Опубликовано: 1647

Или осел сдохнет, или телега сломается…

Или осел сдохнет, или телега сломается…

В Узбекистане на баланс банков передают предприятия-банкроты. Это может привести к проблемам в банковской сфере.

Окончание, начало см.здесь. Хитрая схема по привлечению стратегических инвесторов в неэффективные предприятия через банковский менеджмент уже обрела реальные очертания. Национальным банком внешнеэкономической деятельности для работы с банкротными предприятиями были созданы две управляющие компании - NBU Investment и NBU Invest Group. На баланс этих компаний было принято 42 предприятия-банкрота из различных отраслей экономики. Общая сумма выплаченных банком работникам этих предприятий долгов по зарплате, компенсаций за неиспользованные отпуска, пособий в связи с ликвидацией предприятий и за причинение вреда их жизни или здоровью, а также по погашению обязательных платежей бюджета превысила 3 млрд. сумов (1850 сумов - 1 доллар США по курсу "черного рынка"). Естественно, любая кампания должна соответствующим образом пиариться. Так случилось и в данном конкретно взятом случае. Как сообщили узбекские официальные СМИ, в результате работы по привлечению инвестиций в течение шести месяцев из 42 принятых на баланс банкротных предприятий 9 уже реализовано стратегическим инвесторам, а по 7 крупным предприятиям ведутся успешные переговоры. Банк наряду с полученной прибылью от реализации указанных предприятий в размере 4,4 млрд. сумов имеет гарантийные обязательства покупателей о внесении для развития производства приобретенных ими предприятий не менее 8,1 млрд. сумов новых инвестиций. Очередной навал на иностранных инвесторов Передачу на баланс управляющих компаний банков предприятий-банкротов можно расценить как очередной передел собственности. Особенно он очевиден в сфере деятельности иностранных инвесторов. Как сообщили узбекские СМИ, на выкупленных инвесторами предприятиях, таких, как СП "Медиз", СП "Касмир дери" и АК "Узбекбирлашув", уже налажено производство и обеспечен выпуск продукции. Завершаются пусконаладочные работы в СП "Растр", в ближайшее время будут введены в строй СП "Янги Вега", СП "Кибо болалар пойабзали", ОАО "Яккабог тикув фабрикаси", СП "Даритал" и СП "Алта Лтд". За исключением "Узбекбирлашув" и "Яккабог тикув фабрикаси", все остальные субъекты - совместные предприятия. Данный факт может свидетельствовать о снижении инвестиционной привлекательности узбекской экономики. Так как судьбу предприятий уже решили, значит, иностранные инвесторы активно выводили свои капиталы из страны. Как правило, иностранцы сталкиваются с большой проблемой при вывозе капитала из страны. Так как конвертация в Узбекистане - это великое благо, и доступ к нему сильно ограничен, вывезти заработанные на территории страны деньги практически невозможно. Не решая проблему конвертации, власти просят иностранных инвесторов покупать в Узбекистане продукцию и вывозить ее из страны за рубеж. В то же время доступ к самым ликвидным товарам и сырью также ограничен. Чтобы вывезти хотя бы тонну хлопка-волокна, необходимо получить "добро" в Кабинете Министров. К золоту иностранных инвесторов вообще не пускают, а покупать газ при господствующей монополии на рынке российского "Газпрома" не представляется возможным: нет ни альтернативных российской трубе экспортных труб, ни других операторов, способных конкурировать с россиянами. Все остальное, за исключением хлопка, золота, цветных металлов, урана, вывозить можно. Другое дело, нужны ли другие товары, производимые в стране, иностранным инвесторам? Но как раз этот вопрос власти не беспокоит. Такой некомфортный климат заставляет иностранных инвесторов уходить с рынка. Конвертировать большие суммы в национальной валюте на черном рынке довольно проблематично, покупать некачественные узбекские товары, везти их через несколько границ, чтобы потом реализовать, и отдать дивиденды соинвесторам - слишком сложное для понимания и реального воплощения занятие. У банков появились лишние деньги? В банковской сфере лишних денег не бывает. Их можно оценивать по темпам роста, качеству предоставляемых услуг, и только. В то же время узбекские банки под давлением властей теперь занимаются несвойственным им делом. На базе предприятий-банкротов они ведут работу по техническому и финансовому аудиту, разработке бизнес-планов, привлечению необходимых специалистов, определению необходимых финансовых и трудовых ресурсов и проведению мониторинга по востребованности планируемой к выпуску продукции. Естественно, все это требует немалых средств. По самым скромным подсчетам, для восстановления производства на 42 предприятиях необходимо 37,9 млрд. сумов. Национальный банк в 2009 году для этих целей выделил 8,7 млрд. сумов. Если НБУ будет идти такими темпами, то в течение пяти лет сможет инвестировать