Опубликовано: 1220

Нанотехнологии в Центральной Евразии

Нанотехнологии в Центральной Евразии

От редакции: иногда мы получаем необычные материалы. Они специфичны и не укладываются в строгие рамки "настоявшегося" и проверенного годами тематического рубрикатора сайта, но имеют право на жизнь.

Сегодня мы предлагаем вашему вниманию статью доктора химических наук, профессора КарГТУ, Ким Сен Гука, написанный в соавторстве с Мамбетерзиной Г.К, кандидатом химических наук, старшим преподавателем КарГТУ. Предмет их размышлений - история и технология организации цивилизации на открытых пространствах; роль и место Центральной Евразии в железном веке; перспективы Центральной Евразии в новом цивилизационном веке. *** Известно, что деление на Европу и Азию условное, географически необоснованное. Существует Евразия с частями: западная - Западная Европа; восточная - Приморье, Япония, Маньчжурия, Корея, Великая Китайская Равнина, Индокитай; северная - тундра, тайга, сибирь, Камчатка; южная - Ближний Восток, Турция, Аравия, Ирак, Иран, Афганистан, Пакистан, Индия. Оставшееся пространство от Альп до Большого Хингана с запада на восток, от Южного Урала до Кавказа, Копетдага и от Саян до Алтынтага с севера на юг - Центральная Евразия. Эти обширные территории представляют в основном степи, лесостепи, пустыни, полупустыни, т.е. открытые пространства. На открытых влагодефицитных пространствах одно из главных условий выживания - скорость передвижения. И добыча и хищники здесь должны быть быстроноги и выносливы. Лошади (в природе дикие лошади обитали только в возвышенных степях у Алтая, Монголии) и волки символизировали до недавнего времени фауну Центральной Евразии. Здесь нельзя было существовать индивидуально. Здесь природой предписано пастись и охотиться стадно и стайно. Человекообразный навсегда встал на две ноги, выпрямился, осмотрелся, укротил коня и на нем устремился по открытым пространствам в века прогрессирующих цивилизаций. Да, наиболее эффективные цивилизации развивались именно с участием лошади. Много тысячелетий двигательной силой была "лошадиная сила", до самого 19 века, до "паровой силы". Но только в середине 20 века лошадь полностью заменили на всех видах тяжелого и опасного труда, включая ратный. Лошадь возила, лошадь тащила, лошадь кормила, лошадь воевала. Лошадь заслужила вечный памятник в истории цивилизаций. И тогда, тысячилетия назад, человек на коне, в руке палка с наконечником и даже без него - воин. Влитых в коней, с пиками в руках всадников, аборигены Южных Балкан принимали за целостные существа, за человекоконей - кентавров. Они проникали в сугубо морской Юг Балкан, где знали дельфинов, быков, но не знали лошадей, вероятнее всего из степей Центральной Азии. Так они могли войти в мифологию Юга Балкан. Следует заметить, что в иерархии персонажей мифов Кентавры занимали уровень выше уровня героев, тем более обычных смертных. Таково было восприятие конных кочевников Центральной Евразии в Древней Элладе, признаваемой одной из колыбелей цивилизации. Но даже кентавр, если он один - может стать добычей волчьей стаи. Один в поле - не воин, и против волков. Необходима организованность, более высокая чем у волков. И люди могли выжить не иначе как коллективно, организованно, общинно, социально, государственно. Основу жизни составляло скотоводство. Следовательно, уклад жизни в основном и изначально - кочевой. Если в земледельческом (оседлом) укладе жизни власть складывалась гражданской, а воины (не стражники) и их предводитель при необходимости рекрутировались, готовились или нанимались в случаях войн, то в кочевом, практически военном укладе жизни, военный предводитель обладал всей полнотой власти. Для состояния передвижения - это естественно. Военный предводитель - хан - фактически обладал единоличной (самодержавной) властью, что опять же естественно для кочевого (военного) уклада жизни. Как известно, единоначалие - единственно эффективный способ управления войсками. От единоначалия до монархии один шаг - решение вопроса наследования поста предводителя. Таким образом, монархия - естественная организация социума, естественная государственность в Центральной Евразии, обусловленная изначальным скотоводческим кочевым образом