Опубликовано: 2008

Маленький бизнес в больших масштабах

Маленький бизнес в больших масштабах

В самый канун Нового года алматинские бизнесмены подвели итоги истекшего года на очередном городском Форуме предпринимателей.

На встрече с отцами города говорили не только о развитии и успехах бизнеса, но также о подводных камнях - препонах, которые чинят контрольно-надзорные органы. Словно в лучших советских традициях, для контраста, предприниматели одновременно благодарили власти - политическое руководство страны и южной столицы за оказываемую поддержку, и при этом, что называется, со всей пролетарской ненавистью, критиковали, не взирая на чины и авторитеты, отраслевые ведомства, монополистов и т.д. Как говорится, под конец года высказались о наболевшем, поделились накопившимся. Но сначала о хорошем…! Президент Назарбаев в числе приоритетных задач видит развитие малого и среднего бизнеса. Он в ближайшей перспективе должен будет составлять львиную долю ВВП - 50-70 процентов. Это будет гарантией стабильности экономики, диверсификации, отхода от сырьевой направленности. Официальная статистика констатирует уверенный рост и развитие бизнеса в истекшем году. С начала 2003 года в госбюджет поступило налогов только от малого бизнеса более 31,602 млрд. тенге или в 6 раз больше чем в 1998 году и на 12% превышает аналогичный период 2002 года. По городу Алматы численность занятых в малом бизнесе составляет 174,435 человек, что на 13% больше чем в прошлом году. Если в 1998 году в малом бизнесе г. Алматы работало порядка 80 тысяч горожан, то сегодня там занято более 175 тысяч человек. Общее количество новых рабочих мест составляет более 95 тысяч. Всего в южной столице зарегистрировано около 42 тысяч предприятий. А реально функционирует 27677 предприятий. В процентном соотношении будем основываться на реально действующих предприятиях. Из них наибольшее количество действуют в сфере торговли - 13,764 (50,3%), затем промышленного производства - 2,742 (9,8%), строительства - 2,661 (9,5%), транспорта и связи - 1,820 (6,5%), в гостиничном и ресторанном бизнесе, сельском хозяйстве и других видах деятельности - 6,690 (23,8%). В качестве индивидуальных предпринимателей зарегистрировано - 20602 человека, что на 48% больше чем за аналогичный период в 2002 г. Малый бизнес Алматы, принося в государственную казну ежегодно более 30 млрд. тенге, практически покрывает все расходы, предусмотренные бюджетом города. Средний бизнес - это предприятия со средней численностью работников до 250 человек и общей стоимостью активов за год не выше 325,000 кратного МРП (минимального расчетного показателя). Недавно внесены изменения в Закон "О государственной поддержке малого предпринимательства", где официально определены понятия микро, малого, среднего, крупного бизнеса. Учитывая, что в г. Алматы около 1000 субъектов крупного бизнеса с поступлениями налогов в 45 млрд. тенге, то сегодня на долю малого и среднего бизнеса приходится более 73 млрд. тенге сборов налогов, что составляет примерно 40,7% налоговых поступлений в целом по городу. Интересно отметить, что банковская сфера в настоящее время играет не такую важную роль с точки зрения выплаты налогов, как малый и средний бизнес. Притом, что банки, как известно, являются аккумуляторами "крови экономики", - в бюджет алматинские банкиры выплатили 14 млрд. тенге. Еще на республиканском Форуме предпринимателей, прошедшем осенью этого года, было отмечено, что государство оставило в покое банковскую сферу - их давно уже никто серьезно не проверял. Посему предприниматели предложили сделать это. Вероятно, банкиры показывают низкую прибыльность или даже убыточность. Но как же так, спросим мы?! Ведь даже на официальном уровне признано, что казахстанская банковская система является одной из передовых на пространстве СНГ. А, во-вторых, не раз сообщалось, что банкиры прикопили фантастическое количество денежных активов. Одним из краеугольных камней в отношениях между малым и средним бизнесом с одной стороны и банкирами с другой