Опубликовано: 819

Лед тронулся
(к итогам узбекско-казахстанского диалога на высшем уровне)

Лед тронулся<br>
(к итогам узбекско-казахстанского диалога на высшем уровне)

Часть первая

В то время как американские конгрессмены голосовали по законопроекту о поддержке демократии в пяти государствах Центральной Азии - Казахстане, Кыргызстане, Узбекистане, Таджикистане и Туркменистане, - лидеры Узбекистана и Казахстана Ислам Каримов и Нурсултан Назарбаев провели встречу, оценить которую достойно еще нельзя. В конгрессе США проходил законопроект под названием "Акт о демократии и правах человека в Центральной Азии", основной смысл которого сводился к простой формуле. Ежегодное выделение 180 миллионов долларов на ряд программ по поддержке демократии должно стать эффективным инструментом усиления позиций США в регионе. После потери авиабазы Карши-Ханабад в Узбекистане, американское влияние в Центральной Азии пошло на убыль. Главным "виновником" американских бед стал Ислам Каримов, который после неадекватной реакции Запада на андижанские события стал другом России, Китая, стал членом ЕврАзЭС и, что немаловажно, сделал первые попытки к региональной интеграции. Если скажу, что США и Евросоюз были горячими противниками региональной интеграции, то покривлю душой. Ни американцы, ни европейцы никогда открыто не выступали против того, чтобы страны Центральной Азии сотрудничали друг с другом. Другое дело, под каким соусом данные идеи подавались. Один пример. Имея военные базы и стратегические интересы в Узбекистане и Кыргызстане, США ни разу не предприняли конкретных шагов, чтобы урегулировать проблемы между ними. База в Кыргызстане осталась, но геополитические интересы американцев, по сути своей, остались величиной постоянной. Суть американской стратегии в том, чтобы ослабить влияние России в Центральной Азии. Не думаю, что пучок интересов Евросоюза чем-то кардинально отличается. Исходя из этой главенствующей задачи, и необходимо понимать действия Запада в регионе, могущем стать потенциальной угрозой мирового масштаба. В свете состоявшегося накануне Навруза государственного визита президента Казахстана Нурсултана Назарбаева в Узбекистан вышеупомянутый факт имеет ключевое значение. После потери позиций в Узбекистане американская дипломатия предпринимает воистину титанические усилия, чтобы втянуть в орбиту своих интересов Казахстан. Последние вояжи американских высших должностных лиц в прохладную Астану носили исключительно разведывательный характер. Разумеется, их не особенно волновали военные секреты основного стратегического партнера России, сколько интересовали последующие после инаугурации Назарбаева действия вне границ Казахстана. Не ошибусь, если предположу, что все попытки американцев и европейцев отговорить лидера Казахстана посетить с государственным визитом Узбекистан с треском провалились. Потепление в узбекско-казахстанских отношениях стали возможны во многом благодаря тому, что тенденция к изоляции Узбекистана на мировой арене приобретает необратимый характер. Основные международные финансовые организации - Международный валютный фонд, Европейский банк реконструкции и развития - уже на протяжении долгого времени не оказывают ресурсной поддержки официальному Ташкенту. До недавних пор займы и кредиты узбекскому правительству выделял Всемирный банк, но и он под формулировкой "…это связано, прежде всего, с тем, что в Международной ассоциации развития (МАР - дочернее подразделение ВБ, специализирующейся на льготном кредитовании наиболее нуждающихся стран) "складывается все более напряженная ситуация с ресурсами" (по сообщениям ИТАР-ТАСС - прим. А.А.), приостановил свою заемную деятельность в Узбекистане. В банке посчитали, что средства "следует использовать там, где мы можем быть уверены в большей отдаче от наших проектов". В отличие от других международных финансовых организаций Всемирный банк подошел к вопросу финансового содействия в более тактичной форме. По мнению сотрудницы пресс-службы банка: "…наши связи с правительством этой страны будут сосредоточены на технической и консультативной помощи, и исследованиях, без выделения займов" (по сообщениям ИТАР-ТАСС - прим. А.А.). История вопроса занимательна и по содержанию, и по сути. Сначала представитель ташкентского офиса Всемирного банка сделал туманные намеки на проблемы с коррупцией, увязав ее с решением о приостановке выделения займов, потом пресс-служба ВБ (находящаяся в Вашингтоне - прим. А.А.) уточнила, что дело не в коррупции, а в стремлении рачительно расходовать средства. При этом необходимо точно улавливать некоторые нюансы проблемы. А они многое проясняют. Кстати, нюанс первый и, одновременно, последний. Нынешний президент Всемирного банка Пол Вулфовиц несколько раз инициировал снятие с обсуждения на Совете директоров данной финансовой организации так называемую "стратегию помощи" Узбекистану, точнее будет сказать, программу сотрудничества с этой страной. До прихода во Всемирный банк Вулфовиц занимал пост первого заместителя министра обороны США. Следует понимать действия ВБ как очередная попытка сломать ныне неугодного Ислама Каримова. В активе Узбекистана ограниченные возможности - сотрудничество с Азиатским банком развития, японским правительством и Германией, которая считает необходимым оказывать в большей степени моральную помощь за сохранение своей военной базы в Термезе. В пассиве - иногда прямой, иногда косвенный (как в случае с Всемирным банком - прим. А.А.) прессинг со стороны США и Евросоюза. Поэтому слова президента Казахстана на совместной пресс-конференции о том, что в случае создания благоприятных условий для казахстанского капитала, Узбекистану другие инвестиции не понадобятся, глубоко символичны. Под "другими" инвестициями Назарбаев имел в виду именно те, которые имел Узбекистан в пору стратегического партнерства с Соединенными Штатами Америки. В данной связи уместно проследить динамику узбекско-казахстанских контактов до государственного визита президента Казахстана в Узбекистан. Она интересна потому, что до второй половины дня 20 марта 2006 года (накануне отлета казахстанского лидера из Ташкентского международного аэропорта - прим. А.