Опубликовано: 1069

Лед тронулся
(к итогам узбекско-казахстанского диалога на высшем уровне)

Лед тронулся<br> (к итогам узбекско-казахстанского диалога на высшем уровне)

Часть вторая

В Астане на инаугурации Нурсултана Назарбаева президент Узбекистана Ислам Каримов произнес слова, смысл которых стал ясен два с лишним месяца спустя: "Под Вашим руководством Казахстан осуществил значительные преобразования. Быть руководителем страны - это очень сложная задача, которая требует большой ответственности. Ваша победа свидетельствует о высоком доверии народа Казахстана к Вам. Хочу особо подчеркнуть, что успехи Казахстана - это и наши успехи, его проблемы - это и наши проблемы. Мы всегда жили плечом к плечу". Тогда, 11 января жители Узбекистана не придали большого значения этим словам. И понятно почему. Подобные высказывания из уст лидера Узбекистана звучали неоднократно, даже в ходе первого визита Нурсултана Абишевича в далеком 1998 году. Но, как правило, реальных плодов они не приносили, оставаясь по большей части лишь дипломатической риторикой. Разумеется, были осторожные предпосылки к потеплению, но носили они, как обычно, характер диалога двух осторожных людей на кухне. Многих узбекистанцев интересовал лишь один-единственный вопрос: откроют ли таможню на границе между Узбекистаном и Казахстаном? Порой трудно объяснить простым людям всю сложность межгосударственных отношений. Узбекистан преследовал свои интересы, когда вводил по сути своей запретительные импортные тарифы и пошлины, ссылаясь на такой фактор, как защита отечественного производителя. Казахстан преследовал свои интересы, когда ему приходилось вводить изъятия на границе, чтобы достойно ответить на меры со стороны своего южного соседа. Регулярно на этой границе происходили стычки локального характера. Выстрелы раздавались и с узбекской, и с казахстанской стороны. Еще год назад никто бы не поверил, что даже несмотря на Договор по делимитации государственной границы (практически, размежевание двух государств, с одной стороны, и разрешение спорных территориальных вопросов, с другой стороны - прим. А.А.) отношения между Узбекистаном и Казахстаном не могут потеплеть. Слишком явным было противостояние двух сильных личностей, которые по тем или иным причинам, надо думать, не совсем объективным, не хотели идти друг другу навстречу. Эта настороженность в той или иной мере ощущалась и в ходе состоявшегося 13-14 марта заседания в Астане Межправительственной комиссии по двустороннему сотрудничеству. Оно прошло накануне государственного визита, и должно было подготовить почву для переговоров. Обсудив ряд конкретных проектов, главы делегаций Рустам Азимов и Владимир Школьник так и не смогли определиться по главному вопросу - доступу казахстанского капитала к приватизации в Узбекистане. Люди опытные в таких случаях говорили, что любые мало-мальские разногласия в вопросах торгово-экономического сотрудничества между странами обычно перерастали в еще большие противоречия некоторое время спустя. Спустя пять суток начался государственный визит Назарбаева в Узбекистан. Поначалу довольно вялая реакция официальных узбекских средств массовой информации 19 марта (когда визит начался - прим. А.А.), которые ограничились перепечаткой сообщения УзА о визите и встречах, проводимых в рамках саммита, 20 марта сменилась на активность, с которой был в свое время принят союз с Россией. Это был первый визит президента Казахстана за пределы страны, и то, что он пришелся на Узбекистан, вполне объяснимо. Во-первых, в связи с переводом столицы Казахстана в Астану, южным районам страны стали уделять меньше внимания. Узбекистан с середины 90-х годов прошлого столетия выстраивал схему круговой обороны от всех своих соседей, включая Казахстан. А без активной приграничной торговли Шымкент и все окружающие территории, в конце концов, могли просто зачахнуть. Без доброй воли со стороны Узбекистана решить проблему южных регионов не представлялось