Опубликовано: 847

Лед тронулся

Лед тронулся

(По итогам узбекско-казахстанского саммита на высшем уровне)

Часть третья Самое интересное президенты Узбекистана и Казахстана, словно сговорившись, припрятали на совместную пресс-конференцию. Конечно, еще до визита Назарбаева в Узбекистан были некоторые предпосылки к тому, что оттепель в отношениях соседей неминуемо наступит. Однако сколько раз после теплых встреч на узбекской или казахстанской земле наступало безвременье, прерываемое мелкими стычками на границе. Больше всего от неопределенности страдали люди, которых оба лидера охарактеризовали как "простые". Жители приграничных районов с тех самых пор, как обе страны обрели независимость, живут тем, что занимаются торговлей. Для многих сотен тысяч семей по ту и по эту сторону госграницы приграничная торговля по сути стала единственным способом добычи средств к существованию. Не удивлюсь, что первые оптимистические ожидания появились в головах именно этой группы узбекистанцев и казахстанцев. О некоторых путях решения этой и других проблем и говорили Ислам Каримов и Нурсултан Назарбаев. Протокол об изъятиях, подписанный в ходе визита Назарбаева, президент Узбекистана считает одним из ключевых, полагая, что он позволит "упорядочить применяемые ограничения в двусторонней торговле и станет шагом к их последующей полной отмене". Формулировка к их последующей отмене в отношениях между странами еще ни разу в таком контексте не применялась, и потому является очень характерной. А когда эти слова звучат из уст узбекского лидера, это вдвойне примечательно. Доселе много говорили о вечной дружбе, общих корнях, братских отношениях, но реального выхода данные высказывания не имели. Неудивительно, что констатация очевидных истин, так и оставалась констатацией. Кстати, о взаимопонимании говорил и Нурсултан Назарбаев, подчеркнувший, что "позиции наших стран по многим вопросам близки, можно сказать, совпадают. И ни по одному вопросу у нас не было каких-то непреодолимых противоречий и даже вопросов". Узбекский лидер не преминул коснуться вопроса личных отношений двух президентов, охарактеризовав существующие на этот счет слухи не соответствующие реальности, и высказался вполне точно: "Могу сказать совершенно однозначно: я полностью доверяю моему другу Нурсултану Абишевичу. В личном плане у нас дружба была, есть и будет. Я убежден в этом. Кому-то это нравится, кому-то это не нравится, кому-то отвечает их интересам, кому-то это не отвечает. Это дружба личная будет, кто бы на какой должности не находился". Наличие в прошлом некоторых трений в отношениях между лидерами Каримов признал косвенно: "Я хочу однозначно сказать, что Нурсултан Абишевич плоть от плоти, кровь от крови выдающийся сын казахского народа. Он делает то, что должен делать во имя настоящего и будущего Казахстана. И это тоже вполне естественно. И то, что он делает, это может не всегда совпадать с интересами Узбекистана. И это тоже естественно". Узбекский лидер полностью отмел все слухи о разногласиях между президентами в свете так называемой проблемы "регионального лидерства", пояснив, что каждый из них занимается своим делом. В свою очередь казахстанский лидер еще раз поднял тему регионального общего рынка, подметив, что создание такового будет способствовать "экономическому сближению наших стран". Назарбаев еще раз подчеркнул, что "Наше сотрудничество в Центральной Азии никогда не было и не будет направлено против интересов кого-либо, наших больших соседей, заокеанских соседей. Это сотрудничество решает только наши, внутренние вопросы торговли и сотрудничества, от которого выиграют наши народы". Он обвинил в создании препон на границе и нежелании активно сотрудничать чиновничество, правда, самокритично резюмировал: "Ну что сделаешь, если мы вышли из постсоветской шинели…". Нурсултан Назарбаев рассказал, что создаваемый Координационный совет включит в свой состав ключевых министров обоих