Опубликовано: 957

Ислам в ЦА - угроза безопасности или оплот созидания?

Ислам в ЦА - угроза безопасности или оплот созидания?

Центральная Азия издавна была территорией сосуществования нескольких этносов, что и обусловило в дальнейшем многообразие форм религиозной жизни региона.

До прихода ислама в Центрально-азиатский регион развивались зороастризм, буддизм, христианство и манихейство, причем зороастризм, христианство и иудаизм, признанные мусульманскими богословами в качестве религий Писания, существовали и после утверждения ислама. Во время существования СССР ислам в Центральной Азии, как впрочем, и христианство в Российской Федерации, были предельно ограничены в своем проявлении. Было также нормировано количество мечетей на территории центрально-азиатских республик, что не могло не отразиться на представителях различных национальностей, населявших Центральную Азию. В связи с распадом СССР все республики столкнулись с двумя проблемами, а именно: во-первых, с отсутствием идеологической программы, а во-вторых, с находящимися в запущенном состоянии религиозными конфессиями, которые не могли повлиять на стабилизацию ситуации как в отдельно взятой республике, так и в регионе. За время суверенитета многие республики активизировались в этом отношении, и процесс обращения местного населения одной республики к традиционным религиозным учениям стал не только принимать массовый характер, но и носить интегративный характер по отношению к соседним республикам. Всплеск религиозной активности населения в первые годы суверенитета способствовал не только нагнетанию обстановки между различными религиозными течениями, но и консолидировал население вокруг одного из учений, что позволяло в целом говорить о некоей стабильности внутригосударственной ситуации в республиках Центральной Азии. Однако в течение последних трех лет почти во всех центрально-азиатских республиках религиозный всплеск, то есть количество последователей того или иного религиозного учения, пошел на спад. Чем это вызвано, и какие причины способствовали созданию подобной ситуации? Существуют внутренние и внешние предпосылки появления подобной ситуации. Во-первых, это в некотором виде, стабилизация социально-экономической ситуации в республиках. В Казахстане развитие социальной сферы позволило избежать массовой безработицы, которая во многих случаях является причиной обращения населения за поддержкой к различным религиозным конфессиям. В Таджикистане стабилизация ситуации и переход республики от гражданской войны к миротворчеству позволил объединить людей вокруг единой цели: вывести страну из разрухи, что послужило консолидации их в определенном направлении, и как следствие этого, наблюдается более сдержанное отношение населения к различным религиозным течениям. В Узбекистане также наблюдается подобная ситуация, то есть пока в республике стабильна социально-политическая ситуация, население не имеет потребности находить выход своей энергии в проявлении себя в через участие в различных религиозных объединениях. Во-вторых, после эмиграции населения из республик Центральной Азии наблюдается наличие адаптированных национальных меньшинств, которые по сравнению с большинством имеют свои религиозные конфессии, которые в силу сложившегося менталитета населения республик испытывают трудности для привлечения в свои ряды новых последователей. Что касается внешних факторов, то они представляют собой почти стандартный набор переменных, которые в той или иной степени влияют на все процессы, происходящие в регионе в целом и в каждой центрально-азиатской республике в отдельности. Итак, первым фактором можно назвать втягивание центрально-азиатских республик в геополитическую игру с участием ведущих стран мира. В этом случае ислам начал рассматриваться многими державами как сила, способная содействовать или, наоборот, препятствовать реализации их программ (основанных на их национальных интересах) в Центральной Азии. При этом отношение держав к республикам Центральной Азии может варьироваться с точностью до "наоборот". То есть если межгосударственные блоки рассматривают религиозные течения в республиках Центральной в негативном свете, то и отношение к ним будет адекватным, это также касается и позитивного мнения, которое может помочь республикам получить те или иные льготы и возможности в получении финансово-экономической помощи от более развитых государств и межправительственных блоков. Если в первом случае можно говорить о том, что государство может изменять свою политику по отношению к республикам Центральной Азии в зависимости от международной ситуации, то во втором случае вопрос касается тех государств, которые не отклоняются от своего выбора в поддержку тех или иных Центрально-азиатских республик. Поэтому, вторым фактором можно назвать разделение стран на две группы: первая группа включает в себя те страны, которые хотели бы видеть республики Центральной Азии исламскими государствами и вторая группа стран или межгосударственных объединений, которые делают все ради того, чтобы республики региона были светскими государствами, в которых ислам выполнял бы только роль культурного наследия, и чтобы он не вмешивался в политическую и экономическую сферы государства. Очевидно, что в первую группу можно поставить ряд исламских государств. Прежде всего: Египет и Саудовская Аравия, Арабские Эмираты и Иран, Турция и Пакистан. Также сюда можно отнести значительное количество стран, входящих в Исламскую конференцию (число членов, которых превышает 52 государства). Вполне вероятно, что ко второй группе можно отнести европейские страны и США, Китай и Россию, Израиль и Индию. Что касается Индии и Китая, то они более всего обеспокоены подобным развитием ситуации, так как это могло бы оказать значительное влияние на активизацию сепаратистских движений в штатах Пенджаб и Кашмир (Индия) и Синдзян-Уйгурском автономном районе (Китай). Конечно, эти государства разделяют опасение, что усиление позиций ислама в Центральной Азии может повлечь за собой изменение политического и экономического курса республик, и поспособствует росту напряженности в регионе. При этом нельзя недооценивать и третий фактор, который играет важную роль в вопросе о выборе путей развития государств региона. Это сами центрально-азиатские республики, которые являются сопредельными государствами по отношению друг к другу и постоянно влияют друг на друга в религиозной сфере и на развитие ситуации в регионе. При этом нельзя упускать из внимания находящийся пока в тени Афганистан. Нужно особо отметить, что в отличие вышеупомянутых групп, эти государства непосредственно влияют на ситуацию в республиках, в том числе, религиозную. При этом здесь пальму первенства удерживает Таджикистан и Афганистан, которые по многим факторам не только способствовали расширению исламских учений, но и являются государствами, от которых во многом зависит ситуация в регионе. Было бы ошибкой оставить без внимания тот факт, что в большинстве своем все вышеупомянутые группы особое внимание уделяют Ферганской долине (в которой по прогнозам многих экспертов будет и дальше проходить развитие неортодоксального ислама), которая является "Ахиллесовой пятой" Центрально-азиатского региона. Становится очевидным, что большинство из государств различных групп влияния, упомянутых выше заинтересованы, чтобы Центральная Азия не стала очередной "горячей точкой" в основе которой лежал религиозный экстремизм. Борьба между группами влияния в Центральной Азии будет продолжаться с переменным успехом то в одну сторону, то в другую. При этом многие страны пытаются оказать посильную помощь (в виде экономической или финансовой помощи, а также в виде принятия республик в те или иные межгосударственные объединения и международные организации, членство в которых предполагает значительную помощь в решении тех или иных проблем), что в свою очередь ставит республики перед выбором. И подобные предложения, в свою очередь, могут более накалить ситуацию в регионе, чем та борьба с религиозным экстремизмом, которая лежит в основании деятельности обеих групп.
Загрузка...