Опубликовано: 940

Как упоительны в Шанхае вечера

Как упоительны в Шанхае вечера

Иран созрел до членства в ШОС. Созрел ли ШОС, чтобы взять ответственность за Иран?

Окончание, начало см.здесь Тегеран прекрасно осознает, что стремление стать полноправным членом ШОС и усилить свое экономическое влияние в регионе Центральной Азии, зависит от желания Москвы и Пекина. Никто не будет отрицать исключительную роль в ШОС Китая и России. Все, по большому счету, зависит от готовности россиян и китайцев идти на конфронтацию с Соединенными Штатами. Вопрос готовности Москвы и Пекина испортить отношения с Западом возник не случайно. Ни в Брюсселе, ни в Вашингтоне не испытывают большого оптимизма от возможности увидеть Тегеран полноправным членом ШОС. Им придется реагировать не только на факт вступления Ирана в данную организацию полноправным членом, но и на обсуждение этого вопроса в рамках ШОС. Надо думать, реакция будет весьма болезненной, вплоть до принятия каких-то ограничительных мер по отношению к ШОС. Мы уже констатировали, что возможность американского нападения на Иран сегодня ничтожно мала. Период до президентских выборов в США станет периодом снижения внешнеполитической активности американской администрации. Чтобы начать военную операцию в любом формате против Ирана, американцы должны иметь веские причины. И, судя по всему, это головная боль уже следующей американской администрации. Возвращаясь к вопросу политических дивидендов, можно констатировать ряд моментов, которые учитывает Иран, подавая заявку в ШОС. Мотивы Тегерана Во-первых, Иран может ставить себе задачу сближения с Россией и Китаем, странами, придерживающимися по проблеме иранской ядерной программы позиции невмешательства. Москва и Пекин намекают мировому сообществу, что ядерная программа Тегерана может носить мирный характер. Исходя из этого ключевого постулата, они призывают вести диалог с Тегераном. Иран устраивает то, что обе страны являются постоянными членами Совета Безопасности ООН и обладают правом вето. Во-вторых, Тегеран противостоит влиянию США в Персидском заливе, однако на сегодняшний день, принимая в расчет присутствие американцев в Ираке, теряет способность влиять на этот процесс. Иран сильно беспокоит присутствие США в Афганистане, а Ахмадинежад не может не понимать, что ШОС создана еще и как заградительное региональное объединение, направленное против усиления влияния США в Центральной Азии. В этом смысле цели Тегерана и стран-членов ШОС совпадают. В-третьих, ШОС есть возможность для Ирана проникнуть на потенциально растущий и емкий рынок. Россия, Китай, страны Центральной Азии, возможно, в ближайшей перспективе - Индия и Пакистан - вот какими могут быть границы рынка, на который может получить беспрепятственный доступ Иран и иранские товары. В-четвертых, Тегеран хочет активизировать военное сотрудничество с Россией и Китаем. Совместные учения в рамках ШОС позволят Ирану данное сотрудничество вывести на иной качественный уровень. Ирану нужны информация оборонного характера, технологии и военные знания, которыми обладают ключевые члены ШОС. В-пятых, приоритеты Тегерана и ШОС совпадают. Иран полагает, что безопасность Персидского залива могут обеспечить государства региона. Единственное различие в том, что в Персидском заливе нет такой динамично развивающейся структуры, как ШОС. В ШОС также считают, что безопасность и стабильность в регионе могут обеспечить государства региона без вмешательства внешних сил. Под "внешними силами" Москва, Пекин и Тегеран считают США и их союзников. Став полноправным членом ШОС, Иран сможет реально противостоять США в Центральной Азии, опосредованно и в других точках мира. В-шестых, символичной выглядит позиция иранского президента Ахмадинежада на седьмом по счету саммите ШОС, когда он открыто поддержал Россию в ее опасениях по поводу размещения элементов американской ПРО в Европе. Одно дело, когда иранский президент выступает со своими антиамериканскими заявлениями из Тегерана, совсем другое дело, когда он получит возможность использовать для этого трибуну ШОС. В некоторых случаях, если позицию Ирана по тому или иному вопросу поддержат другие члены ШОС, она может облечь консолидированные очертания. И будет выглядеть как общее мнение крупной региональной организации, а не мнение исключительно иранской стороны. США нервничают Соединенные Штаты никогда не испытывали особой радости от присутствия в ШОС Ирана. Они выразили недовольство еще в 2005 году, когда Иран, Пакистан, Индия и Монголия получили в ней статус наблюдателей. В июне 2006 года официальный представитель госдепартамента США Шон Маккормак заявил, что "присутствие Ирана в качестве наблюдателя - а Иран является крупнейшим и самым значительным спонсором терроризма - противоречит идее борьбы с терроризмом, которой посвятила себя эта организация". В политике не бывает случайностей. Американцы начали нервничать не случайно. Именно летом 2006 года страны-члены ШОС заговорили о смене своей стратегии. Главное, они перестали испытывать комплекс по вопросу