стран, считая одной из главных его задач снятие барьеров в торговле, и общении простых людей. Распространенные слухи об устных указаниях узбекской стороны о недопущении на внутренний рынок казахстанских бизнесменов, и таких же указаниях казахстанской стороны Назарбаев назвал "полной чепухой". Также однозначно негативно он охарактеризовал домыслы по поводу регионального доминирования. В дипломатичной форме казахстанский лидер говорил об экономическом, людском, культурном потенциале Узбекистана, признав их исключительность для региона. Он фактически выдвинул идею супердержавы региона: "мы будем в проведении своей политике сильны, если все будут знать, что Казахстан и Узбекистан выступают с единой позицией. И в политике, и в экономике. Если в эту идею будет вдохнута жизнь и сила, вы увидите, что простые люди поймут: теперь по-настоящему началось наше сотрудничество". Нельзя не согласиться и с выводами Ислама Каримова, считающего экономическую интеграцию основой единения стран в других сферах. Охарактеризовав бизнес как "сферу, где не нужно высокопарных слов, дежурных выражений", узбекский лидер высоко оценил потенциал взаимной интеграции: "Если сопоставить экономики Казахстана и Узбекистана, то это идеальные экономики, которые обязаны сотрудничать. Они обречены сотрудничать. Почему? Мы прекрасно знаем, на каких китах базируются наши экономики. Есть много общего, но принципиально они различны. Казахстан еще в составе Советского Союза был индустриальной страной, где были созданы огромные мощности черной и цветной металлургии, угольной и горнодобывающей промышленности. Эти индустриальные мощности определяют лицо Казахстана. У нас их нет. У нас есть цветная металлургия, золотодобывающая промышленность, но листовую сталь мы получаем только из Казахстана. Наш металлургический завод в основном работает на отходах. Он не может создавать те сорта металла, в котором нуждается экономика любой страны". Может сложиться обманчивое впечатление, что казахстанский лидер ключевыми условиями взаимного сближения считает исключительно гуманитарные отношения, но внимательный слушатель, разумеется, догадался о том, чего на самом деле добивается в Ташкенте Назарбаев. Его позиция ясна: "Мы хотим, чтобы с нами считались как с единым пространством. Если казахстанские банки, компании будут допущены к тендерам в вашей стране, они принесут реальные деньги. И не нужны будут другие инвестиции для Узбекистана. Только в Россию казахстанцами вывезены 2,3 миллиарда долларов, Таджикистан - 80 миллионов долларов, даже в Грузию - 150 миллионов долларов. Перегрев экономики в плане денег у нас есть. Если деньги повернутся сюда, то каждый доллар будет давать 1,5 процента от роста ВВП вашей страны. Вот конкретные надежды". Слова узбекского лидера о том, что "Казахстан многого достиг в финансовой, банковской сфере. В Узбекистане нет никаких ограничений, если завтра Банк развития Казахстана откроет свой филиал. Думаю, эта сфера сыграет роль мощнейшего толчка для интеграционных и инвестиционных процессов", - можно считать карт-бланшем для казахстанской финансовой организации. Являясь по сути государственной, она гарантирует, что возможные инвестиции в экономику Узбекистана не происходят из стран или международных организаций, с которыми не очень дружит Узбекистан. Оба лидера, разумеется, не могли обойти стороной вопрос о таможенном союзе. Некоторыми своими опасениями поделился Нурсултан Назарбаев: "Сейчас членами ЕврАзЭС согласованы позиции стран по 68 товарным позициям. По плану мы должны в этом году подписать договор о таможенном союзе. Но здесь есть "но"… Некоторые члены организации готовятся к вступлению в ВТО. Если мы заранее подпишем договор о таможенном союзе, то при вступлении в ВТО придется некоторые договоренности менять, и играть по правилам ВТО". На что Ислам Каримов недвусмысленно намекнул, что нуждающаяся в инвестициях экономика Узбекистана сыграет роль фактора, сдерживающего инфляционную волну в Казахстане. Узбекский лидер, как обычно, в вопросах вступления в ВТО сделал экивок в сторону "бывшего президента этой страны" (надо думать, Кыргызстана - прим. А.