жизни, заданным самой природой открытых пространств. В Российской и Советской историографии утверждается, что до Киевской Руси государственности не было. Это утверждение не выдерживает критики. Возможно не было государственности оседлой. Однако за тысячелетия до Киевской Руси существовала подвижная, кочевая государственность, с подвижными столицами (где ханский шатер - там и столица). Монархии в человеческой цивилизации тысячелетиями играли и продолжают (Западная Евразия, Япония) играть организующую, централизующую, сдерживающую роль, удерживающую от скатывания в хаос, беспорядки, бандитизм. Ослабление, расшатывание, обрушение стройной централизованной организации социума происходит тогда, когда верховная власть не может задать, внятно провозглашаемую цель, понятную всему подвластному социуму. Это - факт, многократно подтвержденный и проверенный историей. Особенно это касается кочевого фактически или кочевого генетически социума. Передвижения на открытых пространствах не были "броуновскими", а всегда - целенаправленными. Изначально за травой для стад и табунов, как у извечно мигрирующих сайгаков. Перемещения, движение закладывали, воспитывали у кочевого социума пространственную целеустремленность. Только целеустремление цементировало и направляло большие массы по природе мобильных (верховых) людей обширных открытых пространств. Это понимал царь Спаргапис, избранный Союзом Племен Центральной Азии более 2 тысяч лет назад. Он дал цель своему социуму - Вавилон. Это понимали Атилла и Чингиз-хан. Они задали цель - Атлантика. Это знали на Руси - "Светлая Русь". Это знали большевики: "мировая революция" к коммунизму. Пространственная целеустремленность подняла человека на вершины гор, опустила его в глубины земли и морей. Инструментами реализации целеустремленности служили технологии. Со временем пространственная целеустремленность все более дополняется временной. В последнее время превалирует уже пространственно-временная целеустремленность. Планирование, долгосрочное планирование на основе достижений и прогнозов науки и технологий становится практикой "государственного быта". Пространственно-временная целеустремленность, материализуемая практикой "государственного быта", возносит человека на небо, в космос, устремляет к другим планетам и мирам. И все тысячелетия технологии организации цивилизации и технологии материалов и изделий из них развивались в неразрывной взаимосвязи. В истории цивилизации как истории технологий: вовлечения, добычи, передела материалов; изготовления из них изделий; использования материалов и изделий, - Центральная Евразия также оставила глубокие следы. Неизвестно, где начался железный век: то ли в Индии, то ли на Ближнем Востоке, то ли в Китае... Но известно, что на Алтае железная руда лежала на поверхности, или во всяком случае залегала (и сейчас залегает) очень близко к поверхности. Судя по географическим масштабам распространенности Алтайской группы языков (тюркский, монгольский, маньчжурский, корейский, японский, а по некоторым признакам даже индейские), выходцы из Алтая за тысячелетия до н.э. расселились на огромных пространствах, благодаря, возможно, превосходству железного оружия над бронзовым и каменным оружием аборигенов. Обозначение военного предводителя - слово "хан", очевидно, древнеалтайского происхождения. Об этом свидетельствует тот факт, что на корейском языке (где Крым, где Корея!) предводители нашествий обозначались словом "кхан", а словом "гокхан" (сравните "каган") обозначался верховный военный предводитель. Процесс расселения шел и в более поздние времена: гунны, монголы, нашествие (захлебнувшееся) джунгаров в Казахские степи. Следует заметить, что основную массу орд как гуннов, так и монголов составляли тюрки. Об этом свидетельствует распространенность тюркского языка или его элементов на огромных территориях от Балкан до Чукотки. Под натиском тюрков пала и "Вечная Империя" (Византия). "Железо" Центральной Евразии перестало держать в напряжении весь мир только с развалом Советского Союза. "Железный век" в Центральной Евразии завершается. Прекратились атомные испытания. Но что же приходит или должно прийти на смену "железному веку"? Пока Центральная Евразия "железно" хранила "железный