Опубликовано: 1139

Национализации финансовой системы не избежать

Национализации финансовой системы не избежать

Кризис заставил правительство РК взять под контроль финансовый сектор.

По большому счету, казахстанскому правительству не оставалось ничего другого, как национализировать крупнейшие финансово-кредитные учреждения страны. Именно на долю первой четверки банков - "БТА банка", "Казкоммерцбанка", Народного банка и "Альянс-банка" - приходится львиная доля так называемого "негосударственного долга". Именно отсюда, если банки не смогли бы закрыть свои долги (в 2009 году по данным российской инвестиционной компании "Тройка Диалог" казахстанским банкам следует погасить внешние долги на 8 миллиардов долларов), и исходила главная угроза дефолта. Паралич, хотя бы временный, банковской системы, вызвал бы волну неплатежей и внутри страны, тем самым, распространив стагнацию на всю казахстанскую экономику. Совсем недавно национализации подверглись "БТА банк" и "Альянс-банк", в результате чего они перешли под контроль госфонда "Самрук-Казына", актива, полностью контролируемого государством. На прошлой неделе государство вошло в капитал еще одного системообразующего банка - Народного. Формой вхождения стала капитализация кредитно-финансового учреждения за счет средств государства. В результате проведенной в два этапа капитализации (27 марта и 5 июня) Народный банк докапитализирован на общую сумму 60 миллиардов тенге, став самым крупным по капитализации банком Казахстана. После того, как 5 июня "Самрук-Казына" разместил более 196 миллионов штук привилегированных акций, он стал контролировать 20,9 процента акций Народного банка. В свою очередь, 54,1 процента акций остались под контролем АО "Холдинговая группа "Алмэкс" (родительская компания банковского конгломерата группы "Халык"). Примечательно, что в отношении Народного банка была выбрана мягкая форма национализации. К примеру, "БТА банк" и "Альянс-банк" были национализированы в более жесткой форме, а председателю совета директоров Мухтару Аблязову пришлось даже эмигрировать из страны. Что было Не стоит забывать о том, что председателем правления Народного банка до недавнего времени был Григорий Марченко, ныне председатель Национального банка. Именно он и провел всем известную девальвацию тенге 4 февраля, когда национальная валюта была в течение одного дня девальвирована в среднем на 25 процентов. Подобные меры, по заявлению Марченко и других официальных лиц казахстанского правительства, были вынужденными, ибо в силу скрытой инфляции золотовалютные резервы страны стали быстро таять. Дальнейшая поддержка курса тенге к курсу американского доллара на старом уровне - 120 тенге за один доллар - могла, по их словам привести к вымыванию резервов и росту напряжения на валютном рынке. Любое напряжение, безусловно, выразилось бы во взрывной инфляции в тот момент, когда государство вынуждено было бы прекратить интервенции на валютном рынке. Предполагается, что на уровне 150 плюс-минус 3 процента тенге за доллар будет обеспечен Национальным банком до конца текущего года. Ситуация после девальвации была воспринята по-разному. Государственные мужи наперебой хвалили решительные меры Национального банка, не допустившего галопирующей инфляции и обеспечившего относительную стабильность макроэкономических показателей казахстанской экономики. В свою очередь, независимые экономисты критиковали тот же Национальный банк за искусственное изъятие из карманов казахстанцев 25 процентов средств в тенге. Как показало время, Национальный банк сумел-таки удержать на плаву ситуацию на валютном рынке. В отличие от России, где плавная девальвация привела к суммарной инфляции в период с осени прошлого года до февраля нынешнего года в 40 процентов, Казахстан сумел обесценить свою национальную валюту в среднем лишь на 25 процентов. О необходимости девальвации свидетельствует еще один факт: недавно за эту же меру, как за соломинку, ухватился и Таджикистан. Разница лишь в величине потерь, которые несут национальные экономики. Если Казахстан потерял все-таки меньше, чем Россия, то Таджикистан в силу отсутствия амортизационной подушки (средств, накопленных в докризисный период) пострадает в большей степени. Девальвация - это мера, необходимая, чтобы спасти национальную экономику от частичного или полного дефолта. Если следовать логике, то в скором времени девальвацию сома стоит ожидать и в Киргизии. Что же касается Узбекистана и Туркменистана, то в этих государствах, в силу их закрытости, механизмы девальвации могут носить непрозрачный характер. Девальвация и одновременная национализация банковского сектора - и есть основная антикризисная мера. В этом плане действия Национального банка Казахстана можно считать оптимальными с точки зрения экономической