Опубликовано: 1076

"Казахстанский след" узбекских терактов-1

"Казахстанский след" узбекских терактов-1

Неожиданно для себя Казахстан оказался вотчиной узбекских террористов, которые, по уверению генпрокурора Узбекистана, обосновали несколько тренировочных баз и лагерей в Южно-Казахстанской области.

Спецслужбы и журналисты ЮКО усиленно ищут пресловутые южно-казахстанские полигоны "Аль-Каиды". Ташкент, март-апрель 2004: от заката до рассвета Как выясняется, теракты в Ташкенте минувшим мартом начались… с провала самих бомбистов. К вечеру, 28 марта в Ромитанском районе Бухарской области, подорвался частный жилой дом. Сразу же выяснилось, что здесь группа заговорщиков, готовясь к терактам, собирала самодельные взрывные устройства. Одна из взрывчаток самопроизвольно сработала, сдетонировав взрыв еще части боезапасов. Несколько бомбистов погибли сразу же. Остальные, раненые и оглушенные, уже через несколько минут были в руках СНБ - узбекистанской службы национальной безопасности. Забегая вперед, скажем, что даже на суде, государственный обвинитель отметил, - благодаря показаниям задержанных, узбекские спецслужбы смогли серьезно нарушить планы боевиков. В свою очередь, это привело к активизации деятельности оставшейся части террористической сети, и отдельные ее члены и группы приступили к срочному выполнению своего задания. В результате, на следующий день, около 8 часов утра 29 мая, прогремел взрыв у магазина "Детский Мир" в районе рынка "Чорсу" в Ташкенте. Чуть позже второй взрыв произошел поблизости от медресе "Кукельдаш". В обоих случаях взрывные устройства привели в действия женщины-смертницы, погибшие на месте. Узбекистан закрывает границы, въезды и выезды из Ташкента блокируются усиленными нарядами милиции. 30 марта, около 8 часов утра, на блокпосту Карамурт, Кибрайского района Ташкентской области сотрудники милиции пытаются остановить для досмотра автомобиль "Тико", следующий в Ташкент. Сидящая в машине женщина взрывает прикрепленный к телу "пояс смертницы". В результате погибает сама, а также водитель "Тики". В этот же день спецслужбы Узбекистана проводят спецоперации по обезвреживанию групп вооруженных террористов, выявленных в поселке Салар Кибрайского района, (который, однако, в самом Ташкенте больше известен как поселок "Ялангач"). Здесь разворачиваются самые кровопролитные эпизоды ташкентских событий. Около 7 часов утра четверо вооруженных боевиков окружены милицией в одноэтажном доме по ул. Ахунбабаева. В течение пяти часов с ними ведется ожесточенный бой, в результате которого трое из террористов застрелены. Последний выходит на крышу дома и взрывает себя гранатой. Следующая группа боевиков из 14 человек, среди которых 5 женщин, обложена милицией и ОМОНом в квартире четырехэтажной "хрущевки" по ул. Карамуртской. Здесь террористы снимали квартиру в течение последнего месяца. Перестрелку боевики перемежают с несколькими отчаянными вылазками, пытаясь вырваться из оцепления. Их отстреливают из крупнокалиберных пулеметов подтянутых БМП и БТРов, и засевшие по крышам окрестных домов снайперы. Когда становится ясно, что блокаду не прорвать, оставшиеся в живых боевики взрывают сами себя в подъезде дома. Кровавые пятна по стенам затем смывают пожарники из брандспойта. Гибнут все те рористы. Последний взрыв весенней серии происходит 1 апреля в том же Ромитанском районе Бухарской области, с которого все началось. И вновь адскую машинку приводит в действие женщина - 24-летняя Фарогат Акрамова, вдова одного из боевиков, погибшего накануне при самопроизвольном взрыве бомбы в Бухарской области. Женщина взрывается тогда, когда к ней в дом стучат сотрудники СНБ, пришедшие ее арестовать. Вместе с ней гибнет 10-летняя племянница. Общее количество жертв мартовских терактов в Ташкенте и Бухарской области - 47 убитых. Из них 10 сотрудников милиции, 4 гражданских лиц, и 33 боевика (из них - 7 женщин). Количество раненых свыше 40 человек. 