является дороговизна кредитов. Тема эта очень сложная, над ее разрешением проводится целая работа. И, видимо, в обозримом будущем она будет продолжаться. Банковский кредит и сегодня взять - дело не очень простое. Анализ показывает, что сегодня объем банковских услуг конкретного предпринимателя по обслуживанию кредитов несколько раз превышает сумму налогов, отдаваемых предпринимателем в бюджет. Парадоксально, не правда ли?! Продолжает оставаться насущной такая проблема, как внесение изменений в тарифы комиссионного вознаграждения на услуги, оказываемые банками для юридических лиц, в раздел - "переводные операции в иностранной валюте". Исходя из данных изменений, следует, что любые переводы в иностранной валюте облагаются комиссионными вознаграждениями от 200 до 700 USD за каждый перевод в случае, если комиссионное вознаграждение берет на себя отправитель. Если оплата комиссионного вознаграждения производится за счет бенефициара (поставщика), то комиссионное вознаграждение удерживается как обычно - до 50 USD. Следствием данной тарифной политики банков является повышение цен на приобретаемый товар и, как результат - повышение цен на отечественную продукцию. Если учесть, что количество участников внешнеэкономической деятельности достигает 12-15 тысяч по г. Алматы, то можно представить себе какие дополнительные непроизводственные расходы несут предприниматели с введением этого новшества. Видимо, эту непростую ситуацию должен разрешить Нацбанк, приняв срочно инструкцию, согласно которой расходы за перевод финансовых средств несет не плательщик, а получатель, как это принято в США. Серик Туржанов, директор департамента малого бизнеса акимата г. Алматы, выступая на Форуме, предложил официальным органам статистики и Налоговому комитету вменить в обязанность вести мониторинг по среднему бизнесу, чего пока на сегодняшний день нет. Идея создания бизнес-инкубаторов должна найти свое продолжение. Теперь стоит вопрос о создании сети бизнес- инкубаторов на уровне районов города Алматы. Как известно, если инвестиции играют одну из главных ролей в бизнесе, палки в колеса вставляет и инвестиционное законодательство. Закон "Об инвестициях" экономически не выгоден для предприятий малого и среднего бизнеса, так как требует инвестиций в производство не менее полумиллиона долларов. При меньших вложениях, затраты на оформление контракта (поездки в Астану для заключения контракта, ежегодные обязательные аудиторские заключения, ежеквартальная налоговая отчетность, содержание бухгалтера для учета итогов инвестиционной деятельности и т.д.) практически "съедят" сумму представляемых льгот. Практически Закон выгоден только для крупных организаций, которые, видимо, его и пролоббировали. В недавно принятом Законе предоставляются льготы только по вновь приобретаемым основным средствам. Но для многих производственных предприятий легкой, пищевой, полиграфической промышленности удельный вес оборотных средств (сырье, вспомогательные материалы, запасные части и др.) составляет до 60% от стоимости вводимых основных фондов. Таким образом, на одну составляющую часть производственного процесса (основной капитал) льготы предоставляются, а на другую - (сырье, материалы), практически равноценную, льготы отменены. Срок начала действия льгот для действующих предприятий определен Налоговым кодексом - с 1 января года, следующего за годом ввода в эксплуатацию основных фондов. Это означает на практике, что льготы по налогу на имущество будут предоставляться не на всю сумму инвестиций, а уже на остаточную стоимость (то есть за первый год введения основных фондов предприятие заплатит 1%-й налог на имущество в полном размере, начислит амортизацию, а значит, уменьшит стоимость основных средств). По этому поводу предприниматели предлагают определить срок начала действия преференций с момента ввода в действие основных фондов. Не в полной мере отражен механизм предоставления льгот по налогу на землю: не отработаны вопросы предоставления земельных участков в длительное или краткосрочное