Опубликовано: 1115

Энергетическая матрица-2: демонополизация

Энергетическая матрица-2: демонополизация

Пожалуй, одним из самых интересных мероприятий на ежегодной выставке POWER- 2004 стало оглашение планов правительства по демонополизации электроэнергетической отрасли в Казахстане.

Хотя, о демонополизации начали говорить еще в начале 2004 года. Тогда вышло соответствующее постановление премьер-министра. А в середине года - в июле выходит Закон "Об электроэнергетике", который и готовит почву для введения рыночных принципов. Основная идея программы демонополизации отрасли заключается в продаже РЭКов, РЭСов, ГРЭСов, ГЭСов в частный сектор. А компании KEGOK предоставляются права Системного оператора, поскольку электролинии невозможно порезать и продать по кускам. Как известно, электросетями сегодня и заведует данная компания. По сути, KEGOK предоставляются права, которые можно было бы сравнить с монопольными. Главной целью демонополизации, конечно же, остаются решение вопросов повышения качества предоставляемой энергии, эффективный менеджмент предприятия-поставщика энергии, приемлемый уровень цен для экономики, поставщиков и потребителей при помощи рынка и конкуренции, привлечение инвестиций в отрасль, техническое совершенствование материальных активов. Решит ли проводящаяся реформа перечисленные задачи? Хочется надеяться, что хотя бы какие-нибудь решит. К несчастью, вопрос с ценами уже решен. Энергетики обещают повышение цен. Вице-президент АО KEGOK Есберген Абитаев на пресс-конференции заявил, что цены на электроэнергию будут расти. Правда, не уточнил когда и насколько. Повышение цен на энергию всегда оборачивается повсеместным повышением цен на основную продукцию и новым витком инфляции. В прошлом году она составила 6%. В конце года Нацбанк, как всегда подведет итоги и сообщит о новом витке инфляции. Теперь совершенно понятно, что рыночный механизм не решает одну из важнейших задач. Рынок вообще-то - не самая хорошая вещь на свете, но лучше пока ничего не придумали. Как известно, электроэнергетическая отрасль является стратегической, в том числе и потому, что "диктует" рост цен другим отраслям. Все прекрасно понимают, что без электричества придет конец технократической цивилизации. Во всяком случае, такая зависимость будет сохраняться до повсеместного внедрения альтернативных источников энергии. Но об этом пока говорить не приходится. А, кроме того, компании, которые поставляют энергопродукцию (электричество, ГСМ), обеспечивают инфляцию для экономики. Как только у энергетиков останавливается производство, - на рынок прекращается поставка их продукции. А дефицит уже делает свое дело - обеспечивает рост цен. И правительство в лице антимонопольного Агентства ничего с этим не может поделать. Но вернемся к KEGOK. Уж сколько я не просил рассказать о политике ценообразования (почему цены все-таки должны будут вырасти), г-н Абитаев все отказывался говорить об этих принципах, сказав лишь, что "все отрегулирует рынок". Когда говорят, что "все отрегулирует рынок", на самом деле просто пытаются обойти острые углы и уйти от ответа. То есть пространные макроэкономические выкладки больше носят описательный характер, а не содержательный. А на просьбу перечислить эти самые принципы, Есберген Абитаев сказал, что не знает их. А ведь не похож Есберен Абитаевич на несведущего человека, ведь он так живописно рассказывает о казахстанской энергетике. Понятно, что порядок ценообразования на предприятии может оказаться секретной коммерческой информацией. Однако Есберген Абитаевич не стал говорить, что данная информация секретна, представляет коммерческую тайну, и он не может о ней говорить. На наш взгляд, скорее всего, ценовая политика связана с тем, что поставщики энергии просто бесстыдно заглядывают в карман к своим потребителям (особенно, когда думают, что граждане живут в период всеобщего процветания) и уже отсюда строят свои планы. В результате, здесь уже трудно говорить о