Опубликовано: 616

Казахстанская нефть: десять лет спустя

Казахстанская нефть: десять лет спустя

Когда речь идет о каких-либо определяющих моментах чего-то серьезного, бывает очень полезно заглянуть в недавнее прошлое, чтобы проследить динамику тех изменений, что произошли.

Для казахстанской экономики, как известно, определяющим остается состояние нефтегазового комплекса, в первую очередь, добычи и экспорта нефти. В связи с этим представляется интересным такой документ: экспертный опрос нескольких десятков участников Казахстанской международной конференции по нефти и газу КИОГЕ, проведенный в 1995 году одной из социологических групп. Десять лет - эпохальный срок, и сам по себе, и с учетом того развития, который пережил за эти годы нефтегазовый комплекс Казахстана. В нем много любопытного для сравнения с сегодняшним состоянием дел, но, как говорили раньше, "с учетом текущего момента" больше всего бросаются в глаза оценки, данные экспертами проекту нефтепровода из Казахстана на Китай. В рассматриваемом исследовании тема нефтепроводов была представлена очень рельефно, и направление на Китай везде обращало на себя значительное внимание. Правда, для точности необходимо подчеркнуть, что речь шла о нефтепроводе, идущем от Западного Казахстана через всю территорию Китая на восток к тихоокеанскому побережью. Даже назывался в исследовании этот проект не "китайским", а "тихоокеанским". То есть, экспертам было предложено оценить шансы действительно колоссального инфраструктурного проекта, намного большего чем тот, что получился пока в реалиях. Поэтому сейчас, спустя десять лет, и обращая внимание на выводы экспертов в том опросе, надо делать некоторую корректировку. Итак, участникам опроса (среди них были как казахстанские, так и иностранные эксперты) тогда было предложено оценить шансы пяти проектов (хотя некоторые из них в тот момент еще можно было назвать в большей степени просто идеями): нефтепровода на Новороссийск (КТК), (который еще не начинали строить), на Баку и Джейхан, на Иран, Китай и внутренний нефтепровод Западный Казахстан - Кумколь. С точки зрения минимизации затрат на строительство объекта большинство опрошенных тогда высказались в пользу КТК, что можно оценить как точный прогноз. Известно, что этот нефтепровод начал работать раньше других, хотя и не совсем так, как того ожидали. А вот китайский нефтепровод большинство опрошенных - 79% - назвали слишком дорогостоящим. В тогдашнем контексте это звучало как синоним нереализуемости. Многое виделось десять лет назад иначе… Интересно комментировали участники КИОГЕ-1995 и вопрос об оценке степени политического риска того или иного трубопроводного проекта. Самым рисковым был назван иранский маршрут, а после него… КТК! Видимо, на результаты этой оценки повлияло значительное количество среди опрашиваемых западных экспертов, с традиционной фобией относящихся (особенно тогда) к Ирану и России. Хотя опрос был анонимным, и это - лишь предположение. Но так или иначе, северное и южное направление эксперты с точки зрения безопасности фактически забраковали, а восточному, китайскому, - давали 35% политической стабильности, столько же, сколько и турецкому маршруту. Это в тогдашней ситуации было неожиданно: вторая половина 1990-х годов была не самым спокойным временем ни на западе Китая, ни на востоке Турции. Внутриполитическая ситуация и там, и там была сложной, а именно по этим регионам должны были пройти (и проходят теперь) нефтепроводы. И чтобы оценивать их как более безопасные по сравнению с российским или иранским маршрутами надо было либо не знать этого, либо быть очень уверенным в возможностях китайских и турецких властей контролировать ситуацию на окраинах своих стран. В итоге, примерно так оно и оказалось (по крайней мере, в отношении Китая). Зато очень неожиданные на фоне предыдущих ответов дали опрошенные эксперты на вопрос о степени коммерческих рисков разных проектов. Десять лет назад большинство опрошенных считало, что достаточно низкий уровень коммерческого риска имеют турецкий проект и проект КТК, высокий - тихоокеанский и иранский. Ни один из рассматриваемых вариантов нефтепроводов эксперты не считали безусловно привлекательным для инвестирования. Три из них, с точки зрения опрошенных, имели скорее низкую инвестиционную привлекательность: Тихоокеанский, Иранский проекты и проект Западный Казахстан-Кумколь. То есть, только российское и турецкое направление были сочтены достойными инвестирования. Интересно было бы узнать мотивы экспертов. Негатив в отношении иранского направления понятен, это результат традиционной западной иранофобии. Китайский, то есть, тихоокеанский маршрут, могли в те времена "забраковать" из-за его дороговизны, здесь ответы на этот вопрос и на первый, о себестоимости проекта, в целом перекликаются. "Черная метка" для единственного внутреннего проекта Западный Казахстан - Кумколь могла быть порождена общеэкономической ситуацией в стране, в то время не лучшей (достаточно вспомнить незаслуженно подзабытую проблему неплатежей). "Большинство экспертов считает, что будет реализован проект КТК. Тихоокеанский и Иранский проекты, по их мнению, скорее всего не будут осуществлены" - такое резюме было сделано в исследовании десятилетней давности. Сейчас, в конце 2005 года, мы видим, что по большому счету авторитетные, и, к сожалению, анонимные участники опроса в целом оказались посрамлены. Давно работает КТК, достраивается Баку - Джейхан, на днях объявлено о готовности к введению в строй китайского нефтепровода (делаем поправку и не пишем "тихоокеанский"). Да, так и не вышел из состояния планов иранский маршрут. Но и только-то. Этот специфический взгляд в прошлое дает возможность емко оценить позитивный, поступательный путь, который прошла нефтедобывающая и нетфеэкспортирующая сфера Казахстана за десять лет. Кроме того, можно в очередной раз задуматься о том, насколько точно стоит оценивать выводы различных опросов, даже проведенных в профессиональной аудитории.
Загрузка...