возможным. Во-вторых, сам по себе Казахстан может претендовать на роль одного из определяющих в регионе государств. Но для полной картины не хватало Узбекистана, чей экономический потенциал теоретически вполне сопоставим с казахстанским. Без полного урегулирования отношений между Ташкентом и Астаной говорить о региональной интеграции не было смысла. И самое главное. Узбекистан - единственная страна Центральной Азии, граничащая со всеми без исключения странами. Без вовлечения в региональную интеграцию Узбекистана нельзя всерьез говорить о "региональной интеграции". Это понимали в Астане. Думаю, об этих своих преимуществах географического расположения знал и Узбекистан, когда стремился стать другом США. Конечно, контакты между руководством двух стран происходили на регулярной основе, но одно обстоятельство, что оба президента встречались в официальном формате с глазу на глаз лишь в 1998 году, когда Назарбаев приезжал в Ташкент, говорит о сложности во взаимоотношениях двух лидеров. Свидетельств взаимодействия сторон достаточно. Узбекистан и Казахстан подписали 90 договоров, Ислам Каримов 10 раз приезжал в Казахстан, Нурсултан Назарбаев - 4 раза. Если судить об эффективности предыдущих 14 поездок, то они не идут ни в какое сравнение с тем, что произошло в Ташкенте 19-20 марта нынешнего года. Достаточно было взглянуть на настроение президентов, чтобы понять - прорыв в отношениях очевиден. Насколько глубокий? Пока неизвестно. Но что известно, так это динамика товарооборота между Узбекистаном и Казахстаном. Газета "Народное слово" со ссылкой на Посольство Казахстана в Узбекистане приводит следующую статистику. В 2002 году товарооборот составил 263,3 миллиона долларов, 2003-м - 295,4, 2004-м - 425,8, а в 2005-м - около полумиллиарда долларов. Для сравнения можно привести данные по внешнеторговому обороту Узбекистана за 2005 год (статистика Госкомстата Узбекистана - прим. А.А.). Как сообщает информационное агентство, этот показатель увеличился на 9,6 процента по сравнению с 2004 годом и достиг 9,5 миллиарда долларов. При этом узбекский государственный комитет по статистике признает, что увеличение внешнеторговой динамики связано с благоприятной конъюнктурой мировых цен на хлопок, драгоценные и цветные металлы, а также увеличением объемов узбекского экспорта продовольственных товаров, машин и оборудования. В данной связи примечательно отметить расхождения в оценках объемов внешней торговли между странами. Вышеупомянутые данные казахстанского диппредставительства несколько разнятся со статистикой, которую приводит УзА. По его данным, объем взаимного товарооборота в 2004 году составил 425,9 миллиона, а в 2005 году - 516,4 миллиона долларов. Конечно, эти расхождения не носят кардинального характера и не могут объективно оценивать весь объем взаимной торговли. Ни в узбекском комитете по статистике, ни по казахстанским оценкам нет даже приблизительных данных по потоку контрабанды, который перетекает из Казахстана в Узбекистан, из Узбекистана в Казахстан и транзитом в Россию. Доля Казахстана в товарообороте Узбекистана составляет соотношение, приблизительно 10 к 1. Принимая во внимание потенциал обеих стран, необходимо понимать, что данные объемы взаимной торговли не малы, а ничтожно малы. Золотую середину придется искать сообща… Символичен Договор о вечной дружбе между Узбекистаном и Казахстаном, подписанный в Ташкенте в 1998 году. Еще более символично то, что Каримов и Назарбаев восемь лет спустя нашли в себе силы наполнить этот документ реальным содержанием. И не важно, что сегодня соседи по обе стороны в основном делимитированной госграницы лишь лелеют надежды и находятся в стадии ожидания больших перемен. Главное, в конце тоннеля под названием "узбекско-казахстанские отношения" появилась небольшая полоска света. Меня часто спрашивают об одном и том же: когда откроют таможню и можно будет спокойно ездить в Казахстан к родственникам? Президенты Каримов и Назарбаев на