракетой был сбит вертолет, на борту которого находились высшие правительственные чиновники Азербайджана, журналисты, а также члены российско-казахстанской миротворческой миссии. Все находившиеся на борту вертолета погибли. Этот теракт привел к срыву выполнения "железноводских договоренностей", состоявшихся при посредничестве президентов России и Казахстана, об урегулировании конфликта в Нагорном Карабахе. Посредничество - дело небезопасное. Риски заметно превышают возможный результат. Казахстан - географически внутриконтинентальное государство, и возможности его выхода на мировой рынок крайне ограничены. Батумский терминал является "окном" казахстанской "нефтянки" в мировой рынок. Кавказское направление одновременно в сочетании с российским, иранским и китайским направлениями может худо-бедно позволить решать проблему ограниченного доступа на мировой рынок. Уйти из Грузии Астана не может, риски больших потерь серьезны, остается лишь надеяться на стабилизацию ситуации в этом взрывоопасном регионе. Оксана Мартынюк, Артур Шахназарян, Атырау Фото с сайта http://www.dw-world.dе
Загрузка...