нерасширения ШОС. Еще за полгода до саммита в рамках организации стали разрабатываться правовые механизмы принятия новых членов в ряды ШОС. Естественно, среди потенциальных членов организации в первую очередь стали рассматриваться наблюдатели - Иран, Пакистан, Индия и Монголия. По большому счету, США сами виноваты в том, что первой страной, подавшей заявку в ШОС, оказался Иран. Американцы воспринимают его как страну, поддерживающую терроризм. Москва и Пекин так не считают. Вашингтон в стремлении получить контроль над Персидским заливом и ресурсами региона, пошел на агрессию против Ирака. Это резко изменило конфигурацию в регионе, сделав ее менее предсказуемой и более взрывоопасной. Тегеран этот сигнал принял и сделал свои выводы. Если нет никакой возможности сдержать американцев в Персидском заливе, то почему бы не сделать это через ШОС и две страны, обладающих ядерным потенциалом? Европа в раздумье Брюссель имеет небольшое поле для маневра. Недавнее решение Косово о независимости, поддержанное рядом европейских стран, еще неизвестно, чем аукнется. Нет никакой гарантии, что получившие свободу от Белграда косовары не начнут шалить, и Косово не станет регионом, где спокойствие будет только сниться. Если ЕС все же решится предпринять какие-либо действия против членства в ШОС Ирана, то ему придется несладко. Инструменты давления на Россию весьма ограничены. Во-первых, они должны будут сделать из Косово страну со стабильной экономикой и предсказуемым правительством. Это наиболее сложная задача для европейцев. Россия, в свою очередь, может прямо указать ЕС на эту проблему. Мол, разберитесь сначала в континентальной Европе, чтобы потом давать советы и рекомендации по другим регионам мира. Во-вторых, наиболее рьяными сторонниками жесткой политики США по отношению к Ирану являются Франция, Великобритания и Германия. Остальные члены ЕС придерживаются различных позиций, далеко не всегда совпадающих с американской. Поэтому можно констатировать, что единства в рядах ЕС по вопросу членства Ирана в ШОС просто нет. Чисто технически принять консолидированное решение ЕС будет весьма затруднительно. Но самое важное кроется в другом. Европейцы не едины по поводу внешней политики, которую ведут Соединенные Штаты. Многие из европейцев полагают, что активизация США, в частности, в Ираке, не всегда полезна для стабильности в мире. Террористические атаки на США в 2001 году заставили европейцев войти в коалицию и ввести свои воинские контингенты в Афганистан. Далеко не все европейские страны сегодня радуются тому факту, что их военные находятся в Афганистане. Американцы испытали проблемы, когда формировали коалицию для вторжения в Ирак. Присутствие союзников в этой стране носит, по большей части, формальный характер, а европейская общественность задает слишком много вопросов, на многие из которых ни у ЕС, ни у США просто нет исчерпывающих ответов. Прецедент возможен Заявка Ирана на полноправное членство в ШОС - это прецедент. Вслед за Тегераном полноправного членства могут попросить Пакистан, Индия и Монголия. Думается, такой ход расширения региональной организации с тревогой воспримут на Западе. В сравнении с другими организациями, инициированными в Азиатско-Тихоокеанском регионе, ШОС представляет собой целостную конструкцию будущей мощной структуры. Понятно, что ключевыми странами в ШОС являются Россия и Китай. Другие страны-члены организации вошли в нее именно в силу этого немаловажного обстоятельства. При этом Россия выступает, в большей мере, как идеологический центр, тогда как Китай - экономический. Причем, обе страны выступают также в качестве потенциальной военной силы. То есть, структура ШОС выстроена довольно грамотно, отчего сама организация весьма привлекательна и интересна. Об этом недвусмысленно говорит интерес Пакистана. Данную страну привыкли рассматривать как верного союзника США в Азии, государство, на которое могут опереться США в деле выстраивания своей геополитики. Интерес Исламабада к ШОС свидетельствует о потенциале организации, и Исламабад, судя по всему, готов пойти на некоторое охлаждение "братских" отношений с США, если ШОС откроет ему свои двери. С точки зрения экономического развития ШОС для Пакистана - очень выгодный рынок, открывающий ему выход на север и северо-восток. Именно эти направления развития для Пакистана всегда были самыми проблемными, сначала из-за противодействия СССР, позже - в силу разрухи и развала межхозяйственных связей в период после развала СССР. Индия готова стать полноправным членом ШОС по причине своей заинтересованности в каспийских углеводородах. Она быстро развивается, разумеется, дефицит энергоносителей будет сказываться на этой стране все в более жесткой форме. С другой стороны, Индия с большим удовольствием выйдет на рынок ШОС, ибо по емкости и количеству потенциальной клиентской базы ему нет равных в мире. Как бы то ни было, но Иран дал интересный сигнал наблюдателям в ШОС. И, вполне возможно, в скором времени, ШОС не избежать расширения… Фото с сайта http://www.ameinfo.com
Загрузка...