арендное пользование, условия последующего выкупа. Например, если предприниматель захотел в виде государственного натурного гранта получить земельный участок в собственность или долгосрочную аренду, то ему необходимо получить согласование как минимум в 2-3-х инстанциях. Как многие помнят, президент Назарбаев на республиканском Форуме предпринимателей прилюдно пожурил бывшего министра госдоходов, а затем и финансов Зейнуллу Какимжанова. Президент Назарбаев посетовал, что Какимжанов де, в свое время, при введении новой системы налоговой отчетности, ввел его в заблуждение, сказав, что заполнить налоговую декларацию и сдать отчет в органы стало намного проще. Однако, как выяснилось позже, обманули не только главу государства. Налоговую отчетность превратили в ребус и головоломку, т.е. головную боль для законопослушных граждан. Как многие помнят, принятие Налогового кодекса наделало много шума - редко, кто из передовых изданий не освещал эту тему. Предприниматели-общественники подготовили тонны различных предложений. Однако власти мало или вообще ничего не приняли. Если бы приняли хотя бы половину, документ смело можно было бы назвать по истине народным. В реальности он получился законом, рожденным в кабинетной тиши. Огорчает также общая нормотворческая практика, сложившаяся последнее десятилетие в Казахстане - все важные документы принимаются на скаку, без учета интересов сторон. Учитываются положения, удобные для чиновников, которые не забывают включить занятные вещички, больше похожие на коррупционные схемы. А, потом эти законы, как правило, наносят большой вред согражданам, бюджету, общей ситуации, перспективе - как будто это сделали диверсанты. И начинается обильная критика… На сегодняшний день по новому законодательству налоговая отчетность предприятий стала еще сложнее и объемнее прежней, и это несмотря на то, что пожурили человека, который отвечал за него. Практически, бухгалтер каждого малого предприятия ежеквартально сдает 6 видов отчетов в Налоговый комитет. Годовая налоговая отчетность, сдаваемая в двух экземплярах, составляет 1720 страниц, ее заполнение занимает у бухгалтера очень много времени - порядка 250 рабочих дней в году, что приводит к необходимости привлекать в отдел бухгалтерии дополнительного работника. Насколько известно, в порядок налоговой отчетности изменения вносятся каждый месяц, порой даже с противоречиями закону. Официальные министерские письма стали важнее самого законодательного документа. Министерство юстиции и прокуратура почему-то не решают эту проблему законодательного противоречия. Инструкции по их заполнению своевременно не доводятся налоговыми службами до бухгалтеров. Среднее число бухгалтеров не всегда поспевают за вводимыми новшествами, поэтому выглядят не очень компетентными. При этом даже самый опытный бухгалтер не застрахован от ошибок, что для предпринимателя может обернуться очень большими штрафными санкциями. Видимо, изменения специально держаться в секрете, чтобы потом раскрутить на штраф. А суммы скапливают очень даже приличные, превращаясь в строку государственного дохода. К примеру, не сдача годового или квартального отчетов, равно как и неправильное их заполнение, - это штрафы, минимальный, из которых 34 480 тенге. А при проверке предприятий налоговыми органами также выявляются факты нарушений ведения бухгалтерского учета, которые влекут за собой штрафы в сотни тысяч и миллионы тенге. Например, в прошлом году в Налоговый комитет по г. Алматы в виде штрафов и пени от субъектов предпринимательской деятельности поступило 2 млрд. тенге, в том числе за ненадлежащее заполнение форм отчетности. Но эта сумма отражает только явные поборы. А сколько изъято у предпринимателей вознаграждений? (Чтобы ускорить процесс сдачи, чтобы правильно заполнить бланки, чтобы снизить штрафные санкции или обойти их и т.