Опубликовано: 1410

Мы не одной крови Или Дискриминация с большой буквы

Мы не одной крови Или Дискриминация с большой буквы

Дискриминация ВИЧ-инфицированных - тема, которая не обсуждается в обществе громко и часто. Однако это не значит, что проблемы нет.

Она есть. Есть и первые жертвы. Пока это люди, которых отказались обслужить в больнице, поликлинике только потому, что они "ВИЧ-позитивные". Завтра жертвами "гуманного" общества могут стать уволенные с работы, разведенные в суде, изгнанные из школы и вуза ученики. Общество склонно вычеркивать "новеньких". Как долго? Ведь может случиться непоправимое… О какой угрозе идет речь? Больные СПИДом и ВИЧ-инфицированные рисуют мрачную перспективу: человек приходит к врачу и честно говорит, что у него болят зубы, ему нужна помощь, при этом предупреждает, что он инфицирован. Врач отказывается его обслуживать, он боится. Ситуация вроде бы рядовая, нормальная. Больной идет в другую больницу, третью, а в четвертой он никому ничего не говорит. Он ведь тоже человек, ему нужно лечить зубы. И если ему попадется хороший стоматолог, который после клиента продезинфицирует все инструменты, то инфекция не поползет дальше. А если нет? Начнутся скрытые формы заражения людей. Сотрудники СПИД-центров и без того уверены, что скрытых инфицированных больше, чем выявленных. Количество инфицированных, получивших ВИЧ таким путем, довольно велико. Завтра их может стать еще больше. Дискриминация. Что делать? Одно время в стране предлагали создать сеть специальных стационаров, в которых обслуживались бы только больные СПИДом. Однако, как показывает мировая практика, подобных больниц нет ни в одной стране. Врачи-практики утверждают, что это бессмысленно, неэтично и невозможно с практической точки зрения. Аргументируют: СПИД провоцирует самые разные патологии, у одного начинают отказывать почки, у другого страдает печень, у третьего легкие или глаза - создать лечебный центр с учетом всех этих направлений невозможно. По крайней мере, до сих пор ни в одной стране мире такого огромного многопрофильного стационара нет. Больные СПИДом получают самую разную помощь: хирургическую, стоматологическую, гинекологическую - наравне со всеми. Во всем мире, и в Казахстане в том числе, принято решение о лечении ВИЧ-инфицированных в стационарах по профилю заболевания. Очень разумное решение, кстати, в нем нет и намека на дискриминацию. Однако, практика показывает, что общие основания, по крайней мере в нашей стране, не гарантируют больным СПИДом первую медицинскую помощь. Врачи - нормальные люди, узнав о наличии инфекции, стараются обезопасить себя. Правда, делают они это странно. Вместо того, чтобы принять все меры предосторожности, отказываются обслуживать пациента - и все. Между тем цивилизованные способы защиты от любой инфекции в Казахстане все-таки есть. Валерия Александровна Крюкова, заведующая отделом эпиднадзора за ВИЧ-инфекцией республиканского центра СПИД говорит, что в стране созданы все условия для гарантированной безопасности врачей от инфекции. В частности, существует приказ Минздрава РК, который вышел зимой прошлого года. Он утверждает национальные протоколы лечения больных ВИЧ и СПИДом. Документ разработан по ВОЗовским стандартам, оговаривает правила оказания помощи таким больным. В этих протоколах есть раздел - профессиональная защита, соблюдение мер предосторожности. Черным по-белому написано, что врач должен работать в перчатках (любой врач), в маске, плюс спецобработка инструментов. Этого достаточно, чтобы защититься от самой страшной инфекции. Увы, далеко не все люди в белых халатах придерживаются этих простых нормативов. Отсюда и риски. Что касается спецучереждений, то на заре волны СПИДа местная администрация была вынуждена своим решением создать спецроддома для женщин, больных СПИДом. Они сохранились до сих пор, во всех остальных случаях пациенты не пользуются никакими привилегиями. А дискриминация все-таки есть. "В последний раз человек пришел в больницу и сам открыл врачам свой статус, - рассказывает Нурали Аманжолов, директор темиртауского общественного объединения "Шапагат". - Почему он это сделал? Потому что врач полез в рану пациента открытыми руками. Когда его предупредили, у него случилась истерика, он стал звонить на станцию скорой помощи, в центр СПИДа, в общем, не знал, что делать. Отказался дать направление на госпитализацию, хотя у больного был абсцесс, необходимо было хирургическое вмешательство с длительным лечением. Пришлось разбираться с этим врачом на уровне заместителя акима по социальным вопросам". Существует ли дискриминация больных в остальных областях жизни? Да. "Мы в своем городе уже много лет говорим о том, что закон о труде нарушает право больных ВИЧ на труд, - рассказывает Нурали, - речь идет об ограничениях на работу в тех сферах, которые считаются якобы рискованными. Больным СПИДом запрещено трудиться в медицине, пищевой промышленности, сфере бытовых услуг. Между тем в законодательстве нет запрета на требование к работодателям, которые настаивают при приеме на работу на предоставлении справки о вич-статусе. Это ведет к тому, что больные перестают даже пытаться устраиваться на работу. Слишком много унижений, оскорбительных взглядов сопровождают такое трудоустройство. Не каждый это выдерживает. Народ предпочитает ставить на работе жирный крест и все". По закону больные СПИДом могут получить бесплатную помощь, в частности, иммунную терапию. Но в жизни все так сложно, неэтично. Для того чтобы получить бесплатное лечение, человек должен в центре СПИДа взять направление. С ним прийти в больницу и условно говоря, привязать себя к столбу позора. Врачи не готовы к таким пациентам, начинают гонять их по кабинетам. Шапагатовцы рассказали о свежем случае, когда они направили в центр социальной помощи ВИЧ-позитивного. Ему отказали в помощи только из-за того, что у него был ВИЧ-статус. Защитники прав больных людей перевернули весь акимат, обращались в облсобес, писали письма. Через четыре дня несчастного определили в этот центр. Позже директор прислал письмо, в котором извинялся и объяснял, что произошло недоразумение. Но это лишний раз доказывает, что общество не готово жить рядом с больными СПИДом. Гдке выход? Нурали говорит, что всем нам нужен нравственный кодекс, прежде всего нужно победить дискриминацию. А еще за спиной у шапагатовцев есть история, когда акимат выделил им помещение под офис в жилом доме. Предполагалось, что НПО начнет работать с ВИЧ-инфицированными, создавать группы поддержки для больных людей. Жители не дали осуществиться благой идее. Они подняли крик. Кричали, что не хотят общаться с "прокаженными". Настаивали на изоляции инфицированных. Вот такие суровые будни. В них полно дискриминации. Сами инфицированные говорят, что в принципе, они приспосабливаются. Но, если заглянуть в отдельно взятую семью, в которой один из супругов инфицирован, то любой конфликт может стать поводом для судебного разбирательства, потому как обиженная сторона всегда может подать заявление о преднамеренном заражении. Такие казусы, к сожалению, ужасны, но возможны, потому что законодательство несовершенно.
Загрузка...