26 июля в Ташкенте начался судебный процесс над первыми 15-ю участниками терактов. Всего, по официальным данным, по делу о причастности к весенним терактам арестовано и предстанет перед судом 45 человек. Но по законам РУ, количество подсудимых на одном процессе не может превышать 15 человек. Из первых подсудимых - 13 мужчин и две женщины, в возрасте от 20 до 40 лет. Им предъявлено обвинение в общей сложности по 17 статьям уголовного кодекса РУ. По признанию подсудимых (назвавшихся членами экстремистской группы "Жамоат" (Общество), за терактами в Ташкенте стояли экс-лидер талибов мулла Омар, а непосредственным координатором действий боевиков "Жамоата" был некий Насриддин Джалалов, давно разыскиваемый спецслужбами РУ за подрывную деятельность. По показанию террористов, первоначально они готовились устроить взрывы 10 апреля в центральных гостиницах и магазинах Ташкента, а также в ташкентской синагоге. Однако главная "сенсация" звучит из уст государственного обвинителя, прокурора Мурада Халикова. В своем обвинительном слове он буквально заявляет, что "террористы проходили подготовку в лагерях боевиков на территории Южного Казахстан". Далее, один из подсудимых, 24-летний Фуркат Юсупов, говорит на суде, что тренировался в лагере боевиков в пакистанском Вазиристане, а затем создал аналогичную базу подготовки террористов и в Казахстане. О черной кошке, которой не было В Казахстане за этими заявлениями немедленно следует возмущенная реакция наших спецслужб. КНБ РК тут же выступает с опровержением. В пресс-релизе, распространенном пресс-службой КНБ в частности говорится, что сразу после весенних терактов в Узбекистане, "правоохранительные органы и спецслужбы Казахстана, в рамках имеющихся соглашений о сотрудничестве, оказали практическую помощь узбекской стороне по проверке данных о возможной причастности к терактам отдельных жителей Казахстана и граждан Узбекистана, находившимся по различным причинам на территории нашей страны. Розыскные мероприятия осуществлялись с участием оперативно-следственных групп МВД и СНБ Узбекистана. В ходе проверки данные о нахождении в южном регионе Казахстана лагерей по подготовке боевиков и прямой причастности проверяемых по ориентировкам спецслужб Узбекистана лиц к организации и осуществлению террористических актов в Ташкенте, не подтвердились. Следственным органам и СНБ Узбекистана об этом известно", - отмечается в заявлении КНБ. Не менее категорически высказалось и руководство ГУВД по ЮКО. Главный полицейский Южно-Казахстанской области, генерал-майор Раимхан Узбекгалиев подчеркнул, что "никаких лагерей и баз по подготовке боевиков на территории ЮКО нет. Полиция, пограничники и сотрудники Комитета национальной безопасности в этом отношении тщательно контролируют обстановку". Пожалуй, не доверять таким заявлением казахстанских силовиков оснований нет. Где-где, а в самой густонаселенной в Казахстане Южно-Казахстанской области практически нет глухих уголков, где можно было бы незамечено обустроить долговременный полигон для военизированной подготовки. Хотя стоит разобраться: вряд ли узбекский прокурор сделал такое заявление не согласовав его предварительно со своим руководством (причем, самым Главным). А значит, таким образом, официальный Ташкент, основываясь только на устных показаниях одного из обвиняемых, сделал выпад в сторону Казахстана, обвинив его как минимум в одном из двух. Либо в том, что в Казахстане тайно, но вполне осознанно прикрывают подготовку узбекских террористов. Либо в том, что в Казахстане не в состоянии выявить тренировочные базы боевиков. Разберемся с обоими вариантами. У Казахстана, как очень большой и крайне малонаселенной страны, в принципе нет территориальных притязаний к соседям. Делимитационные, а в ряде