п.). Учитывая, что за ошибку бухгалтера платит хозяин предприятия, возникает зависимость предпринимателя от бухгалтера и как следствие предприниматель материально страдает от несовершенства системы налоговой отчетности. Трудно сказать, что бизнесмены - это ангелы без крыльев. И у них есть свои маленькие недостатки, а может быть, у некоторых из них и не маленькие. Но вот когда ситуацию начинают доводить до абсурда серьезные чиновники, это настораживает. Не менее важны проблемы, связанные со сдачей статистической отчетности. Каждое малое предприятие в среднем ежеквартально сдает 5-7 форм отчетов в органы статистики, что отнимает у бухгалтера 38 рабочих дней в год. Это связано с тем, что все виды отчетности сдаются в разные сроки, бухгалтер вынужден каждый отчет сдавать отдельно, затрачивая время на дорогу и в ожидании своей очереди. По приблизительным подсчетам, годовая статистическая отчетность предприятия составляет 325 страниц. Если подытожить результат общения бизнеса с госорганами, можно подвести некоторые итоги. В течение года бухгалтер предприятия затрачивает 145 дней на подготовку и сдачу отчетности предприятия. Учитывая, что в году в среднем 252 рабочих дня, бухгалтер занимается отчетностью каждый 2-й день. Из них, 42 дня затрачивается на сдачу готовых отчетов инспекторам всех трех вышеперечисленных инстанций. Если предположить, что при 42 тыс. предприятий, в среднем на заработную плату одного бухгалтера затрачивают 200$ в месяц, и транспортные расходы (привлечение водителя и бензин), как минимум в месяц составляют $350, а также стоимость одного рабочего места 2500 долларов, то ежегодно дополнительные расходы предпринимателей на отдел бухгалтерии составляют 588 млн. долларов. Приблизительные подсчеты показали, что ежегодно на приобретение бланков бухгалтерской отчетности одно предприятие малого бизнеса в среднем затрачивает 20,5 тыс. тенге. В расчете на общее количество предприятий по г.Алматы данная цифра составит 818 млн. тенге (порядка 6 млн. долларов). В итоге, ежегодно из-за несовершенства бухгалтерской отчетности непроизводственные расходы предпринимателей города увеличиваются на 600 млн. долларов, в то время как эти немалые средства могли быть инвестированы в производство. Из всего этого напрашивается целый комплекс выводов. Кроме того, указанные затраты предпринимателей влекут за собой существенное удорожание товаров и услуг, производимых и предоставляемых ими, а также вынуждают предпринимателей скрывать свои доходы, что соответственно влечет недоплату налоговых платежей в бюджет. Вся эта громоздкая система отчетов, несовершенство механизмов отчетности и прозрачности способствуют созданию условий для развития коррупции. В данном же случае коррупция закреплена в самом законе, что значительно отягощает борьбу с ней. Кроме того, что государственные органы создают сложные нормативы, их самих преследует путаница в отчетах. Еще со времен перестройки некоторые предприниматели не закрыли свои предприятия, - так они и висят до сих пор на балансе как балласт и числятся в госреестре. В г.Алматы насчитывается порядка 47 тысяч бездействующих юридических лиц, из них предприятий, потерявших связь с госорганами свыше 5 лет, насчитывается около 37,5 тысяч. Единственное, что необходимо сделать - это избавится от них, т.е. ликвидировать. В связи с этим необходимо также создать единый информационный банк данных субъектов предпринимательской деятельности в заинтересованных государственных органах по горизонтали. Огромное количество "брошенных" предприятий является пережитком перестроечного периода страны и следствием причин, которые можно разбить на несколько групп. Многие учредители таких юридических лиц к настоящему времени выехали во времена миграции за пределы Казахстана, поэтому налоговые органы не имеют возможности разыскать их. Другие юридические лица были созданы в целях проведения ряда операций и затем "брошены" - это так называемые "фирмы-однодневки". Существует и другая категория фирм, потерявших связь с госорганами - это предприятия, учредители, которых являются добросовестными предпринимателями, однако они не сумели по закону закрыть свое предприятие из-за усложненной и дорогостоящей процедуры. В среднем для предпринимателя закрытие его фирмы обходится в сумму порядка 200 тысяч тенге. В сложившейся ситуации Департаментом малого бизнеса г.