необходимые средства. Однако надо принимать во внимание то обстоятельство, что банк лишь готовит предприятия к привлечению стратегического инвестора. То есть в понимании банкиров эта работа - обязаловка, от которой нельзя отказаться. Как и к любой обязаловке, отношение к работе будет соответствующим. Складывается такое впечатление, что бывший менеджмент вообще не думал о таких вещах "по умолчанию", как аудит, разработка бизнес-планов, привлечение необходимых специалистов, изучение рынков сбыта продукции. Если всего этого не было сделано, то становится понятным, почему они стали банкротами. В то же время надеяться, что управляющие компании банков сделают все вышеуказанное на должном уровне, тоже не стоит. Не их это работа. Как писали узбекские СМИ, проведенные специалистами исследования реанимируемых предприятий показывают, что большинство из них находится в плохом состоянии, здания и сооружения требуют капитального ремонта, оборудование - замены. Вместо того, чтобы провести аналитическую работу и понять, в силу каких причин предприятия оказались в столь плачевном состоянии, власти берут другую часть вопроса. К примеру, говорят о том, что в первом полугодии 2009 года производство восстановлено на пяти банкротных предприятиях, организовано около 2000 новых рабочих мест, объем выпущенной продукции составил 3,7 млрд. сумов. В принципе, все укладывается в стратегию узбекских властей. Сначала привлекли инвесторов, потом поставили их в неблагоприятные условия, что автоматически вызвало ответную реакцию. Инвестор потерял интерес к активу, перестал инвестировать, и стремился как можно быстрее самортизировать оборудование. Теперь по поводу продукции, выпускаемой предприятиями-банкротами после того, как их реанимировали. В Узбекистане нет никаких стимулов производить качественную продукцию в силу отсутствия конкуренции на внутреннем рынке. Одна часть экспертов может со мной согласиться. Другая часть приведет пример с автозаводом в Асаке, мол, тамошние автомобили хорошо реализуются на российском рынке. В том-то и дело, что на других рынках они пользоваться спросом не будут. Сборку узбеки научились делать, но с точки зрения технологий выпускаемые в Асаке автомобили - прошлый век. Не случайно сразу после того, как с завода ушли корейцы, власти быстро нашли стратегического инвестора в лице "Дженерал Моторс". Не случайно в Асаке хотят постепенно менять модельный ряд с ориентацией на американские автомашины. Все это свидетельствует о том, что "Нексии", "Матизы" и "Дамасы" - скоропортящийся продукт. Если бы в России хотя бы на один месяц отменили драконовские таможенные пошлины на ввоз иномарок, то узбекские автомобили потеряли бы рынок сбыта. Что делать? В принципе, антикризисные меры, предпринимаемые мировым сообществом, не отличаются большой оригинальностью и по формам мало чем различаются. Как правило, акцент государственной финансовой помощи направлен на поддержание банковского сектора и крупных компаний. Поддержка банков необходима для того, чтобы восстановить кредитование. Уровень кредитования во многом и определяет темпы роста национальных экономик. В свою очередь, получившие помощь кредитные учреждения должны поделиться частью своего акционерного капитала в пользу субъекта, который деньги выделяет. Так случилось с "Дженерал Моторс" в США, БТА банком и Альянс-банком в Казахстане. В Узбекистане все перевернули с ног на голову. Зайдя в акционерный капитал банков, власти теперь воспринимают коммерческие банки как отдел в хокимиятах (местных органах государственной власти). Естественно, и управляются банки как отделы в хокимиятах: банкирам дают поручение типа "необходимо поднять неэффективные предприятия" любой ценой. Конечно, часть цены банки возьмут у государства, часть будет добыта за счет льгот и преференций, которые имеются в Узбекистане. Но в любом случае, каждый из нас понимает, что еще одна часть будет изъята из оборотных средств банков. Давайте еще раз вспомним главную мысль: в банках лишних денег не бывает. Так и в случае с неэффективными предприятиями банки могут потратить на их реанимацию больше денег, чем потом выручат за счет привлечения стратегического инвестора. Кстати, по поводу стратегического инвестора. Те иностранные инвесторы, которые уже покинули Узбекистан и свернули свой бизнес, вряд ли испытывают теплые чувства по отношению к узбекским властям. В условиях кризиса иностранные инвесторы становятся еще более осторожными и бдительными. И инвесторы, в конце концов, общаются друг с другом… С одной стороны, как свидетельствует жизнь, уже сегодня банки испытывают большие проблемы с ликвидностью. С другой, они должны найти инвестора, которого нет, а, значит, их задача похожа на ту самую, из сказки: "пойти туда, не знаю куда, и найти то, не знаю что". Фото с сайта http://www.skyscrapercity.com
Загрузка...