Опубликовано: 1262

Кто не кормит свою армию, кормит чужую

Кто не кормит свою армию, кормит чужую

Председатель совета директоров ОАО КТК Сергей Клещенков считает, что с принятием нынешней версии законопроекта "О СМИ" Казахстану придется кормить телекомпании соседних государств.

- Сейчас ситуация такая, что телевидение едва сводит концы с концами, - говорит он, - я не беру во внимание государственные каналы, потому что их дотируют из бюджета. И те титанические усилия, которые были приложены для изменения ситуации, будут сведены на нет. Сейчас никто из руководителей каналов не говорит о какой-то сумасшедшей прибыли. Мы вынуждены вкладывать деньги в будущее. Например, КТК снимает два сериала совместно с крупными российскими компаниями. Мы вводим в них казахстанскую тематику, наших актеров подключаем. Выводим на международный мировой рынок, чтобы о нас знали, стараемся привести все к цивилизованным нормам. Это даже своего рода пропаганда страны. А что нас ждет в будущем? Мы живем за счет рекламы, других источников у частных каналов нет. Если будет принят этот законопроект, работа журналистов усложнится, рейтинги телеканалов упадут, и восполнят создавшийся информационный вакуум российские телеканалы. Мы два года бились, чтобы сместить россиян по рейтингу смотрибельности, все эти усилия пойдут насмарку. Что произойдет? А то, что все рекламные бюджеты уйдут в Россию. Большое количество журналистов у нас останется без работы, телевидение скатится до нулевого уровня. Его просто не будут смотреть. Мы будем работать на другую страну. - Вы считаете, что в законопроекте "О СМИ" есть абсурдные положения? - Например, то, что надо спрашивать разрешения на съемку чиновника. Хотя во всем мире чиновник - это либо выборное лицо, либо назначаемое, то есть публичное. И общество должно знать о нем все. За исключением подробностей его личной жизни. В США нет закона о СМИ. Процесс регулирует общественность, а закон общий для всех. Было бы хорошо, если бы в новом проекте был отдельно прописан статус журналиста. Потому что главная проблема в том, что чиновник и так закрыт для общества, а закон еще больше отдаляет их. Только через прессу можно спросить с них, но новый закон может сделать это большой проблемой. Кроме того, в новом проекте разрешена досудебная выдача источников информации, что тоже ухудшит ситуацию с доступом к информации. Все те поправки, которые вносились журналистами, конгрессом журналистов, общественными организациями, не были приняты к сведению. И проект, который создало старое МКИОС, пошел без изменений. - Вы считаете, что законопроект все-таки будет принят? - Он будет принят, во-первых, потому что он выгоден группе чиновников. Во-вторых, наверняка закон будет лоббировать интересы отдельных структур, потому что уже сейчас ситуация со СМИ на рынке начинает напоминать фарс. Например, недавно госсекретарь подписал письмо, связанное с распространением НТВ на территории Казахстана, в котором он требует без проведения какого-либо тендера выдать им частоту. И это при том, что государство не может изыскать средства для финансирования государственного языка. Хотя по закону оно должно это делать. Но оно находит деньги для финансирования иностранной компании. "Казмунайгаз", которая финансирует появление НТВ на рынке Казахстана, - тоже ведь госкомпания. Кстати, если вернуться к Закону "О языках", то чиновники, активно лоббируя эту ситуацию, говорят о том, что такой закон принят во всех странах СНГ. Но это неправда. Самой проблематичной в отношении языка на постсоветском пространстве была Латвия. Там действительно в 1995 году был принят достаточно жесткий закон по языковому регулированию радио и телевидения. Но чиновники почему-то не говорят о том, что 6 июня 2003 года этот закон был отменен Конституционным судом Латвии. То есть были полностью отменены все языковые ограничения на телевидении и радио. Более того, латышское правительство было вынуждено признать, что развитие латышского языка нельзя вести запретительными способами. - По Вашему мнению, что требуется для развития государственного языка на телевидении? - Я считаю, что развитие его должно реально финансироваться. То есть недостаточно требовать лишь исполнения. Дело в том, что в прошлом году, когда мы подняли вопрос о том, что в законе прописано обязательное финансирование развития гос-языка, МКИОС после этого объявило тендер, который мы посчитали просто издевательством. Хотя бы потому, что деньги должны выделяться всем одинаково. На тендер было выделено всего 100 тысяч долларов США. Для сравнения: у нас только новостные и публицистические программы на казахском языке обходятся в полтора миллиона в год, причем в долларовом эквиваленте. Поэтому если развивать внедрение государственного языка, то надо финансировать, заинтересовывать каналы. Во-вторых, надо выводить телевидение в новый формат. Потому что телевидение на самом деле не может быть национальным. Если бы так было, не лидировали бы в мире Би-Би-Си и Си-Эн-Эн. Арабы, например, поняли, что надо стремиться к мировым стандартам. Поэтому "Аль-Джазира" произвела такой фурор, сейчас вперед вырывается канал "Аль-Араби". Есть определенный стандарт, нельзя никого загонять в рамки. Я даже уверен, что деньги, которые выделялись МКИОСом, даже не доходили до адресата. Если взять, к примеру, канал "Казахстан-1", то, по нашим подсчетам, ему в год выделяется около 20 миллионов долларов. Сумма запредельная для любого телевидения! За год их рейтинг не меняется, сейчас он равен уровню статистической погрешности. Он может быть, а может и не быть вовсе. "Казахстан-1" не может даже с городскими каналами конкурировать. Судя по тому, как развивается рынок телекоммуникаций, сейчас каждый может поставить дома "тарелку" и смотреть кабельное ТВ. Никто не сможет это регулировать, мы потеряем собственный медийный рынок. И получим зарубежный. Плюс сейчас очень активно развивается передача телевизионного сигнала через Интернет, и я думаю, что в ближайшие пять лет он прорвется на рынке. К сожалению, люди, которые пишут новые законы, даже не знают о новых технологиях. В этих условиях тем более нужно активно поддерживать эфирное телевидение. Любая страна создает ограничения для чужих производителей, защищая интересы внутреннего производителя. У нас же все наоборот. Вот и получается: кто не кормит свою армию, тот кормит чужую. Мы никогда не просили денег. Единственное, о чем мы просим: не мешать нам работать, каждый должен заниматься своим делом. И еще - думать о стране, а не только о своих интересах.
Загрузка...