Опубликовано: 2786

Молодые русские поэты: поколение?

Молодые русские поэты: поколение?

Важно ли для русского поэта, где он живет - в России, Казахстане или другой стране? Важно, и это - особая, отдельная тема.

Но территориального поэтического гражданства быть не может, оно релятивно. Гражданство поэта - язык его творчества (и потому возможно двойное, тройное литературное гражданство, его не запретить!). Выходец из Чимкента, известный русский поэт Бахыт Кенжеев "живет в самолете между Москвой и Канадой". Алматинец Ербол Жумагулов ярко и плодотворно четыре с половиной года обретался в Москве, теперь вернулся в родные пенаты. Бард Геннадий Банников, в недавнем прошлом тоже житель Алматы, ныне стал москвичом, а его работа (не поэтическая, а на хлеб насущный) - в Норвегии. Условимся - русские поэты России и зарубежья, несмотря на ментальные отличия, составляют единую литературную семью, о которой можно говорить как о цельном явлении. Что происходит с современной русской поэзией? На поэтическом вечере замечательного русского поэта Кирилла Ковальджи, состоявшемся вечером 15 октября в Москве в Булгаковском доме и ставшем настоящим мастер-классом для молодых поэтов, прозвучал ответ мэтра. По мнению К. Ковальджи, поэзия разделилась: одна часть стала высоким искусством, другая - массовым. Середины нет, она выпала. Есть хорошие писатели, но нет читателя, потому что книги выходят крохотными тиражами. Хорошие поэты живут в глухоте. Возникает и другой вопрос. Сложилось ли поколение поэтов 2000-х годов? Какая генерация пришла на смену голосам перестройки и постперестроечного периода? Узнаем у Кирилла Ковальджи. Себя он по поэтическому менталитету считает "шестидесятником". Аргумент: поэты-"шестидесятники", как известно, пробудились после XX съезда, поверив в социализм с человеческим лицом. Разочарование пришло позже... Поколение "восьмидесятых", говорит К. Ковальджи в одном из интервью, отличалось "необоримым желанием обновления поэзии, общим желанием оттолкнуться от застойной действительности, вырваться из пут мертвой идеологии, мертвой речи". Кирилл Владимирович и сегодня ценит дух обновления. Но, на его взгляд, пожалуй, нового поколения молодых поэтов нет. Вероятно, оно еще формируется? Мнение К. Ковальджи, руководителя интернет-журнала молодых писателей "Пролога" очень авторитетно. На вечере в Булгаковском доме поэт скромно не согласился, когда красноречивый ведущий Андрей Коровин с особой искренностью и гордостью назвал его "легендой Москвы", добавив, что с Кирилла Ковальджи "начинаются многие литературные биографии"… Но это правда, которая уже стала исторической. Ковальджи широко известен как наставник поэтической молодежи. Его литературная студия, выходцами из которой стали Иван Жданов, Нина Искренко, Евгений Бунимович, Александр Еременко, Алексей Парщиков и другие поэты, славилась и славится искрометностью поэтических находок, оригинальностью творческих устремлений. Чем объяснить феномен этой студии? По мнению К. Ковальджи - накоплением энергии, которая на период создания студии еще не имела выхода. Есть термин "задержанное поколение", а слушателями студии стали представители "поколения передержанного". Ведя литературную студию, поэт не поучал, не учил, не наставлял, а, наоборот, - давал свободу, каждому дарил возможность дышать атмосферой, насыщенной поэзией. И люди шли как на огонек - и к самому Кириллу Владимировичу, и к сокровенному общению между собой. Сегодняшние литературные объединения, студии, клубы, семинары, форумы, в конце концов "тусовки" многочисленны и разнообразны… К примеру, известное лито "Рукомос" ("Рука Москвы"), участниками которого являются Юрий Ракита, Андрей Новиков, Александр Анашкин, Дмитрий Артис, Геннадий Каневский, Елена Гончарова, Мария Ватутина, Юрий Коньков и др. Или клуб "ПирОГИ за стеклом", что возле станции метро "Новослободская"… 18 октября там состоялась презентация книги Леши Ефимова (именно Леши, как именует себя в книге сам автор) "Вид сверху", изданной известным издательством "Время", которое выпустило в печать и презентованную в Булгаковском доме книгу Кирилла Ковальджи "Избранная лирика". На вечере в "ПирОГИ за стеклом" звучали стихи Ефимова и - в качестве группы поддержки - песни в исполнении Павла Фархтдинова, Романа Филиппова, Сергея Канашенко, Ольги Тишиной, Ксении Полтевой. Атмосфера создалась доброжелательная, эйфорийная, прокуренная - словом, настоящая, истинно поэтическая. Среди казахстанских лито первыми вспоминаются алматинский общественный фонд гуманитарного развития "Мусагет" и костанайское областное объединение литераторов "Ковчег". Южностоличные и региональные мастер-классы "Мусагета" (создатель и руководитель фонда - Ольга Маркова) включают в себя лучшие традиции литературной учебы и общения - лекции, семинары, встречи с писателями, поэтические вечера и неофициальное общение. Особую роль играет так называемый "диван" (нет, не свод восточных стихотворений, а в буквальном смысле предмет мебели), когда на занятия приходят выпускники "Мусагета", садятся на отдельный диван и без устали комментируют произведения "учеников". Одобренные "диваном" - действительно мастера. Через школу "Мусагета" прошли многие и многие казахстанские литераторы - Вадим Гордеев, Иван Глаголев (Михаил Земсков), Тигран Туниянц, Ксения Рогожникова, Николай Веревочкин, Ербол Жумагулов и др. Костанай известен литературными традициями благодаря деятельности группы одаренных энтузиастов. Их объединяет между собой творческий лидер - Владимир Растегин. При "Ковчеге" под руководством В. Растегина функционирует и творческая студия "Крылья". Какие имена костанайских литераторов вспоминаются в первую очередь? Это Николай Кочин, Евгений Демидович, Елена Преображенская, Алексей Олексюк. Веточка 20-летних - Сергей Шевченко, Екатерина Медведева, Надежда Немцева, Антон Круковский… Благодаря тому, что писатели Костаная объединились, в Казахстане возникла особая костанайская школа литературного письма. Литературное объединение… Клуб… Фонд… Ну а все же - как насчет поколения? Каждый поэт - уникальная личность, но гармония складывается из разногласящих нот. Во все времена, когда складывались поэтические генерации, их рождали именно авторы с резко выраженной индивидуальностью. Юрий Левитанский и Андрей Вознесенский, Евгений Евтушенко и Олжас Сулейменов - казалось бы, нет более различных поэтических миров, по масштабу аналогичных самой действительности, но все вместе перечисленные авторы сплочены мощной литературной генерацией "шестидесятников". Есть ли общность среди молодых современных авторов как генерации? Обилие робких наименований с двойной приставкой "постпост-" говорит об обратном. Теоретик постмодернизма М. Фуко считает, что современность не поддается анализу, русский философ и филолог Ю. Борев успешно изучает современную модель бытия. Поставленный вопрос - "Молодые русские поэты: поколение?" - достоин дискуссии. Созрела ли общая идея, чтобы молодым поэтам стать генерацией, чтобы не исчезнуть по одиночке, а выжить в исторической перспективе? Если бы в начале последнего предложения стояли кавычки, стоило бы оставить их открытыми… На фото автора: поэты разных поколений - Кирилл Ковальджи и ведущий литературных программ в Булгаковском доме Андрей Коровин.
Загрузка...