рыночных механизмах, потому что цены растут в зависимости не от конъюнктуры, а от осознания "всеобщего благосостояния". Ситуация напоминает такой сюжет. Вы приходите в магазин и хотите купить, к примеру, бутылку водки и буханку хлеба. А вам говорят, благосостояние народа улучшилось, и предлагают показать сумму, которая есть у вас в кошеле. А у вас есть, скажем, при себе 10 тысяч тенге и 100 долларов. Вам говорят, буханка хлеба будет стоить 8 тысяч тенге, а бутылка живой воды 75 долларов. И что выходит? Цена буханки хлеба сложилась не из добавочной цены и себестоимости, уровня рентабельности, а из того, что думают о росте всеобщего благоденствия и взгляде на кошелек. Это как раз тот принцип, "когда все отрегулирует рынок". Конечно, это утрированный пример, но приведен здесь для большего понимания вопроса. Вопрос тарифов был всегда актуальным, по этому поводу всегда разгорались и будут разгораться нешуточные баталии. К примеру, то же антимонопольное Агентство уж который год бьется с монополистами, а выиграть у них не может. Еще г-н Абитаев сказал, что не стоит опасаться этого роста цен, потому что они де еще далеки до европейского уровня. Насколько они далеки, это в скором времени покажет время. Тем самым г-н Абитаев, наверное, хотел предупредить всех, что рост цен будет продолжаться именно до европейского. Представители KEGOK сказали, что "благосостояние народа растет и улучшается", поэтому цены будут увеличивать, вероятно, без особых терзаний. Получается, что они уже успели оценить народное благосостояние и, вероятно, с поправкой на это и будут строить свою ценовую политику. По-другому не получается. Думается, что наши добрые энергетики доведут-таки уровень цен до европейских. Просто пока стесняются объявлять об этом во всеуслышанье, чтобы не поднимать панику лишний раз. В связи с чем возникают такие мысли? Помнится пару лет тому назад бывший энергетик, а ныне пенсионер Петр Деев судился с монополистом "Теплокоммунэнерго" по поводу неправомерности начисления тарифов и других нарушений в области качества предоставляемого тепла (недогрева температуры горячей воды и низкой температуры в квартире). И что самое интересное, суд он выиграл, только судья назначила монополистам выплатить копеечную компенсацию по сравнению с суммой иска, выигравшему процесс пенсионеру. Петр Деев, как бывший энергетик, утверждает, что на сегодняшних предприятиях-монополистах примерно 80% прибыли поступает на зарплату сотрудникам (руководству) и 20% тратится на все остальное. В бытность советской власти было все наоборот: примерно 20% составлял фонд заработной платы, а 80% шло на нужды предприятия: ремонт, техническую модернизацию и т.д. Это очень важный момент. От него зависит способность предприятия выживать. Если компания, грубо говоря, будет проедать все зарплатой, и не пускать средств на развитие, оно начнет загибаться. Какое нам дело до финансовых схем энергетических предприятий, может спросить читатель? Незачем лезть во внутренние дела. А ответ на него как раз кроется в размере тарифов, которые преподносят нам поставщики тепла, электричества и пр. Во-первых, энергетика - стратегическая отрасль. Во-вторых, она влияет на увеличение инфляции и стимулирует рост цен. Поэтому, внутренние финансовые дела энергетиков, в том числе малоэффективное управление и менталитет временщиков у руководства отражаются на потребителях. Вместо обсуждения этих проблем гремят коррупционные скандалы, связанные с расхищением средств на предприятиях-монополистах. Монополисты, как всегда утверждают, что им не хватает денег. Природа человека такова, что денег вообще много быть не может в принципе. И сколько не дай, всегда будет мало. Вот поэтому руководители энергетических компаний во-первых, не могут назвать принципы ценообразования, а, во-вторых, у них никогда не будет средств на развитие предприятия, модернизацию. Они предупреждают, что цены вырастут, а обосновать этого не могут. Обоснование одно - как и было