этот вопрос и не могли ответить. Почему не могли? Препоны между государствами-соседями возводились в течение последних как минимум 10 лет, и сегодня мгновенно разрешить проблему не удастся. При всех высокопарных словах о вечной дружбе, добрососедстве, приграничной торговле, свободных экономических зонах нужно отдавать себе отчет в том, что и у Узбекистана, и у Казахстана есть свои собственные национальные интересы. Однако одно то, что движение навстречу началось, уже неплохо. Говорить о пользе эволюции и вреде революции, наверное, не стоит. Это и так все прекрасно понимают. По информации УзА в Узбекистане действуют 73 предприятия с участием инвестиций Казахстана в таких сферах, как торговля, строительство, пищевая, машиностроительная, легкая промышленность, металлообработка. В Узбекистане работают представительства 24 фирм и компаний Казахстана. В свою очередь, в Казахстане имеется 86 предприятий, созданных с участием инвесторов Узбекистана, которые функционируют в области торговли, пищевой, фармацевтической промышленности, строительстве, производстве стройматериалов, минеральных удобрений, переработке хлопка, древесины, производстве мебели, изделий из стекла. Много это или мало? Отвечая на вопрос, стоит внимательнее присмотреться к таким осторожным формулировкам, как "с участием инвестиций". Накануне визита Нурсултана Назарбаева в Ташкенте состоялось заседание, посвященное организации прямых поставок плодоовощной продукции и бахчевых в Казахстан. Так, по данным Госкомстата, в Узбекистане за год производится 5 миллионов тонн вышеупомянутой продукции. Около половины всего объема вполне достаточно, чтобы удовлетворить внутренние потребности. А упрямая статистика говорит, что всего 4 процента экспортированной плодоовощной продукции в 2005 году приходится на долю Казахстана. Лидер Казахстана и приезжал в Ташкент для того, чтобы, первое, сменить туманную формулировку "с участием инвестиций" на "казахстанские инвестиции в Узбекистан" и "узбекские инвестиции в Казахстан". Это на языке Нурсултана Абишевича называется взаимопроникновением капиталов. А вслед за капиталами, безусловно, потекут рабочая сила, инновации, совместные проекты. Круг обсужденных в Ташкенте вопросов ясен: расширение и стимулирование прямых связей предпринимателей и административно-территориальных субъектов, упрощение порядка таможенного и пограничного оформления, эффективное использование транспортных коммуникаций и водно-энергетических ресурсов, переработка и доставка сельскохозяйственной продукции. Итоги визита оказались для многих западных наблюдателей если не сенсационными, то не совсем ожидаемыми. По разработанным ими схемам разногласия между Узбекистаном и Казахстаном носят принципиальный характер и в ближайшее время практически неразрешимы. Но достаточно бросить беглый взгляд на список подписанных документов, чтобы уяснить главное - оттепель 2006 года в узбекско-казахстанских отношениях не за горами. "Соглашение между Министерством сельского и водного хозяйства Республики Узбекистан и Министерством сельского хозяйства Республики Казахстан о взаимном сотрудничестве по проведению мероприятий по борьбе с саранчовыми и другими сельскохозяйственными вредителями и болезнями растений"; "Соглашение между Правительством Республики Узбекистан и Правительством Республики Казахстан о международном автомобильном сообщении"; "Соглашение между Правительством Республики Узбекистан и Правительством Республики Казахстан о координации в приграничных районах радиочастотных присвоений в полосе радиочастот 30.0-1000.0 МГц, используемых радиослужбами гражданского назначения Республики Узбекистан и Республики Казахстан"; "Соглашение между Правительством Республики Узбекистан и Правительством Республики Казахстан о сотрудничестве в сфере науки и технологий"; "Соглашение между Правительством Республики Узбекистан и Правительством Республики Казахстан о сотрудничестве в области охраны интеллектуальной