Опубликовано: 648

Изменение сознания

Происходит ли оно у казахстанской элиты в отношении отечественного бизнеса?

Один из отечественных государственных деятелей недавно в частной беседе так комментировал итоги уходящего года: - В экономике самым важным стало то, что управленческая элита осознала возможности повернуть экономику в направлении развития перерабатывающей промышленности, поняла, что это не "сказки" и не фантазии, а достаточно реальное дело. Оценка отрадная для всей казахстанской экономики. Раньше такие мысли звучали только в качестве призывов на перспективу и не в частных беседах, которые предполагают все же несколько большую степень искренности, чем официальные выступления с высоких трибун. И можно было бы радоваться за всех нас. Если бы не обычные "но". Конечно, 2004 год действительно стал этапным в развитии государственной политики в отношении тех секторов экономики, которые не относятся к сырьевым. Появилась система институтов развития, призванных обеспечить со стороны как частного сектора, так и собственно государства организационную, информационную и даже инвестиционную поддержку отечественному бизнесу. Внешне она, эта система, выглядит достаточно стройно и органично, осталось дождаться начала ее систематической работы. Отдельная тема - программа кластерного развития, начатая в июле этого года. Новый закон об инвестициях уровнял в правах казахстанских и иностранных инвесторов. Но вот так и не проясненная до конца ситуация с предстоящим вступлением в ВТО… Как оно отразится на состоянии внутреннего рынка, в какой форме и на какой период будут защищены казахстанские производители? До сих пор на эти вопросы нет ответа. Последнее подтверждение тому - заявления на недавней конференции Конфедерации Работодателей Республики Казахстан, где представители крупнейших компаний-производителей говорили, что вступление республики в ВТО произойдет не позднее ноября следующего года, а отечественный бизнес до сих пор не знает, ни размеров торговых тарифов, ни видов защитных мер для них. Это при том, что совсем скоро придется столкнуться с наплывом импортных товаров в нашу страну. До сих пор сохраняется нездоровая практика частой смены глав министерств и других государственных органов, курирующих производственную сферу. Не были реализованы предложения отраслевых ассоциаций предпринимателей о возрождении ряда отраслевых министерств, о чем много говорили, например, деревообработчики и мебельщики. При наличии многочисленных деклараций о поддержке национальных производителей, в реалиях продолжает ощущаться явный ее дефицит. Порой правительство пытается решать проблемы предпринимателей в плане стимулирования отечественных инвестиций без учета их мнений и интересов, словно родители, никак не желающие заметить, что дети уже подросли и могут сами предложить что-то толковое. Можно было бы спорить с этим утверждением, если бы не факты, и один из самых красноречивых - процесс ухода казахстанских инвестиций в соседние страны - Россию, Киргизию. А ведь, казалось бы, должно быть наоборот, ведь у нас, как принято считать, и инвестиционный климат лучше, и темпы роста ВВП больше. Еще один факт: объем импорта конечной продукции в 24 раза выше ее экспорта! Даже после такого беглого перечисления проблем не приходится удивляться, что в стране объем теневой экономики продолжает определяться экспертами в 30 - 40% от ВВП. Действительно, в последние два-три года в Казахстане происходит активное развитие политических и общественных инициатив предпринимательского сообщества. Сейчас ни один сколько-нибудь серьезный круглый стол или конференция, связанные с обсуждением вопросов политического или экономического развития, не обходятся без участия представителей предпринимательских ассоциаций. И присутствующие на тех же мероприятиях чиновники ведут с ними диалог, интересуются мнением. Но бизнесмены-то втолковывают одно и то же! Надо упомянуть и о модной теме развития кластеров. Идея, похоже, хороша, хотя некоторые экономисты не считают ее революционной, находя параллели в практике еще советских времен. Но это одна сторона вопроса, другая проявилась недавно на круглом столе экспертов по кластерному развитию с представителями одной из профессиональных ассоциаций Казахстана. Последние, выслушав доклад экспертов о перспективах кластеров в их отрасли, едва ли не хором отметили такую вещь: сказанное правильно, но практически все это уже было отражено в проекте программы развития