науки. Что будет Предполагается, что госфонд "Самрук-Казына" не будет вмешиваться в операционную деятельность Народного банка и планирует оставаться акционером в течение ограниченного времени. В связи с чем АО "Холдинговая группа "Алмэкс" предоставлена возможность обратного выкупа простых и привилегированных акций. В отношении "БТА банка" такая схема не применялась. Он будет полностью или частично продан российскому "Сбербанку". Россияне взяли тайм-аут до осени, чтобы окончательно решить, в какой форме - единственного собственника или акционера - они зайдут в банковский сектор Казахстана. Естественно, этот тайм-аут может быть использован "Самрук-Казыной" для поиска другого стратегического инвестора. Вообще же история взаимоотношений государства и "БТА банка" интересна сама по себе. В конце октября прошлого года правительство Казахстана на фоне разворачивающегося глобального финансово-экономического кризиса обратилось к акционерам четырех системообразующих банков с предложением о вливании дополнительных средств в их акционерный капитал. При этом отмечалось, что участие "Самрук-Казына" ограничится лишь 25 процентами. В конце ноября "Самрук-Казына" и банки подписали меморандумы о взаимопонимании в вопросах обеспечения их дополнительной капитализации. В результате бегства из страны председателя совета директоров "БТА банка" Мухтара Аблязова и последовавших затем событий доля "Самрука-Казыны" выросла до 78 с лишним процентов. Срочная национализация стала возможной по причине, которую озвучил Григорий Марченко. Оказывается, "БТА банк" в течение нескольких месяцев до вхождения в его капитал "Самрук-Казына" рассчитывался по своим текущим счетам за счет краткосрочных недельных кредитов Национального банка. Также Марченко сообщил о том, что у него есть официальное письмо руководства "БТА банка" о том, что оно не способно обслуживать эти самые краткосрочные кредиты Национального банка. По словам Марченко, государство было вынуждено взять под контроль банк с тем, чтобы не допустить дефолтов по его внешним и внутренним обязательствам. Чем сердце государственное успокоится В скором времени стоит ожидать еще одной акции государства уже в отношении "Казкоммерцбанка". Исходя из сложившейся на сегодняшний день ситуации, в отношении этого банка будет использована так называемая "мягкая форма" национализации: "Самрук-Казына" получит до четверти контроля над активом, а остальное в той или иной пропорции останется за частными акционерами банка. Во всей этой истории вокруг национализации системообразующих банков не может не вызывать удивления не то настоящая, не то показушно-вынужденная наивность их топ-менеджеров. Так, бывший председатель правления "БТА банка" Роман Солодченко (кстати, тоже покинувший страну вслед за Аблязовым) еще недавно считал, что "вхождение правительства в капитал банка ("БТА банка" - прим.авт) - это, я считаю, для наших вкладчиков дополнительная гарантия, что все обязательства банка будут выполняться и дальше". Эти слова можно воспринимать как реверанс в сторону государства, решившего взять на себя не только контроль над активом, но и обязательства самого актива. В чем эксперты всегда сомневались. Подтверждением чему стали недавние заявления Национального банка, объявившего, что государство не собирается брать на себя долги банковского сектора. Тем самым, надежды на то, что вхождение государства в акционерный капитал банков избавит их от обязательств по внешним займам, не оправдались. Государство пошло другим путем. В частности, объявив о дефолте по внешним обязательствам, госменеджеры предлагают внешним кредиторам пересмотреть условия предоставления займов, реструктурировать их по ныне действующим ставкам. И теперь, когда стало ясно, что государство не намерено наращивать суверенный долг за счет долгов банковской системы, кредиторы оказались в подвешенном состоянии. Если они потребуют досрочного погашения долгов и обратятся с исками в суды, то казахстанское правительство вынуждено будет пойти на банкротство банков. Банкротство означает, что за счет продажи активов банк рассчитается со своими кредиторами. Как раз активов, достаточных, чтобы закрыть все привлеченные на Западе кредиты, может и не хватить. Это прекрасно понимают не только в казахстанском правительстве, но и сами кредиторы. Поэтому альтернативы реструктуризации долга (кредиторы свои деньги получат, но позже, хотя и в полной мере) на сегодняшний день просто не видно. Как бы то ни было, но уже сейчас заметно, что казахстанское правительство правильно рассчитало свои действия. Вслед за национализацией по логике событий должен последовать выход "Самрука-Казыны" из банков. Но пока никто не знает, когда и на каких условиях это произойдет. Рисунок с сайта http://www.liberty.ru
Загрузка...