случаев и демаркационные процессы с Китаем, Россией и Узбекистаном уже закончились к полному согласию сторон. Далее, при явном прогрессе и благополучии внутри Казахстана, нашему государству совершенно не выгодна, и даже наоборот, опасна, любая дестабилизация обстановки в приграничных с нами странах. Тем более в Узбекистане, который объективно в настоящее время является для Казахстана главным барьером от всевозможных негативов Центральной Азии (включая тот же наркотрафик, исламский фундаментализм и пр.) В конечном итоге, любое заигрывание с теми или иными экстремистскими организациями Казахстану может только навредить с геополитической точки зрения. Поэтому официальная Астана всегда явно демонстрировала свою жесткую позицию по отношению к любым экстремистским проявлениям. Достаточно вспомнить наш миротворческий контингент в Афганистане. А уж умение казахстанских спецслужб выявлять и бороться со всевозможными экстремистскими поползновениями было наглядно продемонстрировано в 1995-2000 годах (эпоху "Чеченской компании" в России). Тогда наши спецслужбы очень жестко и решительно отвадили все попытки чеченских боевиков-эмиссаров из России "загрузить" финансовым и рекрутским оброком чеченские диаспоры в Казахстане. За что, кстати, казахстанские чеченцы были очень благодарны КНБ. Попробуем теперь разобраться с самим понятием "лагеря боевиков". Во всем мире это как минимум полигон для стрельбищ, и казарма (палаточный лагерь) для отдыха. Всевозможных полигонов и тиров в той же ЮКО - предостаточно. Однако все они имеют жесткую привязку либо к военизированным, либо к спортивным и учебным учреждениям. Во всяком случае все подобные организации состоят на строгом учете в органах УВД и спецслужб. И именно здесь никаким "чужакам" незаметно пострелять и потренироваться не удастся. А чтобы инкогнито организовать свой собственный тренировочный полигон, по мнению специалистов военного дела, нужно либо вкапываться под землю, либо обноситься высокой глухой стеной. Либо находить безлюдное место в степи, (горах, лесах, болотах, островах), которое все равно следует надежно охранять от случайных прохожих. Но и в этом случае местонахождение такого полигона неминуемо становится известно местным жителям в течение недели, максимум - месяца. Таким образом, версия о том, что в густонаселенном ЮКО может секретно действовать некий лагерь боевой подготовки не выдерживает никакой критики. В завершении заметим, что подсудимый Фуркат Юсупов, который якобы и является организатором лагерей в Казахстане, впоследствии сообщал на суде, что в "Южном Казахстане с помощью этих лагерей осуществлялся транзит членов "Жамоат" в Грузию и Пакистан". Довольно оригинальное дополнение, означающее, что эти лагеря были оборудованы еще взлетно-посадочной полосой и самолетами. Что делает их существование еще более и реальным. Либо "лагеря" эти были на самом деле ж/д или автовокзалами, либо аэропортами. Последние в ЮКО без сомнения имеются, и совершить транзит в дальнее зарубежье посредством их действительно возможно. Однако только на этом основании считать их базами боевиков - чересчур. Ну и наконец, заявление узбекского прокурора оказывается по-своему глубоко не логичным. Ведь коль скоро узбекские власти арестовали непосредственного "организатора" боевых лагерей в Казахстане, (которые, надо полагать, до сих пор действуют), и если казахстанская сторона готова оказывать всяческое сотрудничество узбекским коллегам, то самое время найти эти лагеря и уничтожить их. (Тем более, что сам "организатор" уже "в полный рост" сотрудничает со следствием, и дает все нужные показания). Причем главная заинтересованность в этом должна быть именно у узбекской стороны, против которой, видимо, и тренируются боевики в ЮКО. Но никаких конкретных дел за сенсационным заявлением узбекского прокурора не последовало.
Загрузка...