А.), который, вступив в ВТО "обнулил все импортные и экспортные пошлины". Каримов сомневается в целесообразности примитивного восприятия процесса вступления в ВТО. Свою стратегию в рамках ЕврАзЭС узбекский президент сформулировал так: "Если касаться вопроса ЕврАзЭС, то скажу, вопросы взаимодействия легче решать в двустороннем формате. Мы чаще сталкиваемся с необходимостью через двусторонние связи выходить на многосторонние. Эта формула для Узбекистана вполне приемлемая. Мы настолько открыты Казахстану, Казахстан настолько открыт Узбекистану, что интеграционные процессы, происходящие на двусторонней основе логически приведут к многосторонним. Быть может, меня услышат кое-кто далеко за пределами нашей страны, и кому-то это может не понравиться, но я думаю, что это реальный шаг на пути стоящих перед нами задач". Казахстанский президент в данном контексте полностью поддержал каримовскую схему "двусторонние-многосторонние", отметив необходимость более быстрого решения уже имеющихся вопросов. Одним из примеров двустороннего сотрудничества он предложил импорт Казахстаном ранних овощей и фруктов из Узбекистана в северные регионы страны, пояснив, "тогда дехкане (узбекские - прим. А.А.) получат хорошие деньги, а у нас снизятся цены на овощи и фрукты". И продолжил: "Если Казахстан начнет активно покупать цемент и стройматериалы, в которых мы нуждаемся, все узбекистанские заводы станут больше производить продукции, народ получит заработную плату, казна Узбекистана будет пополняться. Это маленький пример. Если из Казахстана карагандинский, темиртауский листовой прокат пойдет не куда-нибудь далеко, а сюда, то выиграют наши предприятия. Мы говорили о том, что Узбекистану нужны 300-400 тысяч тонн твердой пшеницы. Если мы заключим долгосрочный договор, не надо будет завозить ее (Узбекистану - прим. А.А.) из Канады в 1,5-2 раза дороже, чем положено. Значит наши зерноводы, металлурги получат конкретные результаты". Узбекский лидер, как представляется, не лукавил, когда говорил о том, что "мы готовы предоставить рынок Узбекистана для того, чтобы ваш капитал, разумеется, в пределах и условиях соблюдения законодательства Узбекистана мог работать на нашем рынке. Это заявляю как человек, который экономикой всегда занимался вплотную. Я больше занимался экономикой, чем политикой. И с полным основанием говорю о политической воли руководства Узбекистана создать для казахстанского капитала необходимые условия на рынке Узбекистана". После всего вышесказанного, могут возникнуть сомнения по поводу реальных плодов государственного визита казахстанского президента в Узбекистан. Однако стоит подчеркнуть несколько основных моментов, из которых стоит исходить, чтобы оценить саммит. Во-первых, сама решимость президентов наконец разобраться с протоколом об изъятиях на границе многого стоит. Во-вторых, имеет большое значение то, как подчеркнул казахстанский лидер, что узбекско-казахстанское сотрудничество не направлено против третьих сил. Накануне визита долго муссировались слухи о том, что президенты будут обсуждать наряду с другими проблемами вопросы противодействия чрезмерному российскому влиянию в регионе. В-третьих, принципиальное значение имеет благословение Ислама Каримова Банку развития Казахстана для работы на узбекском рынке финансовых и банковских услуг. В-четвертых, узбекский лидер предложил схему "двусторонние-многосторонние" в рамках ЕврАзЭС, что дает точно понять позицию Узбекистана в данной региональной организации. В-пятых, и это самое главное, Каримов дал отмашку казахстанскому бизнесу работать в своей стране с одним условием - все они должны действовать в соответствии с законодательством Узбекистана. Как все получится, думаю, покажут ближайшие годы…
Загрузка...