указано - рост благосостояния населения. Еще один пример в качестве доказательства. Один человек, близко знакомый с деятельностью "АПК", который пожелал остаться неизвестным в силу известных причин (назовем его мистер Икс), сказал, что демонополизация не решит проблему технического совершенствования электроэнергетики Алматы. И даже может нанести ущерб. Из того, что все продадут по кускам, лучше не станет. Раньше, когда "АПК" принадлежало "Трактебелю", бельгийцев было принято критиковать, что называется, "в хвост и в гриву". В том числе и за то, что те не хотят вкладываться в ремонт. Бесспорно, обслуживание крупных инженерных объектов влетает в копеечку. Мистер Икс утверждает, что "АПК" сегодня не занимается ремонтом и технической поддержкой сетей и оборудования. С какими проблемами мы сталкиваемся в результате?! Городу не хватает электричества. А это уже начинает сдерживать общее развитие экономики, производства и промышленности. Потребление электроэнергии в Алматы увеличилось в прошлом году на 10-12%. Запросы увеличиваются, а удовлетворить их монстры-монополисты не могут. Сегодня стоимость основных фондов АПК составляет 22 млрд. тенге (или 161,764,705 долларов при курсе 136 тг. за 1 у.е.). Мировая практика свидетельствует, что на техническое поддержание сетей и оборудования обычно тратится 10% от стоимости основных фондов. В данном случае это могло бы быть 2,2 млрд. тенге (или 16,176,470 долларов). Мистер Икс утверждает, что на ремонтные работы сегодня выделяется примерно 1,4 - 1,6 млрд. тенге, что почти в два раза меньше. В результате, оборудование изнашивается и уже не в состоянии нести требуемую нагрузку. К примеру, алматинская ТЭЦ-2 должна нести нагрузку 440 МГВатт, а на самом деле цифры скромнее: настоящая нагрузка составляет 330 МГВатт. Исходя из элементарной арифметики, дефицит очевиден и составляет 110 МГВатт. И это только в бурно развивающемся Алматы. Если когда-нибудь экономические показатели начнут падать, то одним из виновников можно будет назвать энергомонстра. Дефицит можно было бы покрыть за счет энергии, поступающей из северного региона. Однако существующие сети не могут себе этого позволить из-за ветхого технического состояния и низкой пропускной способности. Эти сети, как известно, были построены еще при коммунизме, поэтому были рассчитаны на определенный уровень потребления. С тех пор запросы выросли, однако техническое усовершенствование производственных мощностей за ними не поспевает. Как известно, технической модернизации не проводилось со времен СССР. По закону физики и работы с энергостанциями, распределительные подстанции должны, во-первых, иметь резерв, а во-вторых, одна резервная подстанция должна быть загружена не более чем на 75%. А вторая резервная должна быть свободной на случай аварии и прочих эксцессов. Что происходит сегодня? Все ныне существующие подстанции, в том числе и резервные, загружены по самую макушку, как говорится, на все 100%. Если завтра что-то случится, у алматинских элктроэнергетиков не будет резерва, а город, претендующий на финстолицу центральной Азии, останется без света. Хуже диверсии трудно представить. И что самое обидное, сами себе и "выписываем тормоза". Единственным выходом здесь для того же АПК служит ограничение потребления. На Стратегию индустриально-инновационного развития тоже требуется электричество. Без него, как известно, ни фабрики, ни завода не построишь. В сложившихся условиях, не пора ли объявлять ленинский план ГОЭЛРО, известного в простонародье как лампочка Ильича?! Мистер Икс говорит, что в тариф, который пытаются отстоять перед антимонопольным Агентством, не заложена сумма на развитие, здесь заложены деньги на текущую деятельность. Если бы рядовым пользователям включали бы процент на развитие, то тариф был бы космическим и мог бы вызвать социальные потрясения. Но, видимо, это потрясения готовятся плавно и постепенно. В общем, денег опять не хватает. По расчету АПКшников, здесь требуются