Опубликовано: 846

Эта долгая, долгая смерть...

Эта долгая, долгая  смерть...

Совет по правовой политике при Президенте РК на днях вновь вернулся к больной теме высшей меры наказания в нашей стране.

По мнению участников заседания, необходимо, во-первых, сократить число "подрасстрельных" статей, во-вторых, начать как-то цивилизованно обустраивать тех, кто получит вместо расстрела пожизненное заключение. Замена смертной казни вечной "отсидкой", по мнению представителей министерства юстиции республики, произойдет только после 2006 года, хотя новый уголовный кодекс и предусматривает ее введение не позднее нынешнего. Причина задержки, может быть, и поражает западных экспертов - ведь речь идет о правах и, в конечном счете, жизни человека - а для нас вполне банальна. Нужны средства, причем необходимо изыскать немалое их количество. Только на переделку заброшенного павлодарского химического завода требуется 800 миллионов тенге, а с учетом выплат персоналу - до 2 миллиардов. Казнить, конечно, обходится дешевле. Меж тем наши суды пока не готовы выносит приговоры о пожизненном заключении, сыры нормативно-правовая база и порядок применения нового наказания. Пока наше государство решилось лишь на сужение сферы применения смертной казни. Она не применяется к женщинам, несовершеннолетним подросткам и к мужчинам, которым на момент вынесения приговора исполнилось 65 лет. Теперь же, в духе поэтапного стремления к мораторию, отечественное министерство юстиции предлагает не карать смертью еще по трем статьям УК - геноцид, диверсия и посягательство на жизнь судей. По данным центра правовой статистики и информации при генпрокуратуре РК, в 1997 году в Казахстане были расстреляны 45 человек, в 1999 - 33, в 2002 - 15. Всего за 5 лет казнены 150 осужденных. За время действия нового УК высшая мера назначалась лишь за умышленное убийство при отягчающих обстоятельствах, совершенное, говоря языком протокола "в совокупности с другими деяниями". Лишение преступника жизни в соответствии с законом - тема обреченно болезненная. И, кажется - вечная. Даже если, наконец, будет принято однозначное решение, страсти по этому поводу в нашей стране ( да и ни в какой другой) не улягутся. Человечество издревле делится на два лагеря: сторонников и противников. Правда, в последнее время, как показывают социологические опросы, к черно-белому варианту мнений прибавились и оттенки типа: в целом запретить, но в исключительных случаях применять можно. Но юристы-профессионалы единодушны: нет уж, граждане, или - или. Не может быть никаких "разовых" решений и "принятия во внимание" индивидуальных обстоятельств. Общество считает по-другому. Исследовательская компания "Комкон-2 Евразия" провела опрос 500 алматинцев старше 18 лет. 57,6 процента высказались против отмены смертной казни, но в то же время 26,2 процента из них думают, что некоторые преступления можно и простить.11,2 процента респондентов абсолютно уверены, что высшая мера - справедливое наказание за преступление против общества, например, убийство. Несовершенство нашей уголовно-исполнительной системы еще и в том, что приговоренные годами ждут, когда же им "намажут лоб зеленкой". Каждый из них все равно глубине души надеется на помилование или смягчение приговора. Психологи считают, что это ожидание - самое тяжкое испытание. Им вторят защитники прав: нельзя заставлять человека в течение нескольких лет мучиться от неизвестности, каким бы закоренелым злодеем он не был. О том же твердят нормы закона: "Смертный приговор приводится в исполнение с причинением по возможности минимума страданий приговоренному". Гуманно, но, получается, только теоретически. На практике смертники "парятся" в одиночках, не зная, что у них впереди - жизнь или ... Когда-то, и, пожалуй, впервые в истории сомнения по поводу права одних казнить других возникли в Древней Греции, во время Пелопонесской войны. Причем вопрос решился экспресс-референдумом: большинством голосов греческих воинов были оставлены в живых изменники - граждане города Митилены, перешедшие на сторону врага. На Руси, славной своими пытками, смертная казнь то отменялась, то вводилась вновь. По мнению историков, вовсе не из-за осознания ценности человеческой жизни или иных гуманных порывов, а по причине нехватки тюрем. У нас, кстати, нынче тоже проблематично с квадратурой пространства за колючей проволокой. По словам председателя комитета уголовно-исполнительной системы министерства юстиции РК Петра Посмакова, в будущем "оптимальными станут учреждения с максимальным лимитом 500 мест. Сегодня максимальный лимит одного учреждения - 1000 мест. Правительством