Опубликовано: 814

Дышите глубже, пролетаем над дефолтом!

Дышите глубже, пролетаем над дефолтом!

Девальвация тенге, осуществленная недавно Нацбанком, ударила как обухом по голове, но должна исправить перекосы в денежно-кредитной политике.

Денежная революция в Казахстане свершилась. По словам ее инициатора Григория Марченко, недавно назначенного на пост главы Нацбанка, решение было принято 3 февраля вечером после консультаций с правительством. Утром 4 февраля банки второго уровня получили новый ориентир, установленный Нацбанком - 150 тенге за один доллар, плюс-минус 3 процента или 5 тенге. Период времени, когда Нацбанк прилагал титанические усилия по обеспечению стабильности обменного курса и сохранению неявного коридора в пределах 117-123 тенге за доллар, остался в истории. Кстати, он совпал по времени с благоприятной конъюнктурой на внешних рынках и мощным ростом казахстанской экономики в среднем на 10 процентов в год. Щедрый поток ликвидности, хлынувший в страну, позволял сохранять стабильность казахстанской экономической модели на протяжении последних пяти лет. Но за внешней картиной экономической и финансовой стабильности начали проступать иные контуры. Кризис остановил поток дешевой ликвидности, поэтому правительству пришлось задействовать золотовалютные резервы. Одновременно падала конкурентоспособность отечественных производителей, для которых искусственно завышенный курс тенге к доллару как нож у горла. На решение о девальвации тенге повлияли и внешние факторы, вызванные мировым экономическим кризисом - падение цен на нефть и девальвация национальных валют в странах, торговых партнерах Казахстана. Давайте для начала определимся с терминами. Девальвация - это один из методов стабилизации национальной валюты, суть которой заключается в понижении официального курса бумажных денег до их реальной стоимости. В нашем случае, курс тенге был снижен по отношению к доллару и другим твердым валютам. Многие путают такие понятия, как "девальвация" и "инфляция" в силу того, что по содержанию они довольно близки и могут вытекать одно из другого. Часто правительства прибегают к девальвации лишь после того, как страну накроет инфляционная волна. И чем большее количество волн переживет экономика, тем более существенным может быть абсолютное значение девальвации. В случае с Казахстаном, Нацбанк инициировал девальвацию еще до того, как страна пережила инфляционный шок. Кстати, это обстоятельство может оказаться решающим, когда мы пытаемся непредвзято оценить действия Нацбанка, в частности, и казахстанского правительства в целом. Нет выхода Сегодня многие задаются одним и тем же вопросом: был ли другой выход, кроме обвала казахстанского тенге? Попробуем высказать некоторые мысли по данному поводу. Итак, Нацбанк сразу после девальвации сообщил о том, что с октября 2008 года по начало февраля 2009 года он потратил на валютные интервенции 6 миллиардов долларов, и еще 2,7 миллиарда долларов в январе текущего года - для обеспечения стабильности на валютном рынке и поддержания обменного курса в текущем диапазоне. Если перевести с языка финансистов на язык, на котором разговаривает большинство населения, Нацбанк практически выбросил в топку деньги, теоретически принадлежавшие каждому из нас. Причем, единственным достижением стал явно заниженный курс тенге к доллару, который чисто психологически поддерживал и навевал мысли о мнимой стабильности, с точки же зрения финансистов, был полным и безоговорочным нонсенсом. Поэтому назначение главой Нацбанка Григория Марченко и уход с этого поста Анвара Сайденова можно охарактеризовать как победу залповой девальвации над ползучей. С другой стороны, основной торговый партнер Казахстана - Россия, начала обесценивание своей валюты в ноябре прошлого года. Естественно, курс российского рубля к казахстанскому тенге также стал падать, дойдя до рубежа 1 к 3. Россия фактически простимулировала отечественных производителей увеличить экспорт, в то время, как Казахстан стал страной-магнитом импорта, в том числе российского. Кроме дисбаланса между экспортом-импортом, Казахстан стал государством, откуда валюты утекала во все дыры, а казахстанские производители не могли ее заработать на внешних рынках в силу завышенного курса тенге не только по отношению к доллару, но и российскому рублю. По большому счету, с ноября прошлого года по начало февраля текущего казахстанцы работали на Россию, и других своих основных торговых партнеров. Валюта уходила за границу, где закупались товары и услуги, которые завозились в страну и успешно реализовывались. Потом конвертировались в валюту и снова исчезали за границей. Если бы и в дальнейшем диспропорции между импортом и