Опубликовано: 2297

Горькая правда о госзакупках

Горькая правда о госзакупках

Закон "О государственных закупках" вновь обретает свою актуальность и злободневность. Но, не потому что он однажды потерял данные качества.

Парламентарии сегодня занимаются реформированием этого закона. Как известно, он очень сильно задевает взаимоотношения госорганов и бизнеса. Почти все, что сегодня приобрели госорганы, было закуплено на тендерах. А они являются одним из источников жизни для реального сектора экономики. Поэтому бизнес-ассоциации вносят свои предложения депутатам. Но вот прислушаются ли они к бизнесу, остается под вопросом. И, по словам тех же предпринимателей, государственные закупки утонули в коррупции - примерено в 99% на всех проведенных тендерах были допущены нарушения. Без взятки получить заказ - дело не возможное. Самое интересное, что процедура государственных закупок не подпадает под сферу действия антикоррупционного законодательства, хотя правительство в прошлом году потратило на госзакупки около 2 млрд. долларов. Любовь Худова, председатель правления Ассоциации предприятий легкой промышленности (АПЛП) в интервью Караван.kz, сказала что, одна из основных претензий бизнеса к госорганам, проводящим тендер, - это закрытость процедуры. Для увеличения прозрачности тендера предприниматели предлагают ввести в состав государственной тендерной экспертной комиссии представителей общественных организаций хотя бы для рассмотрения конечных результатов. Но на сегодняшний день - это покамест вещь невозможная. В ответ на это сотрудники минюста сказали, что это невозможно, потому что они не несут никакой ответственности за результаты тендера. Если бы членов конкурсной комиссии нагрузить ответственностью… Тогда предприниматели предложили ввести в состав комиссии представителей государственных организаций, призванных контролировать качество (госнадзор, госстандарт, сертификационных лабораторий, СЭС, антимонопольный комитет), у которых есть вся необходимая для этого материальная база. Но данное предложение вычеркнуто из законопроекта о поправках к Закону "О госзакупках". Возникает вопрос, насколько сами депутаты потворствуют коррупции, отвергая предложения бизнеса. Тогда общественники предложили составить реестр предприятий, которые не только реально производят продукцию, но которая выпускается с необходимым качеством. На рынке есть предприятия, существующие не один год, у них должны быть свои наработки, опыт, репутация и т.д. Здесь предлагается взять пример с таможенников, которые ввели такое понятие, как "добросовестный участник ВЭД". И "добросовестным" теперь доверяют и предоставляют определенные льготы, к примеру, освобождают от лишнего досмотра. Во-вторых, внести в закон положение, обязывающее проводить аудит предприятий на предмет наличия производственных мощностей: станков, рабочих, цехов и т.д. А потом проследить весь производственный цикл, во время которого производится продукция. Парадоксально, но, как правило, в таких комиссиях нет экспертов, которые могут оценить качество предложенного товара. Конечная стадия тендера превращается в комическое шоу с открыванием конверта, где лежит некая бумажка с именем победителя. Это единственная якобы прозрачная процедура, больше похожая на издевательство. Предприниматели говорят, что на тендерах порой побеждают китайские или российские производители. Бывало даже так, что конкурс выигрывали поставщики списанного, слежавшегося или некондиционного товара, что самое главное, предложившие самую низкую цену. Этот парадокс обязан своим существованием отсутствию нормы в законе, обязывающей контролировать качество закупаемого товара. Либо же, этот конкурс выигрывают фирмы, у которых нет производственных мощностей. У них есть печать, ручка, бумага и стол в "офисе". После победы на тендере они становятся посредниками между производителями и госпредприятием. Это, так, замечание на тему поддержки отечественного производителя в свете стратегии партии и правительства индустриально-инновационного развития РК. Предприниматели не раз обращались с просьбой к организаторам конкурса предоставить список участников, но организаторы напрочь отказывались делать это. Хотя этот список не подпадает под Закон "О государственных секретах". А просто не хотят показывать и все. Удивляет также другая позиция правительства. Условием победы на конкурсе является самый низкий уровень предложенных цен без учета качества. Таким образом, это считается якобы экономией государственных средств. Но во что потом обходится такая экономия, в пору разбираться прокурору, суду и другим правоохранительным органам. На самом деле такая позиция правительства направлена на размывание реального производства, поощрения демпинга и развитие паразитов-посредников. В данном случае слово "паразит" используется как термин, характеризующий биологическую форму жизни, а не как народный фольклор. Обильную критику участников тендеров вызывает порядок формирования