век", Запад и Восток Евразии, Америка и Австралия вступили в новый век - в век наноматериалов и нанотехнологий. И произошло это в процессе естественного хода истории технологий. Новый век - новый бум. 19-й век начался с паробума. Паровая тяга толкнула вперед научно-технический прогресс в 19-м веке. 20-й век начался с электробума. Электротяга усилила научно-технический прогресс в 20 веке. 21-й век начался с нанобума. Нанотехнологии невиданно ускоряют научно-технический прогресс в этом веке. А что же такое "нанотехнологии"? В начале 20-го века электротяга породила электронику, со второй половины 20-го века начала бурное развитие микроэлектроника. К концу 20-го века углубление миниатюризации элементов микрочипов довело отдельные их размеры до сотен и десятков нанометров. Стали поговаривать о наноэлектронике. Но слова "наноэлектроника", "нанотехнологии" использовались только в профессиональном жаргоне специалистов в области микроэлектроники и связывались лишь с нанометрическими размерами получаемых элементов микрочипов. Переход от профессионального жаргона к общей научно-технической терминологии и далее ко всеобщему употреблению осуществился благодаря нанотрубкам. Именно с нанотрубок в самом конце прошлого века начался нанобум. Плодами этого бума будут наноматериалы, нанопрепараты, наноинструменты и наномашины, изготовляемые нанометодиками, нанометодами, нанопроцедурами, нанооперациями, … - нанотехнологиями. Тогда, если продолжать по историографической традиции обозначать эпохи человеческой цивилизации названием преобладающего (определяющего) материала, из которого изготовлялись орудия труда и оружие, в 21-м веке, возможно, "железный век" сменится на "наноматериальный век". Но логичнее будет определять века не материалами, а технологиями получения и использования этих материалов и изделий из них. Организация и Технология. Именно на этих двух "китах" стояла, стоит и стоять будет Цивилизация. Тогда, железный век должен смениться на нанотехнологический век. Центральная Евразия пребывала в последнее столетие на поле высших ступеней "железных" технологий, изолировавшись от остального мира. Тем самым был нарушен принцип открытости в организации цивилизации. Теперь Центральной Евразии предстоит затяжной переход на "нанотехнологическое поле". В силу груза традиций на привычном поле технологической практики и мышления, наступление на новое нанотехнологическое поле не может осуществляться широким фронтом. Граница между полями, при распределении усилий на большом протяжении, практически непреодолима. Необходимо сконцентрировать усилие, и на малом участке осуществить прорыв. Через него постепенно можно "перетечь" на новое поле. Этот проверенный принцип перехода на новое поле (кстати, один из принципов территориальной экспансии кочевниками) должен быть взят на вооружение и на данном конкретном эпизоде мировой истории - эпизоде перехода Центральной Евразии в нанотехнологическую цивилизацию. Истории известны эпизоды перехода Центральной Евразии в цивилизации: Вавилона, 2-х Римских империй, Китайской империи, Персии, Индии, Западной Европы. Те переходы осуществлялись военными методами и сопровождались кровопролитиями. Новый переход должен быть мирным и бескровным, а потому - более продуктивным и долговечным. Таким образом, проверенный историей принцип перехода на новое поле нуждается в прорыве, как необходимом элементе действия принципа. Прорыв на нанотехнологическое поле, очевидно, следует проводить в области электроники и микроэлектроники. Просто перенять нанотехнологию, например, купить одно из предприятий "Самсунга" - уже было бы хорошо. Это - акт приобщения к нанотехнологии высшей ступени. Но дело в том, что "Самсунг" или любая другая высокотехнологичная корпорация не продадут своего рентабельного предприятия. Посылать своих специалистов на стажировки, выведывать их технологии, т.е. с помощью "промышленного шпионажа" постепенно накапливать информацию и пытаться воспроизводить? Это не гарантирует успеха. Советский Союз уже имел подобный опыт по канувшей в лета Советской микроэлектронике, по "Квант"овским (Завод "Квант", Заленоград) персональным компьютерам, в частности. Высокотехнологичные компании строго хранят свои фирменные секреты, ноу-хау. Создавать нанотехнологии придется собственными силами, и не нанотехнологии существующего (устаревающего и сбросового) уровня, а превышающего (опережающего) уровня, т.