экспортом росли высокими темпами, то ближе к лету накопленная инфляция взорвала бы валютный рынок, а затем бумерангом ударила по финансовой системе. Сценарий обвала можно рисовать лишь в самых мрачных красках... Альтернатива альтернативе рознь Противники быстрой девальвации вспоминают заявления казахстанского премьера Карима Масимова, предлагавшего постепенное снижение курса тенге на 10% в течение продолжительного времени. Мол, данное предложение является альтернативой тому, что сделал 4 февраля Григорий Марченко. Давайте предположим, что в казахстанской элите победу одержали противники Григория Марченко. При таком развитии событий 4 февраля Нацбанк заявляет о девальвации тенге в течение всего 2009 года и задает параметры в 10 процентов. При самых грубых расчетах речь идет о ежемесячной девальвации в 1 процент. Теперь необходимо напомнить о том, что экспорт-импорт между Казахстаном и Россией был сбалансирован при курсе тенге к рублю в соотношении 4,5-4,8 к одному. Если принять расчеты господина Марченко за истину, и считать 25-процентную девальвацию достаточной, чтобы сбалансировать баланс экспорта-импорта, то стране понадобилось бы 2,5 года, чтобы выйти на необходимые параметры. Все это время Казахстан был бы страной, куда активно стекается импорт, и одновременно местные производители, находящиеся в условиях хронической неконкурентоспособности, плавно сдают свои позиции как внутри страны, так и на внешних рынках. В принципе, сторонники плавной девальвации могли забыть о своих обещаниях, это случается везде и на постоянной основе, и заложить в свою стратегию 2,5 процента в месяц, чтобы выйти по итогам года на 25-процентный уровень. Однако не стоит забывать о том, что вне Казахстана тоже сидят умные финансисты, и мотают на ус то, где что происходит и куда экспортировать сам бог велел. Украина, Россия, и другие страны СНГ, гипотетически, могут пойти дальше, и продолжить девальвацию своих валют. Тогда и в первом, и во втором случае Казахстан будет лихорадить, а инфляционное давление на тенге усиливаться день ото дня. Надеяться на то, что соседи будут свои девальвационные процессы согласовывать с Казахстаном, по меньшей мере, наивно. Поэтому плавную девальвацию можно расценить как неторопливое умерщвление казахстанской экономики. В тот момент, когда золотовалютные резервы были бы исчерпаны, настал черед Нацфонда, впоследствии же пришлось бы наблюдать за тем, как страна постепенно скатывается в пучину импортной зависимости, а казахстанские предприниматели выводят свои активы и основные фонды на другие рынки. Сохранить ценники, и… подумать о снижении Люди пугливы по своей натуре. Причем, самыми смелыми и, в конце концов, героями становятся именно те, кто точно знает, чего конкретно боится и способен при определенных условиях страх преодолеть. Быстрая девальвация по схеме Григория Марченко могла породить различные варианты реакции рынка. В первом случае, девальвация могла подхлестнуть инфляцию, и тогда к тому моменту, когда вы читаете эту статью, цены на потребительском рынке уподобились автогонкам. Это вызвало бы цепную реакцию, падает тенге - увеличивается спрос - товары из магазинов практически вымываются - люди запасаются спичками и солью. Такой сценарий многие наблюдатели предполагали как безвариантный, однако рынок сначала поперхнулся, потом - чертыхнулся, и застыл в ожидании инфляционной волны. А так как она не последовала, и ажиотаж первых дней сменился спокойствием и равнодушием, стало понятно, что параметры девальвации Марченко все же угадал. Вместе с тем, розничные сети, супермаркеты и отдельные магазины, которые в ночь с 4 на 5 февраля бдели, переписывая ценники, практически оказались у разбитого корыта. Аргументация проста как дважды два: потребители, потерявшие на кризисе относительно (!) дешевое банковское кредитование, и, убедившиеся в том, что денег им еще долго не видать, не хотели приобретать товары длительного спроса по ценам до девальвации. Надо быть совсем недалеким, чтобы лелеять надежду на то, что потребители бросятся скупать стиральные машины и домашние кинотеатры по ценам на 20-30 процентов дороже. Поэтому наиболее умные и прозорливые торговцы все же сохранили старые додевальвационные ценники, и совсем скоро они им понадобятся. Дальше - больше. Владельцам торговых точек уже сегодня стоит подумать над тем, чтобы реанимировать спрос на рынке. А возродить его можно только в том случае, если забыть о ценах до 4 февраля, и продолжить акции скидок и бонусов. Вполне возможно, что на уровне минус 60-70 процентов от цен до 4 февраля, они, наконец, возродят к себе интерес потребителя. Продолжение следует Фото с сайта http://slavik.tornado.kz
Загрузка...