лотов. В один лот могут включить обязательства по производству и поставки продукции, начиная с тапочек и заканчивая, к примеру, лопатами. То есть, иными словами, одному предприятию приходится поставлять продукцию, которую оно не производит. Следовательно, вынуждено у кого-то закупать, становясь посредником. Это делается, видимо, для того, чтобы отпугнуть "лишних", либо по недомыслию. Предприниматели подозревают, что таков результат закулисной борьбы. Нигде в законе не написано, что один лот должен включать в себя продукцию, начиная с баурсака, трусов и заканчивая кувалдами и топливопроводом к плазменному двигателю. По-хорошему, можно было бы поручить пирожнику печь булку, а сапожнику тачать сапоги. Благодаря же составу лота, пирожник должен печь булку и тачать сапоги. Если участник тендера выставит на конкурс цены за свои поставки выше, чем предлагает заказчик, то участника конкурса могут снять с дистанции. На взгляд предпринимателей, - это то же является кабальным условием, потому что заказчик изначально не указывает никаких цен, он указывает только общую номенклатуру товаров и их объемы. Кроме всего прочего, проведение конкурса по закупкам является весьма выгодной вещью для организатора тендера. Участник конкурса должен внести в качестве обеспечения участия в тендере 5%. Побеждает всегда один, а остальным, официально, эти 5% должны вернуть. Но не в этом вся соль. Смысл заключается в том, на протяжении какого времени будут возвращать эти деньги и сколько "крови выпьют" при этом. Конкурсные деньги, обычно запускают в оборот предприятия-организатора и "крутят" до последней возможности. Разработчики данной нормы хотели этим самым отсеять участие фирм-однодневок, но на самом деле сделали еще хуже. Однодневки 5%, как правило, находят и потому не отсеиваются, а реальные производители остаются без оборотных средств. Потом, победитель конкурса в обеспечение договора должен заплатить еще 3% от суммы договора, что является дополнительной нагрузкой. Отсутствие предоплаты со стороны устроителя конкурса заставляет, как правило, победителя обращаться за покупкой дорогого кредита в банке. По мнению предпринимателей, это является беспроцентным кредитованием госпредприятий субъектами бизнеса. Юридическая форма заключаемого договора также далека от равноправия. Победитель тендера несет несравненно большую ответственность перед предприятием-заказчиком, чем тот перед поставщиком. За различные нарушения поставщик несет массу ответственности и разных наказаний, заказчик же не несет никакой ответственности. А заказчик может не заплатить в срок, вообще сорвать график оплаты или затянуть ее на годы. Это как раз и является самой распространенной проблемой, даже бичом всех тендеров. Закон предполагает проводить предоплату по поставкам. Но что такое предоплата, знают не многие. Для выполнения государственного заказа подчас приходится искать дополнительные денежные средства, к примеру, кредит в банке. Предприниматели-общественники обратились в комитет по госзакупкам по поводу этих кабальных условий. В ответ на это им ответили убийственной фразой: "А зачем они тогда подписывали договор?!". По поводу заключения договора есть еще одна закавыка, - он рассматривается и обсуждается поставщиком в течение трех дней. По большому счету, это тоже хитрая уловка, рассчитанная в интересах заказчика. За три дня невозможно рассмотреть и проанализировать весь договор. Кроме того, что его нужно рассмотреть, нужно успеть утрясти всевозможные разногласия. А договор, как известно, дело сложное, с кондачка не решается. За этот срок его возможно подписать только закрытыми глазами, чтобы потом открыть их и ужаснуться. В подписанных "в слепую" договорах обнаруживались порой интересные сюрпризы. Один такой сюрприз преподнес ЧС. Поставщик должен был в течение одного квартала произвести и поставить товара столько, сколько он его производил на протяжении одного года. Срыв поставок чреват N-ой суммой штрафа. Возникает подозрение о том, что нереальные сроки создаются намеренно, либо опять по недомыслию в результате отсутствия экспертов в тендерной комиссии. Когда в ЧС обратились с официальным обращением по поводу данного сюрприза, чеэсники ответили, что они потом откорректируют сроки поставки. Непонятным тогда становится, почему сроки не были откорректированы сразу?! А, во-вторых, неизвестно то, как их поправят и поправят ли вообще? Если договор за это время не подписывается, назначается другой поставщик, а стало быть, победитель тендера. Фактически, благодаря слабости и дырам в госзакупочном законодательстве, сам конкурс лишается всякого смысла. Для выяснения ситуации предприниматели-общественники предлагают провести мониторинг и аудит всех проведенных в 2003 году тендеров и пр. госзакупок. Благодаря этому, на свет Божий может всплыть множество интересных подробностей, достойных пера писателей детективного жанра. Даже такая влиятельная силовая структура, как КНБ не гарантирована от приобретения некачественной продукции на тендере. В прошлом году военный институт КНБ РК (бывшее погранучилище) провел тендер по закупке обмундирования для личного состава. Сомнения вызвали партии поставленной обуви. Однако что-то насторожило чекистов-пограничников. И тогда начальник военного института КНБ РК генерал-майор Е.