Опубликовано: 1258

Экспериментировать - выгодно. Вот только кому?

Экспериментировать - выгодно. Вот только кому?

Есть мнение, что единое национальное тестирование вводится не потому, что оно страсть как выгодно и цивилизованно, а потому что у кого-то есть большой интерес к большим деньгам.

На единое государственное тестирование государство выделило ни много, ни мало - 385 миллионов тенге. Сумма для образования солидная. В противном случае люди бы увидели все те "против", которые действительно существуют. На заре перевода страны к экзаменам в виде тестов, господин Тасбулатов, возглавлявший тогда алматинский центр государственных стандартов образования и тестирования, горячо и убедительно говорил о том, что новый механизм позволит избежать подтасовок в оценках при поступлении в вузы и аргументировал тем, что, мол, компьютеру взятку не дашь, а главным в этом деле будет железный ящик! Еще он рассказывал про кучу степеней защиты, придуманные специально для того, чтобы экзамены стали честными и прозрачными. И вот в этом году вдруг становится известно, что хваленое и прогрессивное тестирование - было не таким уж и чистым делом. Что, оказывается, программисты за деньги взламывали коды и накануне экзаменов узнавали коды правильные ответы на интересующие тесты. Вузы, если сильно хотели, заранее знали, какие варианты к ним придут и вводили правильные ответы для тех, кто заплатил за эту услугу. В общем, заверения в том, что тесты помогут победить коррупцию, оказались не более чем фикцией и декларацией. Сегодня тот же господин Тасбулатов, возглавляющий Алматинский филиал Национального центра государственных стандартом и тестирования, снова пытается убедить общество в том, что единое национальное тестирование теперь уже точно и окончательно избавит страну от продажного высшего образования. Именно поэтому все должны согласиться с введением тестирования и принять его как панацею от всех бед. В качестве остальных бед называется качество образования, которое якобы тут же и продиагностируется, а также предоставление равных возможностей всем абитуриентам. И добавляет, что теперь убрали из компьютеров вшитые коды правильных ответов, отменили информированность центров по поводу вариантов, которые к ним придут для экзаменов. Никто ничего не будет знать. На все эти супермеры предосторожности учителя старого советского времени говорят, что когда-то в южной столице было 150 школ. Но только 5-6 делали погоду в образовании, и все знали, что одна школа готовит сильных математиков, другая - гуманитариев. Родители знали, что если они отдадут своего ребенка в такую-то школу, то их чадо спокойно сможет поехать в Москву и поступить в крутой вуз. Лучших учителей знали по именам. Это и только это гарантировало качество образования, а не какая-то таинственная и зашифрованная система проверки знаний в виде тестов. То есть, если государство и пытается кому-то внушить, что тесты вводятся как уникальная процедура проверки качества, то оно явно не с того конца собирается проверять это качество. Но кто нынче слушает у нас рядовых учителей? У нас и директоров школ не больно-то жалуют. А уж мнение родителей и детей и вовсе ничего не стоит. Хотя последние уже сегодня могли привести свою калькуляцию внедрения единого теста в стране и сказать свое "фи" абсурдному новшеству. Начиная с первой четверти, во всех школах проводится раз в четверть пробное тестирование, за которое родители обязательно сдают деньги, то есть, оплачивают те самые распечатки вариантов, которые достанутся их детям-ученикам. Платят по 150 тенге за бумажки ксерокопий тестовых заданий. А также родители оплачивают дополнительные уроки своих детей. Практически каждое учебное заведение нынче предлагает подготовку к тестам за деньги: 300 тенге за одно занятие по русскому языку. Ученики идут на эти занятия в надежде, что им не просто дадут знания по предмету, а по крайней мере растолкуют, как правильно понимать те или иные тестовые задания, потому как сдавать тесты - тоже наука, и ее в школе не преподают. Если дополнительные задания организовываются на базе высшего учебного заведения (а они организовываются, и туда ученики текут рекой), занятия стоят по двум предметам 2500 тенге, соответственно по четырем - 5000 тенге в месяц. При этом речь не идет о репетиторстве и