Алматы создана рабочая группа из представителей органов юстиции, статистики, налогового комитета, Комитета по работе с несостоятельными должниками, экономические суды, в которой был проведен анализ процедур ликвидации вышеперечисленных категорий фирм, а также разработан ряд предложений по их упрощению. Рабочая группа пришла к выводу, что согласно Гражданскому Кодексу РК, и, в соответствии с Законом РК "О банкротстве", учитывая то, что большая часть бездействующих предприятий не имеет задолженностей перед бюджетом, а также с истечением срока исковой давности, ликвидировать данные предприятия в принудительном порядке через суды. Следовательно, с этой целью требуется привлечь участие и внушить понимание депутатам парламента и членам правительства. Отношения бизнесменов и естественных монополистов больше напоминают отношения Иван царевича и Змея Горыныча. Битва длится уже несколько лет, а договориться так и не удается. Змей Горыныч облагает Иван царевича повышенным оброком-налогом и обходится с ним с деликатностью танка. Все начинается с заключения договора, который подписываются на условиях предоплаты, а она составляет 100 процентов потребления. Если в бизнесе применяется это условие, то при предоплате клиенту предоставляются скидки, то здесь все намного жестче. В случае просрочки, предприниматель уплачивает штраф в полуторакратном размере ставки рефинансирования Национального банка начисляемой на неуплаченную сумму за каждый день просрочки. Такой тариф применяет АПК на поставку электро- и теплоэнергии. В случае потребления мощности сверх лимита оплата составляет 5- кратную стоимость, при недоборе заявленной мощности по электроэнергии клиент оплачивает 50% стоимости невостребованной мощности. У Горводоканала превышение чревато оплатой по двойному тарифу. По поводу изменения положений в договоре с монополистами была предпринята попытка. Предприниматели, в свое время, работая в комиссии при антимонопольном департаменте, пытались внести изменения в договора. Однако сделать этого не удалось, так как из Астаны сообщили, что готовится единый типовой договор для всего Казахстана с монополистами. Меж тем прошло уже два года, а в республиканском Антимонопольном ведомстве частенько меняется руководство, и как видно им не до борьбы с "фокусами" монополистов. Похоже, мода на веерное отключение электричества вернулась в Казахстан из России. Больше всего, предпринимателей возмущает не столько само отключение, а, сколько его внезапность. Понятно, что бывают аварии, перегрузки и прочее. Хуже всего, что об отключениях не предупреждают заранее, а это приводит к срыву в цикле работы фирм. Кроме того, техника может выйти из строя и приходится платить неустойку. Если бы об отключениях предупреждали бы заранее, хозяева могли бы предпринять соответствующие меры. На то они и предприниматели. Особую любовь к себе пробуждает минтранском. Этот монополист побил все рекорды нарушений казахстанского законодательства, игнорируя предписания антимонопольного Агентства. То как антимонопольщики сражаются с монстрами экономики - монополистами, по всей видимости, может говорить об их тайном сговоре, или, как сейчас говорят на крутых тусовках, некоей аффилированности. ГЦТ "Алматытелеком", ссылаясь на "Правила предоставления услуг местными сетями телекоммуникаций", утвержденные приказом ОАО "Казахтелеком", в "дополнительном соглашении на предоплату" к типовому договору, навязал абонентам, которым нежилое помещение не принадлежит на праве собственности (арендаторам) 100%-ую предоплату междугородних переговоров. Этот авансовый платеж как гарант платежеспособности предпринимателя, постоянно (ежемесячно) должен находится на депозите у "Алматытелеком". ГЦТ "Алматытелеком" мотивирует свои действия тем, что предприниматель-арендатор может закрыть свою фирму и скрыться, не оплатив услуги связи. То есть, по мнению монополиста, арендаторам