Опубликовано: 589

Двойная "защита"

Двойная "защита"

В который уж раз возвращается к проблеме государственной защиты свидетелей суда правительство РК. Мало того, на недавнем его заседании, где обсуждался этот прокисший вопрос, министр юстиции Георгий Ким оптимистично сообщил, что вовсю идет работа над соответствующим законопроектом, видимо, подзабыв, что закон такой в стране уже имеется.

Закон "О государственной защите лиц, участвующих в уголовном процессе" хорош на бумаге. За время своего существования с июля 2000 года он практически ничего не изменил в традиционном ходе отечественного судопроизводства. Потому и мается правительство наше, что законотворческую теорию необходимо укрепить реальным механизмом пресловутой защиты. Сдвинуть этот воз с мертвой точки весьма непросто. И дело даже не в отсутствии навыков - за опытом можно и за кордон смотаться, мало ли чему ездят наши легкие на ногу делегации учиться в самые разные страны. Практика же защиты свидетелей во всем мире отработана уже давным-давно. Посмотреть американские фильмы, так тамошний криминалитет только и делает, что охотится на свидетелей, стремясь убрать их самыми разными способами - от примитивных автонаездов до изощренной слежки. Просто чахнет, если одного-двух не достанет. А полицейские не менее старательно их укрывают - то в особняке, то в мотеле, то на конспиративной квартире. Как правило, свидетель - женского полу, с весьма приятными глазу параметрами, ну и коп соответственно не подкачал. Если серьезно, то ситуация вполне соответствует реальной, разве что в жизни нет такого слоя голливудского глянца. Свидетель может быть кривым, косым, старым - словом, вовсе не симпатичным с точки зрения кинокамеры, но желание заставить его замолчать у преступного мира от этого ничуть не меньше. Проблема существует на самом деле, и степень риска отнюдь не преувеличена сценаристами. В США с 1970 года действует национальная программа защиты свидетелей, и сегодня под ее опекой находится 15 тысяч человек. В России, где отдел по защите свидетелей существует с 1993 года - 7. У нас в республике - ни одного. В соответствии с принятым законом, для процессуальных мер безопасности МВД РК был создан специальный отдел по защите свидетелей, однако функционировал он недолго - как-то незаметно свернулся и ушел в небытие. Причина банальна: нет средств. Ведь коли государство гарантирует защиту, то и действия должны производиться за его счет. Как это происходит в цивилизованных странах, где людям, подвергающимся угрозе, обеспечиваются новые документы, новое место жительства, изменение внешности, выплата компенсации. В США, к примеру, ежегодно тратится на эти цели больше 100 миллионов долларов. У нас в бюджет заложена цифра куда более скромная - 6 миллионов, да и те - в тенге. Важный момент - непосредственно судебный процесс, на котором должны появиться опасные для кого-то свидетели. Боязнь мести со стороны преступников, по мнению психологов, вполне оправданна, и преодолеть ее нелегко. Ведь довольно часто именно от свидетельских показаний зависит ход и расследования, и судебного процесса, и в конечном счете, наказание преступника. А если, скажем, речь идет об убийстве или другом тяжком преступлении, и кто-то является единственным свидетелем? И его ответы на вопросы прокурора и адвоката камнями ложатся на весы Фемиды: в определенном смысле он участвует в решении судьбы человека. Страшно? "Как-то не по себе", - признаются те, кто участвовал в судебных разбирательствах. К примеру, в России в залах судов практикуют нечто вроде особых ширм, за которыми помещается важный свидетель - членам суда его видно и слышно, залу - нет. Есть также звуковые аппараты, создающие эффект искажения голоса. А теперь вспомните отечественные суды и скажите: реально ли подобное у нас? Кто бывал, тот знает. Эти здания словно нарочно спроектированы так, чтобы людям было не просто неудобно, а мучительно неудобно находиться здесь: нитевидные коридоры, где локоть к локтю толкутся свидетели и защиты, и обвинения, крохотные комнаты. Какие там специализированные залы с ширмами и отдельным входом! В иных судах простых стульев не хватает, листка бумаги не допросишься. А в теории у нас тоже все очень хорошо. В качестве мер безопасности свидетелей закон гарантирует: во-первых, вынесение органом, ведущим процесс, официального предостережения лицам, от которых исходит угроза насилия или других запрещенных уголовным законом деяний; во-вторых, обеспечение личной безопасности свидетеля. Далее: избрание в отношении обвиняемого меры пресечения, исключающей возможность применения в отношении участников уголовного процесса насилия. По ходатайству свидетеля стороны обвинения, а также по собственной инициативе в целях обеспечения безопасности свидетеля и его близких суд вправе вынести постановление о допросе свидетеля без оглашения данных о его личности с использованием псевдонима, в условиях, исключающих его узнавание, без визуального наблюдения его другими участниками судебного разбирательства. Но вот на практике... Опытные судьи, всякого повидавшие, рассказывают, что многие свидетели явно попадали под пресс угроз: на суде меняли прежние показания, вдруг испытывали приступы сильнейшего склероза. Их можно понять: допустим, у обвиняемого на свободе остались дружки-подельники, институтов благородных девиц не заканчивавшие и с людьми церемониться не привыкшие. Даже если угрозы - только угрозы, которые никогда не будут выполнены, человек напуган и вправе рассчитывать на защиту государства, раз уж он помогает вершиться правосудию. Правда, граждане наши, решившись быть свидетелями, скорее всего, и не подозревают, что так много законов защищают их. А те, кому необходимы определенные показания, не только запугивают, но и ласково шуршат купюрами. Человек оказывается порой меж двух огней: говорить правду или? В других странах ему на помощь приходят специальные психологические службы по работе со свидетелями, у нас таких не создано и не предвидится. Все по той же, набившей оскомину, финансовой причине. Меж тем уровень преступности в республике не просто растет - преступность наглеет. Увы, мы - не Италия, где бывшим мафиози, "сдавшим" семью, делают пластические операции и меняют голос. И не Соединенные Штаты, откуда свидетелей, жизни которых угрожает опасность, отправляют с другим паспортом на другой континент. Мы - страна, которая принимает правильные законы, заведомо зная, что в жизни они действовать не смогут, поскольку у нас жизнь такая. А через пару лет, не создав никакой организационной базы, не проведя мало-мальского исследования на тему: нужен ли нам при нашей специфической системе работы правоохранительных органов подобный закон вообще, мы собираемся принять еще один дубль. Очевидно, предполагается, что новый будет лучше, и тогда все образуется само собой.
Загрузка...