утверждена программа улучшения материально-технической базы исправительных учреждений, предусмотрено строительство 17 новых". Сегодня их в республике 79, срок в которых "тянут" более 65 тысяч осужденных. Один процент из них ждет исполнения смертного приговора. Сейчас принято говорить о цинизме молодого поколения, зараженного кино-вирусом насилия, о страшном обесценивании жизни человека. При этом начисто забывается история. А ведь когда-то казнь была настоящим спектаклем. Да способы-то затейливые придумывали - то распиливание, то колесование. Чтобы народу веселее было. Да и в обычные дни смахнуть голову мечом кому-нибудь - что пятку почесать. Плаху или виселицу присуждали далеко не всегда за убийство, а совсем по другим поводам - к примеру, за кражу. В соответствии с новым казахстанским уголовным кодексом высшая мера назначалась только за умышленное убийство, совершенное при отягчающих обстоятельствах. Таких убийц в стране за пять лет оказалось 266. 150 из них казнены, 27 помилованы, то есть будут сидеть пожизненно. Судьба остальных пока неизвестна. Еще немного истории. Невероятно, но факт: на второй день после революции Советская власть сделала беспрецедентный в тех обстоятельствах шаг, отменив смертную казнь. Но, как оказалось, ненадолго. Уже летом 1918-го года вышел декрет "Социалистическое отечество в опасности", фактически разрешавший чекистам без суда и следствия расстреливать подозреваемых в шпионаже, мародерстве и спекуляции. А осенью того года был объявлен легальный красный террор - матрос с маузером мог на месте "шлепнуть" человека за то, что у того белые руки или усики офицерские - словом, контра. В стране началась большая кровь. Но еще страшнее полилась она, как мы знаем, в сталинские времена, когда расстрел стал совершенно будничным явлением. В 47-м, однако, смертная казнь в СССР была заменена на 25 лет лагерей. Через 5 лет в стране опять пошла "волна" изменников Родины и диверсантов и высшую меру вернули, как единственно возможное возмездие отщепенцам и наймитам. Современный уголовный кодекс нашей республики тоже предусматривает это самое суровое наказание за государственную измену в военное время, преступления против мира и безопасности человечества. Всего высшая мера предусмотрена в 17 санкциях норм особенной части УК вместо прежних 34. Критерии тяжести преступлений в разных странах так же контрастны, как и отношение общества к смертной казни. В Албании можно распроститься с жизнью, попавшись на изготовлении фальшивых денег, в Пакистане - за осквернение имени пророка Мухаммеда. Иран "мочит" наркоторговцев и проституток сотнями, в Руанде опасно колдовать. Полностью отменили высшую меру 108 из 189 членов ООН. В 91 государстве суды избегают вынесения смертных приговоров, заменяя их суровыми сроками. Мораторий - своего рода пропуск в цивилизацию. Еще в 1989 году Генеральная ассамблея ООН призвала мировое сообщество задуматься об отмене смертной казни, как развитии прав человека и всеобщем прогрессе. Поначалу медленно, но процесс пошел. Вольется ли в него Казахстан? Это непросто. Во-первых, должна быть готова уголовно-исполнительная система, которую лихорадит затянувшаяся передача из одного ведомства в другое. Во-вторых, суды, о несовершенстве работы которых говорено много и впустую. И, наконец, общество. Запуганное ростом преступности, озлобленное, оно пока просто не способно проявить милость к падшим и дать им шанс на жизнь. Око за око - древний девиз, но большинству современников он более близок, чем слова о гуманности и прогрессе в развитии прав человека. Каждый год казахстанские суды отправляют в колонии порядка 90 тысяч преступников. Приговоренные к высшей мере попадают в тюрьму. Те, кто их охраняет круглые сутки, год за годом, рассказывают: жить хотят все, как бы ни хорохорились, ни бравировали равнодушием к смерти. Даже те, кто сам загубил чью-то жизнь, а быть может, и не одну. И опять мучительный вопрос: казнить или миловать? Социологи считают, что наше озлобленное общество не только не готово миловать злодеев, но предрасположено к самосуду. По данным Алматинского Хельсинского комитета, сегодня 74 государства мира отказались от смертной казни, в 22 действует мораторий, а в 84 государствах этот вид уголовного наказания продолжает действовать. По мнению большинства специалистов, Казахстану все же больше подойдет постепенное введение моратория. И дело не только в обеспечении нормальных условий существования "пожизненникам", но и в изменении стереотипов, укоренившихся в обществе. А это - дело целенаправленное, нескорое и, по большому счету, ненавязчивое.
Загрузка...