Опубликовано: 1114

Куда подевалась Юнола?

Куда подевалась Юнола?

В октябре Союз молодежи Казахстана будет отмечать день рождения комсомола, недавно прошел съезд молодежи, на котором была определена молодежная политика на ближайшие пять лет.

Тем удивительнее тот факт, что в Павлодаре местные власти позволили умереть местной молодежной организации. Вот уже год как Юнола бездействует. Четыре года назад Павлодар гремел на весь Казахстан своей молодежной организацией Юнола. Подростки творили что-то невообразимое: они вытаскивали со дна жизни молодежь, закачивали в нее новую энергию, дети менялись до неузнаваемости на радость обезумевшим учителям и отчаявшимся родителям. Движение имело международные масштабы. Юнола со своими юными тренерами постоянно выезжала по приглашению в российские города и поднимала на ноги отпетых мошенников. И вот сегодня в Павлодаре не осталось ни одного подросткового клуба, дворовых клубов тоже нет, кроме единственного клуба хоккеистов. Что случилось: в Павлодаре больше нет молодежи или молодые никому не нужны? Павлодарскую Юнолу создавали инопланетные существа, а именно, Нина Мироновна Филиппова из города Уфы, которая привезла в казахстанский городок мощные наработки Всероссийского союза молодежи. Нетрудно представить, сколько было передано ребятам знаний, огня, энергии. Первые десять человек, прошедшие школу самоорганизации (не пионерии, и не комсомола), стали бессменным и несгибаемым костяком Юнолы. Работы было много. Молодежь хотела себя куда-то деть, а податься в городе было некуда. Юнола же не тусовалась, не проводила дискотеки, она обучала детей новой взрослой ответственной жизни. Ее работа строилась на психологических тренингах, после которых у ребят менялось сознание. Они понимали истинную цену жизни, могли отличить добро от зла и вообще знали, как устроен мир, зачем полезно быть нравственным. Дети становились личностями. Каждый начинал формировать вокруг себя новый круг знакомых, занимаясь с которыми, по сути менял свою жизненную среду. Так малыми кругами Юнола расходилась по городу. В перспективе было создание сети клубов или как говорили юноловцы - молодежных площадок, которые могли бы взять на себя формирование нового человека. Но даже четыре года назад у этих замечательных ребят не было помещения. В офисе протекала крыша, а сидеть все равно где-то надо было, потому что молодой народ приходил, хотел общаться, учиться, задавать вопросы. Спасало ребят лето. Летом они выезжали в летние лагеря, которые являлись одним из основных условий построения нового человека. Как говорит лидер Юнолы Алиса Подлубная: "Очень важно было совместное проживание с ребятами в течение определенного времени. Вот где совершались настоящие перемены". Но организация росла. Силы куда-то надо было девать, и их очень быстро стала оттягивать Россия. Очень скоро вся работа с молодежью переместилась за границу. Почему? Потому что там Юнолу ждали, школы вызывали наших ребят и оплачивали проезд и проживание, брали на себя организационные моменты - то есть собирали молодежь без дополнительной рекламы и приглашений. Юноловцы колесили по Иркутску, Новосибирску, Красноярску. Кстати в России на работу с молодежью из бюджета выделяются средства, которые как раз и тратились на работу юноловцев. Провести подобную работу в Казахстане было невозможно. Вроде бы все понимали, что ребята делают сверхнужное дело, но никто не собирался из своего кармана оплачивать им дорогу и проживание. Поэтому очень скоро у Юнолы остался один единственный клуб в Павлодаре. В нем ребята продолжали работать с несовершеннолетними по программе самоорганизации: построение миротворящих отношений, самоорганизация - умение организовать себя - психологические тренинги. Что интересно, где бы ни побывала Юнола, молодежь начинала понимать, что личностный рост позволяет им создавать организацию, и тут и там возникали молодежные объединения. Те организации, которые она создавала в России, до сих пор работают. Принцип был простой: у детей менялось сознание, а позитивная среда, в которой ребята поддерживали друг друга, позволяла им противостоять житейскому болоту, которое царило в школе, дома, на улице. Ребята собирались под конкретные дела, которые сами же и делали. Последний раз Юнола ездила в Иркутск по приглашению педагогической лиги. Учителя просили провести семинар для детей на базе одной из школ города, но пока юноловцы отрабатывали свои излюбленные приемы, взрослые предложили им создать новую организацию. Казахстанцы