инвестиции со стороны крупного капитала. Про крупного инвестора в лице "Трактебель", как говорится, свежо предание. Энергетическому комплексу, как крупному производству, требуются большие и длинные деньги, которые, к тому же, несут не очень большую прибыль. Энергетическая отрасль на развитие ежегодно может заглатывать колоссальные суммы, исчисляющиеся в сотнях миллионов долларов. Следовательно, крупный капитал не спешит вкладываться. Мистер Икс сказал, что в принципе такого инвестора можно было бы найти в частном секторе. Экономика Казахстана сегодня капитализирована хорошо, а бизнес с придыханием ищет сферы вложения. Сегодня на собственные деньги можно было бы строить и подстанции, однако городская администрация тормозит это дело. По всей видимости, энергетика - большой и сладкий пирог, а делиться им никто не собирается. Следовательно, развитие экономики и энергетики упирается в политические коллизии. Пожалуй, единственным инвестором здесь может быть само государство - у него и можно просить. Но, к несчастью, алматинская городская администрация говорит, что "все ОК!", деньги есть, все работает и дышит. Следовательно, энергетический вопрос автоматом является и политическим в коридорных войнах. И, вероятно, южностоличному акимату не очень выгодно демонстрировать свои дыры в энергокомплексе республиканскому руководству. Когда станет выгодным, тогда деньги выделят. Главное, чтобы они сохранились и их пустили бы на то, для чего они предназначаются. А ведь так происходит не всегда. Сегодня же, когда монстра передали на баланс городской администрации, критиковать стало рискованней. Несомненно, демонополизация может оказать благотворное влияние на развитие отрасли. Но коль скоро она уходит на рынок, государство как-то ослабляет свой контроль. А это, наверное, пожалуй, делать рано. Здесь не утверждается, что контроль со стороны государства должен быть тотальным - ни в коем случае. Он должен быть эффективным, сбалансированным, к примеру, в сфере ценообразования и инвестирования. Плохих примеров, когда государство крайне не эффективно контролирует ситуацию - предостаточно. В связи с этим вспоминается случай с рынком ГСМ. Несмотря на наличие бесчисленного количества бензиновых фирм и фирмочек, в стране продолжают сохранять монопольное положение имеющиеся три нефтеперерабатывающие завода. Как раз они и заставляют плясать под свою дуду все правительство, особенно при ежегодном повышении цен и инфляции. Повысить цены можно при помощи установленной схемы "остановки на профилактику". ГСМ сокращается, и рост цен обеспечен (особенно в период посевной и уборочной страды). А поделиться запасами и резервами, чтобы не создавать панику, господа бензиновые короли, конечно же, не могут. Потом все начинают удивляться, что в нефтяном государстве растут цены на горючку. Правительство же беспомощно разводит руками. Получается, что присутствие нефтяных предприятий в рыночной среде оправдано частично. Это происходит только потому, что правительство не может эффективно контролировать энергетический сектор. Как говорил незабвенный капитан Ларин из "Ментов": "Мент и бандит - профессии родственные. Оба бегут в одном направлении". Так же и здесь - монополист и антимонополист - профессии родственные и, видимо, их интересы - тоже. В период демократических реформ и экономической либерализации, наверное, могут показаться странными разговоры о контроле рыночных структур. На практике так и происходит: правительство старается контролировать там, где как раз можно было бы дать свободу, зато не может контролировать там, где это крайне необходимо. Когда встает вопрос о стратегических отраслях экономики и промышленности (вода, горючка, связь, электроэнергетика, транспорт и т.д.), однозначно, контроль должен быть в любом случае, и, конечно же эффективным (с минимумом коррупции и вреда для отрасли). Но это, пожалуй, является самой трудноразрешимой задачей. Электронный адрес peternnp@yahoo.com
Загрузка...