индивидуальной подготовке. В аудитории на таких занятиях сидит как минимум человек 20-30 - то есть опять тот же самый полный класс, только теперь дети учатся за деньги! Что они делают в школе бесплатно, не понятно. А что делают учителя? Они честно пытаются втолкнуть в детей как можно знаний, оставаясь после уроков на платные и бесплатные дополнительные уроки. Они буквально ночуют в школах, потому что есть негласное распоряжение сверху по поводу того, что если ученики сдадут тесты на "два", их наставников попросят уйти из школы, ведь тесты, согласно концепции будут зеркалом работы учителя и директора школы тоже. При этом мало кто говорит о качестве тестов, которые сдать на "пять" можно чисто случайно. Впрочем, об этом много говорят будущие выпускники. На одной из встреч министра образования господина Куликеева с общественностью одиннадцатиклассница задала лично ему вопрос из теста по биологии: сколько воды помещается в клюве у пеликана? На что озадаченный министр ответил, мол, он запишет вопрос и разберется, как такой бред мог попасть в тесты. Ответа на него он естественно не знал. Но самыми большими "но" в деле внедрения единого тестирования скорее всего будут не уровень подготовки к тестам и не сами тесты, и даже не нарушение прав человека, о котором сегодня говорят юристы, усматривая в установленных 40 баллах, равных двойке, с которыми молодой человек не имеет права поступать в вуз - ограничение его конституционных прав, а в целом неспособность системы образования протолкнуть идею вперед. Что ей мешает? Многое. Например, за рубежом, когда внедряли единое тестирование, к нему в первую очередь подготовились вузы, а не школы. Именно высшие учебные заведения должны были за год до тестирования объявить о своих критериях отбора. Учитывая его, вузы в помощь абитуриентам объявляли о дополнительных курсах, которые проходили в стенах школы весь год. Ученики имели возможность прикинуть свои баллы в аттестате и пойти на курсы за знаниями по слабым предметам или по нужным предметам, по сути делая выбор за год до поступления в тот или иной институт. У нас ничего подобного не было, и до сих пор нет. Теперь у педагогов вызывает недоумение и такой вопрос, как: по каким стандартам должны оцениваться знания одиннадцатиклассников? Эти стандарты были благополучно отменены еще в 2000 году. Во что это выльется во время тестирования? Скорее всего, начнутся разночтения в требованиях к материалу, который должен знать ученик. Более того, ввиду того что, у нас школы имеют разный статус, ученики могут по-разному оценивать и понимать тестовые задания. При этом никто не будет делать скидку на то, что ученик приехал из сельской школы или оканчивал обыкновенную школу на окраине большого города. Получается, что в тесты не заложен механизм социальной справедливости (кстати, об этом пункте говорят многие директора школ, которые своими силами без статусов и регалий бьются за знания у детей, чьи родители большей частью безработные, не в состоянии платить за учебу и за подготовку к тестам тоже). И последнее. Чиновники говорят о том, что в стране накоплен богатый опыт по проведению промежуточных тестов (тех, которые сдают при переходе из одного класса в другой), значит можно смело вводить единый тест. Они даже не понимают, что промежуточные тесты и единый государственный экзамен - не одно и то же. И последнее. В настоящее время в верхах решается вопрос о государственном экзамене по казахскому языку. То есть дополнительно к тестам выпускники должны будут сдавать экзамен по языку: в школах с русским языком обучения будут сдавать казахский, в школах с казахским языком обучения - русский. Вопрос до конца еще не решен. Но если экзамен введут, у репетиторов казахского и русского языков появится возможность хорошо заработать. Выучат ли при этом язык дети? Наша справка По окончании школы ученики получат на руки два документа: сертификат, в котором будут стоять оценки за предметы, по которым сдавались тесты. Второй - аттестат, в котором будут стоять средние оценки, выведенные из годовых и полученных на экзамене во время тестирования. Какой из них будет играть главную роль при поступлении в вуз, нигде в официальных документах не озвучено, но уже сейчас понятно, что один из них будет ни к чему. Тогда зачем весь этот сыр-бор?
Загрузка...