уехали, лига собрала огромное количество детей из девяти деревень, и снова вызвала Юнолу - теперь уже создавать детскую организацию. На этот раз юноловцы параллельно работали и со взрослыми, потому что ни одна детская организация не выживет без взрослых, рассказывали, к кому обращаться, по каким законам работать, как организовать свое НПО. Юнола со своим опытом работы по праву считалась частичкой Международного просветительского союза, в который входила Всероссийская молодежная организация. Российские тренеры научили наших ребят понимать как много нужно знаний для жизни: ребята изучали даже курс "здоровье без лекарств и препаратов". В год через Юнолу проходило вместе с российскими семинарами и сборами около пяти тысяч детей. За лето через систему лагерей проходило еще около трех тысяч детей. При этом штатных сотрудников было пять, всего - 17. И вот сегодня Юнолы нет. Официально организация прекратила существование в прошлом году. Почему? Потому что серьезная огромная работа не может существовать на общественных началах. Государство же на работу с молодежью не выделяло ни копейки. У ребят как не было своего помещения четыре года назад, так не было и в прошлом году. Между тем народ к ним шел. Бывали вечера, когда приходило 300 человек. Их надо было куда-то девать и нести за каждого ответственность. Кроме того, юноловцы вдруг заметили, что поколение сменилось. Молодежный контингент прошлого века легко шел на любые инициативы, дети отличались пониманием серьезных вещей. Сейчас, когда спрашиваешь у ребят, чего они хотят, большинство пребывает в депрессии при полном отсутствии желаний. Всеобщая апатия к жизни. Самые маленькие хотят машину, виллу и Канары. Где все это достать, как это создать самому - вопросы, над которыми молодые люди не задумываются. Юноловцы вынуждены были признать, что современной молодежи надо предлагать что-то другое. Но что? Стало очевидным, что работать по-старому нельзя. Новое поколение живет под личиной хамелеона: в глаза говорит одно, за глаза другое. Днем ребята белые и пушистые, а вечером - полная противоположность. Как работать с такими детьми? Вдобавок ко всему изменилось общество в целом. Юноловцы говорят, что у них было детство, и взрослые точно знали до какого периода дети - это дети, а когда они становятся взрослыми. Сейчас ничего не поймешь, подросток в 12 лет - считается уже взрослым. Его выгоняют на улицу деньги зарабатывать, машины мыть, воровать, в общем, семью кормить. Такому не по годам взрослому пареньку разве есть дело до философских вопросов: как отличить лицемерие от открытого сердца? Зачем ему знать, как устроена реальность, ему не нужны щелчки в голове, потому что ему нечего есть. Но самым страшным открытием для юноловцев стало признание в том, что делать детей другими стало небезопасно. Молодежь, замешанная на других принципах, потом не может адаптироваться в этой скверной жизни, а изменить ее к лучшему в одиночку у них нет сил. Говорят, что Артек со своей сетью лагерей, в которых еще живы лучшие традиции человечности, творчества и самореализации, стал давать печальную статистку. После него дети начинают думать о самоубийствах, потому что узнав, что такое настоящая жизнь, они отказываются прозябать в той жизни, которую им уготовило общество. Все эти причины вместе взятые и заставили юноловцев взять тайм-аут. Но… Со следующего года молодые планируют возродить работу в лагерях, говорят, что для серьезной организации нужны деньги. Они хотят их сами заработать. В городе в педколледже появилась новая специальность - социальная педагогика, из числа этих студентов юноловцы будут готовить инструкторов для своих лагерей. Это будет принципиальная новая работа не с подростками, а с более взрослыми людьми. Юнола снова хочет создать сеть молодежных организаций - поддерживать связь с Россией. К сожалению, сейчас она не подтверждает своей активности, не имеет возможности выезжать на фестивали, семинары и сборы, которые и по сей день проводятся в России, и которые дают новый опыт работы с молодыми людьми нового времени. Развиваться в Казахстане и при поддержке официальных структур практически невозможно. Ни Союз молодежи, ни фонд развития молодежной политики не могут дать молодым то, в чем они больше всего нуждаются. В этом плане еще как-то можно понять Союз молодежи, который тоже является общественной организацией, и которая тоже должна искать средства сама. Но фонд - структура акиматовская, сидит на дотации, а в нем даже не знают о существовании Юнолы.
Загрузка...