е. прорывного уровня. Это означает, что прорываться на новое технологическое поле следует вооружившись превосходящей технологией. На роль такой прорывной нанотехнологии может обосновано претендовать превышение мирового уровня светоотдачи на 40-60% у плоских плазменных дисплеев (PDP - plasma display panel) и светоресурса на полтора порядка (!) у разрядных ламп. Флуоресцентные лампы дневного света и плазменные дисплеи относятся к области электроники и микроэлекроники. Качественные тонкие пленки в электронике обычно получают вакуумными методами, т. е. очень дорогостоящими технологиями. К примеру, тонкую плотную пленку оксида магния, используемую в качестве защиты функционального диэлектрика от воздействия агрессивных частиц и излучений разряда в PDP, получают с применением вакуумного технологического оборудования, одна единица которого стоит 20 миллионов долларов. Мы же имеем способ формирования защитной тонкой пленки оксида магния на открытом воздухе. Такая пленка на три порядка дешевле вакуумной, неплотна, микропориста, наноструктурирована. Однако, по сравнению с вакуумной плотной тонкой пленкой повышает эффективность электросветового преобразования у PDP на 40-60%, а ее применение в флуоресцентных лампах дневного света повышает их светоресурс на полтора порядка по сравнению с светоресурсами ламп от General Electric, Philips, Osram, признанных лучшими в мире. Это - экспериментальный факт, демонстрируемый опытными образцами ламп. На сегодняшний день мы имеем экспериментальные факты и наработки, выполненные исключительно на энтузиазме, т.е. без какой-либо финансовой поддержки со стороны государственных или частных структур Центральной Евразии (Казахстана, в частности). Между тем, вся история развития науки показывает, что оно (развитие) может продержаться на голом энтузиазме лишь ограниченное время. Не было бы первой энциклопедической науки Аристотеля без государственной финансовой поддержки Александра Македонского. Это не единичный исторический пример. Тамерлан, Петр Первый, Наполеон, Рузвельт, Сталин - лишь наиболее известные примеры более поздних периодов истории. Отдельные прорывы в технологии делают ученые, изобретатели. Но прорывы в действенных технологиях широкого применения, т.е. цивилизационного масштаба, осуществляют государства, тем более, когда речь идет о прорыве на новое технологическое поле. Ошибочно полагать, что, например, "Самсунг" совершил прорыв в нанотехнологии как частная (акционерная) корпорация. Он пользовался и пользуется государственными заказами и льготными (зачастую безвозмездными) кредитами. Конечно, были издержки, убыточное производство десятками лет. Но в результате он, она и они (страна и люди) - в новой цивилизации, нанотехнологической! А убытки с лихвой окупаются нанотехнологической продукцией с очень высокой добавленной стоимостью Железный век в Центральной Евразии длился до распада СССР. Здесь проводились атомные испытания. Железный век - это, в первую очередь, век оружия, век кровопролитий. У человечества есть более серьезные проблемы и угрозы, чем внутренние "конфликты". Это экологические угрозы, климатические изменения. Это сохраняющаяся угроза демографического взрыва. Это ограниченность продовольственных, энергетических, водных, сырьевых, ресурсов. Это угрозы эпидемий. Железный век в Центральной Евразии завершается. Главный признак - прекращение атомных (военных) испытаний в Казахстане. Наступает новый век - нанотехнологический век. Для сообществ части земного шара, в которой зародился и завершается железный век, оказаться на обочине новой цивилизации - "катастрофа самоотстранения". Центральная Евразия, тысячелетиями служившая мостом между цивилизациями Востока и Запада, носителем и смесителем генотипов, языков и традиций Запада и Востока, придававшая импульс ходу истории государственности, технологий, - обязана избежать "катастрофу самоотстранения" от активного участия в воплощении предназначений нового цивилизационного века. Ким С. Г., Мамбетерзина Г.К. Электронный адрес автора: sengkim@mail.ru
Загрузка...