Опубликовано: 1063

Микрокредитование по-узбекски

Микрокредитование по-узбекски

Недавно указом узбекского президента создан "Микрокредитбанк".

Кредитные союзы, которые были организованы до сей поры в большинстве своем международными организациями, теперь, по всей видимости, становятся лишней цепочкой между государством и населением. А то, что государство собирается взять под свой контроль сферу микрокредитования, видно невооруженным глазом. Цели, как всегда, самые что ни на есть благородные. "Дальнейшее расширение предоставления финансовых ресурсов для развития малого бизнеса, частного предпринимательства и фермерства, создание новых рабочих мест путем активизации индивидуальной трудовой деятельности, семейного бизнеса и надомного труда, обеспечение доступа к микрофинансовым услугам широких слоев населения, особенно в сельской местности", - вот полный перечень того, чего собирается достичь государство через новый банк. Малый бизнес и частное предпринимательство в Узбекистане на сегодняшний день занимается одним большим делом: пытается выжить в условиях тотального давления со стороны государственных органов и контролирующих организаций. Неподъемное, по сути, налоговое бремя, которое по заявлениям официальных лиц, снижено еще летом 2005 года после принятия блока президентских решений по либерализации предпринимательской деятельности, давление со стороны чиновников разных уровней, далеко не всегда преследующих государственные интересы, заставляют узбекских предпринимателей уводить бизнес в тень. Причем, все зависит от того, насколько сильна "крыша". Если покровитель высокого ранга, то и льготы, естественно, неофициальные, более весомые. В Узбекистане множество кафе, ресторанов, коммерческих магазинов и супермаркетов, которые платят символическую плату за свое существование. А еще в Узбекистане множество таких же точек, которые закрываются на второй или третий месяц со дня своего открытия. Значит, у последних "крыша" не столь мощная, или ее "сносит" другой более сильной "крышей". Объемы теневой экономики в Узбекистане огромны, но серьезных исследований по ней не проводится. Ведь и решения по мониторингу рынка принимают те же чины, которые "крышуют". Им лишняя информация ни к чему. Хотя любой мало-мальски грамотный человек понимает, что каждая третья пачка сигарет, каждый второй йогурт, большая часть ширпотреба является контрабандной. Значит, но ним не уплачены ни акцизы, ни другие обязательные отчисления в бюджет. Иностранные инвесторы просят предоставить им хотя бы приблизительные оценки по теневой экономике, на что статистические органы Узбекистана или отмалчиваются, или дают данные, исходя из которых, нельзя провести сколько-нибудь серьезный анализ. Сама история создания "Микрокредитбанка" вызывает массу вопросов. Он создан на базе некогда широко разрекламированного "Тадбиркорбанка". Поначалу в структурах "Тадбиркорбанка" на самом деле трудились люди, для которых развитие бизнеса было не пустым звуком. Начало и середина 90-х годов прошлого века были временем, когда узбекские предприниматели довольно активно подключились к работе в условиях рынка. Тогдашнее состояние Узбекистана и сегодняшнее - две большие разницы. В отличие от начавшего кардинальные реформы соседнего Казахстана, где проблем было множество, а решений ничтожное количество, Узбекистан развивался довольно высокими темпами. Проблемы Казахстана в середине 90-х годов прошлого века усугублялись реальным энергетическим кризисом, когда соседний Узбекистан мог в любое время отключить газо- и электроснабжение. Ресурсная база "Тадбиркорбанка" в те времена была мощной и нарастала по мере того, как развивалось предпринимательство. "Тадбиркорбанк" стал заложником государственной политики, направленной на "упорядочение", сначала торговли, потом всей предпринимательской деятельности в стране. Цель понятна. Государство стремилось регулировать процессы, происходящие в сфере предпринимательства. Однако одну особенность бизнеса не то что не учли, просто не хотели учитывать. Он может существовать в атмосфере экономической свободы. И при этом не столь важна политическая надстройка (опыт Китая яркий тому пример - прим. А.А.). Вмешательство государства в бизнес зашло столь далеко, что предпринимательство на определенном уровне своего развития стало ощущать дискомфорт. Постепенно дискомфорт превратился в нечто несовместимое с рынком и рыночными законами. Государство ввело драконовские налоги, расширило полномочия государственных органов, развязало руки контролирующим органам - все это вместе взятое заставило узбекский бизнес уйти в подполье. Наряду с усилением давления на бизнес, терял свои позиции и "Тадбиркорбанк". Дошло до того, что последние несколько лет это финансовое учреждение находилось в постоянной борьбе за свое существование. На смену компетентным банковским работникам пришли конъюнктурщики, которые вконец похоронили надежды узбекского бизнеса на лучшее завтра. Несмотря на громогласные заявления официальных властей о повсеместном внедрении фермерства, движение не может развиваться в условиях, когда фермеры считаются лишь инструментом проведения государственной политики. Ширкаты упраздняются, а создание фермерских хозяйств идет в условиях почти полной закрытости. Почему тому или иному человеку предоставляют право стать фермером, никому неведомо. Здесь тоже работает принцип "крыши". Уже в самом тексте президентского указа заложены зерна будущих проблем. Судите сами. "Обеспечение возвратности микрокредитов на основе детального анализа бизнес-плана, представляемого заемщиком, его финансового положения, источников обеспечения обязательств по погашению кредита и строгого контроля за их обслуживанием", - этого вполне достаточно, чтобы максимально усложнить процедуру получения микрокредита и микролизинга. Последняя форма кредитования также доступна "Микрокредитбанку". Контролирующие органы посыл типа "строгий контроль за их обслуживанием" - воспринимают однозначно. Ежеквартальные отчеты вышестоящим начальникам, как предприниматели погашают кредиты - обычная практика прокурорских работников. Многие узбекистанцы помнят, как контролирующие органы следили за целевым использованием средств, выделяемых для фермерских хозяйств. В конечном счете, кампания превратилась в дубинку, которой подгоняли тех фермеров, которые не хотели обслуживать власть предержащих. Не думаю, что с микрокредитованием произойдет нечто обратное. Еще более интересная деталь - банку предоставляется право привлекать для расширения предоставления услуг по микрокредитованию и микролизингу льготные кредиты, инвестиции и гранты международных финансовых институтов и ведущих зарубежных банков. Тем самым база из-под существующих ныне негосударственных кредитных союзов должна быть размыта. Какими приемами это будет делаться, многие догадываются: административный ресурс у местных органов власти достаточный, чтобы сломать любого несогласного. Намечено максимально упростить механизм получения микрокредитов. Предпринимателям достаточно предоставить заявку на получение микрокредита, бизнес-план, документы, подтверждающие обеспечение возвратности микрокредита. Не думаю, что узбекские предприниматели сегодня способны собственноручно предоставить грамотный бизнес-план. Значит, этим делом будут заниматься люди, которым предпринимателям нужно платить. Еще сложнее с документами, подтверждающими возратность микрокредита. Чтобы получить подобные гарантии, необходимо иметь хорошие связи в банковских сферах. Для многих узбекских частников - такие связи из области невозможного. И здесь неважно, какие проценты под микрокредит заложило государство. Они могут быть любыми, просто механизм жесткого государственного контроля свое возьмет. Понятно, у кого. У частников, которых, казалось бы, по президентскому указу облагодетельствовали.
Загрузка...