А.) мало кто мог предположить столь заметный прорыв в отношениях, которые многие аналитики на территории СНГ никак не могли привести в качестве добрососедских отношений двух соседей. Затрагивая вопрос узбекско-казахстанских отношений, нельзя обойти вниманием воздействие на процесс региональной интеграции президента России Владимира Путина. И дело даже не в том, что некоторые "эксперты" считают нынешний Узбекистан после Андижана покорным слугой Кремля. Они могут придерживаться теории жесткой зависимости Ташкента от Москвы, приводить аргументы в ее пользу, те или иные факты. Однако нельзя не заметить еще одну особенность мыслительной деятельности человека, а именно желание интерпретировать события по своему усмотрению. Исходя из этого, можно прийти к выводу: не бывает абсолютно объективных оценок процессов в Центральной Азии. Потому и мой взгляд на них весьма субъективен, и в этом лучше заранее признаться, чем кичиться иллюзорной непредвзятостью. Можно предположить, что истинной причиной приостановки заемной деятельности Всемирного банка стал ежегодный отчет, в котором банк остановился на социально-экономическом положении Узбекистана. Реакция президента Каримова в ходе совместной пресс-конференции 20 марта была мгновенной (три дня тому назад ИТАР-ТАСС выдал информацию о приостановке займов со стороны Всемирного банка - прим. А.А.): "В документе названы абсолютно другие цифры, о том, что в Узбекистане инфляция оказывается, составляет 31, 8 % , что средняя зарплата в Узбекистане составляет $50, потребительская корзина $90, а безработица, оказывается, 20%. Как они все это вычисляли - это на их совести". При этом в качестве альтернативы приведено следующее высказывание узбекского лидера: "…Очень авторитетная комиссия валютного фонда, не питая особых чувств к Узбекистану, сделала анализ предпосылок и темпов развития экономики республики в среднесрочной перспективе, в котором указаны 7% роста ВВП в прошлом году". При этом Каримов подчеркнул согласие комиссии МВФ с тем, что инфляция составила в прошлом году 7 % , "а позапрошлом была 7, 6 %, доходы населения реально выросли на 20 % и эти доходы растут каждый год и, этот устойчивый темп продолжается последние три года". И последнее по данной проблематике. Президент Узбекистана считает "Все эти нападки создают такое впечатление, что в Узбекистане абсолютно сложная обстановка и андижанские события могут повториться. Вот подтекст мирового банка". Было бы заблуждением думать, что позиция узбекского руководства по поводу деятельности в стране представительства Всемирного банка является слишком уж большим секретом. Массированная атака на неправительственные организации, представительства других международных организаций в Узбекистане не носит неорганизованного характера. Скорее, это часть стратегии по выдавливанию из страны тех, кто имеет несколько иную, нежели официальная, точку зрения на происходящие в данной центральноазиатской стране события. По всей видимости, расчищается поле для тех, кто придет после них: "Газпром", другие российские, китайские, теперь, быть может, и казахстанские представительства и бизнес. Позиции Кремля и официального Ташкента во многом совпадают. Накануне своего визита в США министр иностранных дел Лавров выступил с программной статьей, в которой дал понять - западные ценности для России неприемлемы. Во время пресс-конференции по итогам визита своего казахстанского коллеги Ислам Каримов выступил с очередными антизападными заявлениями. Имея в виду инициативу американских конгрессменов, выводы ежегодного отчета Всемирного банка, Каримов сказал: "Хочу полностью и ответственно заявить - не вмешивайтесь в наши дела. Если в наши внутренние дела грубо никто не будет вмешиваться, то у нас ничего не произойдет". И добавил, "не диктуйте нам, на кого ориентироваться и с кем дружить". Так как в тот момент рядом с президентом Узбекистана сидел Нурсултан Назарбаев, нетрудно было догадаться, с кем и в какой форме собирался "дружить" Узбекистан. Близость взглядов, ощущений и мнений президентов России и Узбекистана по многим вопросам внутриполитического устройства стран, внешнеполитических акций и предопределили окончательный выбор Ислама Каримова в пользу все понимающих Москвы и Пекина. Узбекско-казахстанский вектор геополитики в условиях активного сближения Узбекистана и России стал определяющим. Причем, настолько, что Ташкент повысил статус визита лидера Казахстана до государственного. Что касается узбекско-казахстанских отношений, на них стоит остановиться более обстоятельно, ибо вопрос не только большой, но и весьма сложный. Думается, психологический надлом и окончательное решение вернуться в пространство СНГ Узбекистан, а точнее будет сказать, его президент принял еще в ходе официального вступления в должность президента Казахстана 11 января 2006 года. Понятно, что до этого холодного дня в Астане состоялось три знаменательных события: - совместное Заявление стран-членов Шанхайской организации сотрудничества по поводу вывода американских военных баз из Центральной Азии (Узбекистана и Кыргызстана - прим. А.А.); - подписание, а позднее ратификация союзнического договора между Узбекистаном и Россией; - вступление Узбекистана в ЕврАзЭС. Примечателен круг, который был совершен совсем не случайно. Историческое заседание ШОС, когда ее члены публично выступили против американского присутствия в регионе, и инаугурация президента Назарбаева состоялись в Астане. Удивительно, но довольно суровый климат Астаны никак не отразился на потеплении узбекско-казахстанских взаимоотношений. Нельзя в данной связи не согласиться с одним расхожим мнением - этого давно ждали простые люди с обеих сторон границы…
Загрузка...