Шокаев 5 августа 2003 года обратился к начальнику испытательной лаборатории ОАО "Жетiсу" Надежде Уляшевой с просьбой проверить закупленный товар на соответствие ГОСТу. Уже 8 августа лаборатория подготовила заключение. Результаты анализа показали, что технические условия продукции по большей части не соответствуют техническим нормам. К примеру, подошва обуви тоньше нормативов примерно в два раза. Задник ботинка должен быть сделан из кожи. Пограничникам же поставили обувь с задником из картона. Длина стежка пришитой подошвы к ботинку не должна превышать 8-10 мм. У приобретенной обуви эти стежки ровняются 20 мм. Очевидная экономия на материалах. Что из себя на практике представляет такая обувь? К примеру, когда пограничники будут преследовать нарушителя на границе, у них может в этот момент оторваться подошва. Преследование придется вести уже босиком, потому что, либо картонный задник может отлететь, либо подошва оторваться. А новые ботинки, вряд ли подвезут. Да и потом, не совсем удобно переобуваться во время преследования или атаки. Благодаря таким тендерам, наши доблестные войска могут напугать неприятеля не столько силой и отвагой, а, сколько внешним видом своей формы. Нет в мире никого страшнее и злее босоного солдата. В наши времена сомнительных тендеров становится также важным, что бы у личного состава вооруженных сил и галифе не разошлось по швам. Отдавать священный долг Родине в разошедшихся по швам брюках как-то не очень солидно. А если коммерсанты поставляют командованию и генеральские кителя, нужно также быть осторожными, чтобы с погон не попадали бы звезды. Немного раньше - в 2002 году казахстанская армия также обращалась в сертификационно-испытательный центр для проверки приобретенной на тендере продукции. И здесь тоже произошли досадные и комичные ляпы. Как указано в официальном заключении, не все товары соответствуют ГОСТу. К примеру, мужские ситцевые майки не соответствовали стандартам по показателю "устойчивость окраски к стирке и сухому трению". Видимо, краска с майки удалялась после первой стирки, либо оставалась на теле бойца. Республиканская гвардия также, что называется, "попала". Коммерсанты продали гвардейцам нестандартное исподнее. Как указано в официальном заключении комиссии: "Трусы были низкого качества, неправильного раскроя, неровные швы с пропусками захвата ткани, максимально допустимой усадкой и низкой устойчивостью окраски". Как это опять же может выглядеть на практике. Видимо, гвардеец, при определенной сноровке, сначала должен изловчиться, что бы попасть в эти, с позволения сказать, неуставные трусы. Потом, что бы их поменять, должен изловчится выбраться из них, потому что они дали усадку. А это уже будет куда круче, чем одевание противогаза. Возникает вопрос, уж не стринги ли поставляют коммерсанты нашим доблестным гвардейцам?! На них и материала уходит меньше. По большому счету, тендерное законодательство определяет и степень дальнейшего индустриально-инновационного развития т.к. является одним из источников жизни не только бизнеса, правительства, но и государства в целом. Однако правительство пока не хочет прояснить ситуацию "в темном царстве" госзакупок. Предприниматели предлагают правительству сделать акцент на перевооружение промышленного оборудования, износ которого составляет порядка 70%, путем быстрой амортизации, открытием специальных кредитных льготных линий. Одной из ступенек экономического рывка нашего соседа Китая является налоговая политика в отношении быстрого сокращения срока амортизации (износа) оборудования. Благодаря этому удалось заменить большое количество промышленных мощностей. Но, к сожалению, казахстанское правительство пока остается непреклонным и глухим к прогрессивной части населения. Как раз благодаря замене оборудования, удастся внедрять новые технологии и научные изыскания. И, следовательно, производить конкурентоспособную продукцию, о которой мечтает все то же казахстанское правительство, и которое можно было бы поставлять хотя бы на внутренний рынок, завершив тем самым пиар-кампанию бесславно окончившейся правительственной программы импортозамещения. Понятно, что правительству с 6 млрд. долларов в государственном бюджете, будет не под силу осуществить техническую модернизацию и перевооружение производства, которые требуют инвестиции на сумму примерно в 70-100 млрд. Так как зарождающееся производство сегодня может находиться только в частном секторе, субъекты реального сектора экономики и смогут сделать этот рывок. Только без правительственной поддержки это будет сделать намного труднее. Электронный адрес автора peternnp@yahoo.com
Загрузка...