веры нет. Вполне возможно, что есть и "нечистоплотные" бизнесмены. Но обвинять всех в этом просто не обоснованно. Причем способов борьбы с неплательщиками всегда достаточно. Но видимо, "Алматытелеком", не думая долго, решил сделать проще. Используя свое монопольное положение, навязал 100%-ую предоплату за услуги связи и тем самым "убил двух зайцев": избавил себя от хлопот бегать за неплательщиками и ежемесячно, через 100%-ю предоплату по договору получает беспроцентный кредит от своих клиентов. Конечно, кто-то, не разобравшись, может сказать: правильно монополист делает. Платить надо вовремя и точка. Но здесь есть одно "но". Договор с монополистом предприниматель вынужден заключить на заведомо не выгодных для себя условиях в силу крайней нужды. Без услуги связи не обойтись, а получить их можно только у ГЦТ "Алматытелеком". Таким образом, монополист через 100%-ую предоплату "превратил" малый и средний бизнес в своего беспроцентного "кредитора". Выбора нет. Если был бы выбор, то не было бы и проблемы. Вот могут же "более маленькие" операторы связи ("Арна" или "Нурсат") не брать предоплаты. По поводу правомерности авансовой выплаты, предприниматели обращались в антимонопольное Агентство. Оттуда пришел ответ о необоснованности и незаконности. Более того, была получена копия предписания об устранении нарушений антимонопольного законодательства "Казахтелекомом", в котором предписано устранить нарушение до 2 сентября 2003 года. Однако сегодня уже вступил в свои права Новый год, а Иван-царевич продолжает кредитовать Змея Горыныча. Иван-царевич задался вопросом: если антимонопольное Агентство не отслеживает исполнение своих предписаний, зачем тогда оно их выносит? Все грамоты и постановления антимонополистов являются памяткой, бумагой со словами. Низкая эффективность работы антимонополистов также связана с отсутствием консолидированного единого менеджмента и внутри корпоративной логистики. На простом человечьем языке это напоминает басню Ивана Андреевича Крылова: "Лебедь, рак и щука". Но если бы так было только в антимонопольном агентстве? Вероятно, сегодня так работают все государственные органы. Нет на свете белом организации, где не было бы подводных течений, мини групп по интересам и т.д. Основной задачей сегодняшнего чиновника остается проблема выживания в многочисленных подводных ручейках: во-первых, чтобы "не нахлебаться воды", во-вторых, суметь "выплывать в них". Змей Горыныч внутри себя сам снедаем противоречиями. С другой стороны, вроде бы, нормальная работа живого организма, скажут медики. Бывает, конечно, - то почки отваливаются, то слепота одолевает, то силы покидают, а то зубы съедает коррупция от сладкого (от взяток), т.е. кариес. Гниль, одним словом. Такова, в общем, диалектика жизни, простите за банальность. А бывает так, что тот, кто должен сражаться с Драконом в силу профессионального долга, одной рукой поднимает меч, а другой опускает его. Одним из сложных противоречивых препятствий предприниматели считают процедуру регистрации технических условий (ТУ). До октября 2003 года регистрацию ТУ в городе осуществляло две организации: госнадзор по городу Алматы и филиал РГП "Казахстанского института по стандартизации и сертификации". Бизнесмены имели право выбора и обращались к тому, где регистрация проводилась быстрее, более квалифицированными специалистами и вежливым персоналом. Но все хорошее когда-то заканчивается, и в один прекрасный момент, по не известным причинам, Госстандарт все передал в ведение Управления госнадзора по городу Алматы, а фактически создал еще одного монополиста. Не успевает Иван царевич затачивать свой меч! Теперь регистрация технических условий длится по 25 и более дней. По словам предпринимателей, это приводит к срывам контрактов, договоров, невозможности представления материалов на тендерные комиссии, своевременного проведения сертификации, а, в конце концов, в трубу выбрасываются деньги. По этому поводу в Астане осенью этого года высказывался президент Назарбаев на республиканском Форуме