Опубликовано: 1993

Институт благотворительности: неоконченное высшее

Институт благотворительности: неоконченное высшее

Делать добрые дела в Казахстане мешает коррупция, недостаточный уровень образования, слабый менеджмент и отсутствие самой культуры благотворительности.

Согласно энциклопедическому словарю, благотворительность - это оказание безвозмездной помощи тем, кто в ней нуждается. Родственное благотворительности понятие, меценатство, имеет более узкую сферу применения: науку и искусство. Благотворитель отдает свои средства с целью преобразования общества, а меценат желает просто поддержать прекрасное. Знакомство суверенного Казахстана с понятием "благотворительность" состоялось в начале 90-х, когда в Алматы открылся офис Фонда Сороса. Фонд помогал построению гражданского общества, поддерживая НПО, школы, больницы, некоторые частные инициативы. Вместе с ФСК в Казахстане стали функционировать другие международные фонды - ТАСИС, Евразия, Каунтерпарт Консорциум, фонды структур ООН. Но к социальной, прикладной благотворительности они имели косвенное отношение. "Серьезные социальные фонды стали появляться 5-6 лет назад при крупных компаниях и банках, таких, как "Кус Жолы" при Казкоммерцбанке, "Алем Арт" при БТА Банке, Seymar Social Fund, - говорит директор Института развития общественной политики Шолпан Байболова. - Другая категория - бывшие НПО, высокопрофессиональные, но не умеющие зарабатывать большие средства, живущие за счет грантов или на дотации государства и серьезно нуждающиеся в улучшении менеджмента. Но появление даже таких фондов - отрадное явление". "В Казахстане можно и нужно воспитывать культуру благотворительности", - считает эксперт фонда "Аяла" Жангельды Сарсенов. Ведь эффективная благотворительность - это не просто выдача денег на определенные цели. Результат может получиться не тот, которого ждут. Потому что главный подводный камень нашего общества - коррупция. С одной стороны, бизнесмен-благотворитель вынужден действовать по законам бизнес-мира, гласным и негласным, и без "отката" в 10-15% ни одна крупная благотворительная акция не состоится. С другой стороны, если в детский дом, больницу или хоспис привезти два мешка сахара, один мешок может "растворится", не дойдя до воспитанников. "В этом трудно винить тех, кто работает за маленькие деньги в непростых моральных условиях, - говорит Жангельды Сарсенов. - Зато сами благотворители могут купить и установить в больницы сложнейшие медицинские аппараты, оборудовать спортзалы в школах-интернатах, переоснастить санатории для тяжелобольных. Ведь футбольную площадку для школы или дыхательный аппарат для реанимационного отделения не положить в карман и не продать на барахолке. К тому же поступая так, можно помочь не одному человеку и не десятерым, а сотням". У неэффективной благотворительности может оказаться и нежелательный побочный эффект. Регулярная поддержка незащищенных слоев населения приведет к воспитанию иждивенческой идеологии. Нынешние детдомовцы не стирают себе носки, они их выбрасывают, потому что имеют в избытке новые, подаренные добрыми людьми. Такие дети к 17 годам оказываются не готовыми к встрече с жизнью вне стен детского дома, и либо встают на криминальный путь, либо влачат жалкое существование, адаптируясь к взрослой жизни. "Гораздо более эффективна другая идеология: если ты хочешь накормить человека - поймай для него рыбу, если хочешь, чтоб он был сыт всегда - научи ловить рыбу его самого", - говорит Жангельды Сарсенов. Быть профессионалом в этой области можно, лишь набрав и богатый духовный опыт, и опыт зарабатывания значительных материальных средств. В Казахстане такие люди есть, дело за "малым" - за соответствующим образованием, приобретением навыков и урегулированием законодательной базы. Но главным вопросом остается законодательная база. Благотворительная деятельность сегодня в Казахстане регулируется Законом о некоммерческой деятельности и Налоговым кодексом. Существует концепция социально ответственного бизнеса, которой нет и 2 лет, обязывающая бизнесменов заниматься благотворительной деятельностью. Разработан и проект закона "О меценатстве и спонсорстве". "Лично я против принятия этого закона, - говорит Шолпан Байболова. - С одной стороны, он ничего не изменит, с другой - даст возможность для манипулирования, вследствие чего появятся "угодные" и "неугодные" фонды. А если усовершенствовать Налоговый Кодекс, то толк обязательно будет". Законопроект еще в конце 2007 года внесли в план законопроектных работ правительства, и министр индустрии и торговли Галым Оразбаков выразил надежду, что закон будет разработан и внесен в парламент. Даже дату введения закона в действие определили - 25 января 2008 года. Текст законопроекта можно найти в открытых интернет-источниках. Но, посмотрите на календарь… Да и сам процесс так и остался незапущенным. Дополнительно проиллюстрировать все вышесказанное можно данными Центра Эффективной Политики за 2007 год, согласно которым отношение к благотворительности в Казахстане - на 89% положительное, на 6% безразличное и на 4% - отрицательное. Всего 1% населения пока не определился для себя с эмоциями и мыслями по ее поводу. Что же касается оценок развития явления в стране, то 1658 респондентов из Астаны, Алматы, Атырау, Караганды, Кзылорды, Павлодара и Уральска, в том же периоде исследования (июль - октябрь 2007 г.) сочли, что она совершенно не развита (26%), развита так себе, то есть недостаточно (51%), высокую оценку поставили всего 2%, и затруднились ответить - еще 21%. Иллюстрация с сайта http://www.theage.com.au
Загрузка...