отрасли, два года назад поданной в министерство представителями ассоциации, и ими же разработанной. Правда, слова "кластер", тогда они еще не знали. Развития все эти идеи, тем не менее, не получили. "Что вы знаете такое, чего не знаем мы, чтобы сдвинуть с мертвой точки политику государства в отношении отрасли?" - спросили наши производственники иностранных экспертов по кластерам. Ответ, как известно, все мы должны получить в течение ближайшего года. Что же до традиционных проблем предпринимателей, то их столь же много, как, например, два-три года назад, когда, согласно процитированному в начале статьи высокому чиновнику, у управленческой элиты еще не было понимания, что развитие производства в Казахстане - "вполне реальное дело". Примерно в те же дни, когда говорились эти слова, в Алматы проходил круглый стол по вопросу активизации отечественных инвесторов. Весь перечень проблем, озвученных там, словно списан с времен середины 1990-х годов. Говорилось о несовершенстве законов, искусственно созданных противоречиях в подзаконных актах. Если даже сам закон сформулирован нормально, то на практике предприниматели постоянно сталкиваются с проблемами из-за не отработанного механизма его реализации. Сохраняется отсутствие нормального уклада экономики - негативно отношение к сельскому хозяйству, очень слабо развития перерабатывающая промышленность. - Получается что вместо развития, например, производства легкой или пищевой промышленности, предпринимателям легче и выгоднее вложить капитал в развлекательный центр или торговый комплекс. Нет нормальных экономических стимулов к развитию производства на государственном уровне. Сейчас очень модно говорить о развитии инновационной деятельности. Но системной политики стимулирования ее тоже до сих пор нет. И речь даже не о льготах для отечественного предпринимателя, а о конкретных условиях, под которыми понимаются утвержденные законом постоянные правила. Самое главное - отраслевая налоговая дифференциация: высокие налоги должны быть в добывающей сфере производства, низкие - в перерабатывающей и инновационной, - заявила одна известная бизнес-леди. Отмечалось, что очень многие, если не все инновационные проекты можно реализовать только с помощью импортного оборудования, комплектующих, программного обеспечения. Но их стоимость из-за высоких таможенных пошлин и отсутствия нормальных условий в сфере услуг по перевозке слишком высока. Таким образом, фактически, Казахстан защищается от проникновения к себе передовых технологий. А буквально рядом с нами, в Китае, успешно работает другой пример: оборудование для инновационных проектов разрешено завозить без пошлин. Рост сознания предпринимательского сообщества в Казахстане налицо. Пример тому проблемы, которые ставят бизнесмены. Еще три года назад нельзя было себе представить, что бизнесмены будут говорить о проблеме отсутствия финансирования фундаментальной науки. Сейчас об этом говорят, что, однако, пока не отражается на решении проблемы. Самой же больной для производственников проблемой, вернее, комплексом проблем, остается нехватка специалистов. И при этом производители не афишируют свои вакансии - ни для кого не секрет, что если работник не оформлен официально, или работает, расписываясь за фиктивную зарплату, реально получая другую, то снижается себестоимость производства. Но в результате трудовые отношения между работодателем и работником становятся по сути временными - никто не уверен в их перспективе, да и почва для конфликта всегда есть. Причем, как ни удивительно, в худшем положении оказывается работодатель, так как хорошему работнику сейчас не проблема найти работу. Более того, уходя к другому "боссу", "обиженный" может унести с собой идеи и секреты, и в итоге проекты воплощает в жизнь конкурент. Юридическое понятие о неразглашении коммерческой тайны формально существует, но еще не было в казахстанской юридической практике ни одного случая его использования в суде. В итоге всего этого - высокая текучесть рабочей силы. Даже этим немалым перечнем проблем не исчерпываются претензии предпринимателей к государственной политике. Говорится и о том, что доступ в бизнес-инкубаторы очень сложен для "простых смертных" бизнесменов, и о необходимости расширения базы кредитно-залоговой поддержки. Но сказанного достаточно для того, чтобы сильно усомниться в оптимистических оценках изменения сознания элиты, сделанных, безусловно, честным и профессиональным чиновником.
Загрузка...