предпринимателей. Глава государства поручил в трехмесячный срок систематизировать технические нормы, правила, стандарты в сферах производства и торговли. Времени осталось меньше месяца, но пока в лучшую сторону ничего не меняется. Приборов у предпринимателей целая масса. В течение года поверяется около 4 миллиона средств измерений и только за бланки РГП получает 64 миллиона тенге, при этом ничего не производя. На сленге предпринимателей это и называется торговля бумагой, которая ни о чем не говорит, ни от чего не гарантирует, и за которую никто не несет никакой ответственности. Госстандартом за последние годы принято значительное количество государственных стандартов, распространяющихся на малый и средний бизнес, соблюдение которых влечет за собой значительные материальные затраты, а также тормозят внедрение новой техники и техническое перевооружение предприятий. Проще говоря, деятельность госстандарта сначала ведет к удорожанию затрат самого предпринимателя, потом это ведет к удорожанию конечной цены на общее производство, товары и услуги. В проигрыше остаются покупатели. Чтобы не быть голословным, хочется привести пример из практики прохождения сертификации приборов. Чтобы предпринимателю узаконить новый современный прибор, приобретенный за рубежом, условной стоимостью в 50 тыс. тенге, его необходимо аттестовать в обязательном порядке. Использовать без этого запрещено законом и государственными стандартами. Для его аттестации необходимо разработать программу метрологической аттестации и методику поверки, а затем по этим документам проводится аттестация. Стоимость этих работ выливается примерно на сумму в 150 тыс. тенге. Сертификат аттестации должен быть зарегистрирован в реестре Госстандарта, для этого все материалы должны быть направлены в Астану в Научно-метрологический центр для экспертизы и регистрации и эта процедура дополнительно дорожает еще на 23 400 тенге. Это требование стандарта 2.30 -2001. Срок прохождения этих процедур длится от 3-х до 6 месяцев, а сертификат выдают на всего на 1 год. И этого мало. Если в приборе имеется программное обеспечение, а сегодня, наверное, есть мало приборов, где его нет, то с 1.01 2004 года, согласно Государственного стандарта 2.46 - 2002, это программное обеспечение также подлежит метрологической аттестации, которую имеет право проводить только научно-метрологический центр в той же Астане. Да, стоит она веки вечные! Стоимость этих работ еще не определена, но предприниматели предполагают, что это будет стоить не менее 60 тыс. тенге. Затем эти программное обеспечение должно быть внесено в реестр Госстандарта за 23 400 тенге. Но это еще не все. Если имеется методика выполнения измерений с использованием этого прибора, то она также подлежит метрологической аттестации. Это требование Государственного стандарта 2.18 - 2001. Стоимость аттестации методики составит 80 тыс. тенге. После ее аттестации все документы должны пройти экспертизу в Научно-метрологическом центре и методика заносится в реестр Госстандарта, за что опять необходимо заплатить 30 тыс. тенге. Если подвести общий знаменатель из всех уплаченных денег, получается стоимость узаконения прибора обходится бизнесу в 366 800 тенге. А купил он его, как было указано ранее, только за 50 тыс. тенге. Прибор стал не только золотым и платиновым, но также инкрустированным бриллиантами (!) Что будет, если предприниматель не проведет все эти узаконения? Придет госнадзор Госстандарта и наложит штраф, в соответствии с нашим репрессивным Кодексом "Об административных правонарушениях". Чтобы не портить нервную систему, лучше не говорить, что будет. И все же глава государства не теряет надежды примерить государев и купеческий люд. На Форуме предпринимателей он в частности сказал, что власть и бизнес должны встать по одну сторону баррикад. Пришло время в корне изменить отношение к предпринимательству, к частной собственности, разграничить государственное и частное финансирование. Про священную и дойную корову мы цитировать не будем.
Загрузка...