собственности"; "Протокол об изъятиях из режима свободной торговли к межправительственному соглашению о свободной торговле от 2 июня 1997 года" - вот полный список договоренностей, достигнутых 19-20 марта в Ташкенте. Эти шесть документов не просто физически пополнят багаж двусторонних договоренностей. Они должны положить начало реальному сотрудничеству между государствами, от взаимоотношений которых, как отметили оба президента, зависят стабильность и благополучие во всем регионе. Вызывает настороженность та эйфория, которая наступила сразу после отъезда казахстанского лидера на родину. Многим вопрос взаимодействия экономик видится исключительно в розовом цвете. Раз политическая воля к сближению имеется, значит теперь нужно пожинать плоды узбекско-казахстанского экономического сотрудничества. Как бы не так! Эйфория быстро улетучивается, договоренности могут легко попасть под чиновничье сукно, если сидеть сложа руки. Казахстанский бизнес должен знать о трех возможностях вложения капитала. Первая. По сообщению агентства Регнум, "Правительство Узбекистана намерено до 2010 года привлечь иностранные инвестиции в размере $142,2 млн. на развитие промышленности строительных материалов. Представитель ассоциации "Узстройматериалы" уточнил, что планируется привлечь иностранные инвестиции в объеме $116,4 млн. на создание пятнадцати новых производств по выпуску строительных материалов. Наибольший объем привлекаемых инвестиций планируется направить на реализацию проекта по переводу печей двух цементных заводов - ОАО "Ахангаранцемент" и ОАО "Кувасайцемент" на сухой способ производства стоимостью 40 миллионов долларов". Вторая. Также по информации агентства Регнум, "правительство Узбекистана предоставило дополнительные льготы при реализации хлопка текстильным предприятиям с иностранными инвестициями (ПИИ), начиная с урожая хлопка 2005 года, сообщили в пресс-службе министерства внешних экономических связей инвестиций и торговли республики. По словам представителя министерства, решением правительства реализация хлопка-волокна ПИИ через внешнеторговые компании, начиная с урожая 2005 г, будет осуществляться с выделением в счетах фактуры суммы налога на добавленную стоимость в оптово-отпускной цене. С 1 января 2005 года текстильным ПИИ была предоставлена дополнительная скидка в размере 5% на закупаемое за СКВ хлопок-волокно при условии полной переработки ими всего объема волокна до готовых товаров и их экспорта". Третья. По сообщению сайта Автоньюс.ру, "Узбекистан снизил до 5% с 13% единый налоговый платеж для микрофирм и малых предприятий, занимающихся разработкой и внедрением компьютерных программных продуктов. Льгота распространяется на предприятия, "у которых разработка и внедрение компьютерных программных продуктов составляет не менее 80% от общей реализации товаров (работ, услуг)". Ставки единого налогового платежа, который введен с 1 июля 2005 года вместо единого налога и обязательных отчислений во внебюджетные фонды, установлены в процентах от объема реализации товаров. В соответствии с законодательством Узбекистана, численность работников микрофирм составляет не более 20 человек в производственном секторе и не более 10 человек в непроизводственной сфере. Численность работников малых предприятий - не более 100 человек и не более 25 человек соответственно. В настоящее время на рынке информационно-коммуникационных технологий Узбекистана работают порядка 800 компаний, в том числе около 100 хозяйствующих субъектов осуществляют разработку программных продуктов и информационных систем. Доля микрофирм и малых предприятий в этом секторе составляет порядка 80%". Это всего три из множества реальных, лежащих на поверхности шансов для казахстанского бизнеса эффективно вложить капитал в экономику Узбекистана. Но самым интересным событием саммита на высшем уровне стала совместная пресс-конференция двух президентов, ставшая для многих в Узбекистане откровением… Продолжение следует.
Загрузка...