Опубликовано: 842

Две версии одного постановления

В официальной прессе и электронных СМИ Узбекистана постановление президента Каримова "О мерах по дальнейшему реформированию и либерализации банковской системы" преподносится чуть ли не как панацея от всех бед.

В первую очередь, от бед, которые привносит в узбекскую экономику максимально централизованная банковская сфера. Центральный банк Республики Узбекистан играет в этой схеме не столько роль "цивилизованного центра", сколько роль "жандарма", указывающего, что и как делать всем без исключения коммерческим банкам. В том числе и так называемым "частным". В Узбекистане понятие "частный" необходимо воспринимать совсем не так, как это понимают в других странах мира. Еще на заре независимости Каримов говорил о том, что главным реформатором должно стать государство. Многие тогда поняли его не совсем верно. Теперь, по прошествии 13 с лишним лет приходит понимание того, что под этим подразумевалось. У некоторых наблюдателей может возникнуть закономерный вопрос: можно ли реформировать банковскую систему, которая по сути лишь обслуживает меркантильные интересы одной отдельно взятой группы людей? Узбекский президент своим постановлением еще раз утверждает: можно. Но реальность далека от иллюзорных пожеланий и это точно отражает сложившуюся ситуацию в банковской сфере. В данном контексте можно предположить несколько версий дальнейшего хода событий. ВЕРСИЯ ПЕРВАЯ Ревностно взявшись за исполнение президентского постановления, силовые структуры Узбекистана могут еще сильнее "закрутить гайки". Предположить это можно, если непосредственно обратиться к тексту постановления: "Определить приоритетными направлениями дельнейшего углубления реформ и либерализации в банковской системе реализацию конкретных мер по укреплению денежного обращения, повышению устойчивости национальной валюты и ее обменного курса, стимулированию увеличения вкладов населения на депозиты банков, вовлечению в банковский оборот значительных финансовых средств и потоков, которые еще остаются во внебанковском обороте". "Укрепление денежного обращения" есть не что иное, как физическое увеличение оборачиваемости денег. Этого можно добиться, во-первых, максимально снизив долю контрабанды на внутреннем рынке и увеличив ассортимент аналогичных товаров, продукции, услуг узбекского производства, во-вторых, либерализовав торговлю и добившись активизации данной сферы. Ни первого, ни второго в сегодняшнем Узбекистане добиться пока нельзя. "Повышение устойчивости национальной валюты и ее обменного курса" - в понимании узбекистанской властной элиты есть естественное продолжение так называемой "жесткой денежно-кредитной политики", аккумулирование средств в руках государства посредством тотального контроля за денежными потоками. Самым нелицеприятным элементом подобной политики является "кассовый план", не выполнить который нельзя. Еще одним значительным источником пополнения госказны стала плата за аренду земли, ежегодно растущая лишь в сторону увеличения. Обе эти операции проводятся методами, никакого отношения к экономическим рычагам не имеющими. "Вовлечение в банковский оборот значительных финансовых средств и потоков, которые еще остаются во внебанковском обороте" - борьба с этим явлением в Узбекистане ведется не один год. Базары, куда ходит подавляющая часть населения для удовлетворения своих повседневных нужд, другие оптовые и розничные рынки, везде, где расплачиваются наличными деньгами - здесь сосредоточен огромный пласт внебанковского оборота. Идея внедрения пластиковых карточек и первые итоги особого оптимизма не добавляют. Как заявил на днях корресподенту информагентства УзА начальник управления по внедрению и развитию электронной системы платежей "Узсаноаткурилишбанка" Музаффар Ташпулатов, "в настоящее время в обращении находится более 81 тысячи наших пластиковых карточек. В текущем году клиентам предоставлено 36 тысяч "электронных кошельков". Их владельцев обслуживают в 780 торгово-сервисных пунктах, которые связаны с 46 филиалами банка. За счет всех пластиковых карточек, выпущенных в обращение, с начала года перечислено 3,3 млрд. сумов, объем же торгового оборота достиг 2,5 млрд. сумов. Имеется также возможность получать при необходимости нужное количество наличности через банкоматы". В этом высказывании шефа новой структуры, образованной сразу после решения о внедрении пластиковых карточек, и кроется ключ к разгадке большой игры. Во-первых, почти все цифры в цитате написаны прописью. Сие означает, что радоваться особо нечему и успехи в "пластиковой акции" незначительны. Во-вторых, много или мало для 25-миллионной страны наличие 780 торгово-сервисных центров? Безусловно, мало. И, по всей видимости, другие банки страны даже этим похвастаться не могут. В-третьих, говорить, что процесс обналичивания карточек в Узбекистане отрегулирован, - по меньшей мере несерьезно. Даже работники банков, перешедшие на получение зарплаты карточками несколько лет назад, до сих пор испытывают значительные трудности в получении наличных денег. Все закончится тем же, чем и другие правительственные и президентские постановления. Силовыми методами предпринимателей и большую армию "челноков" заставят выполнить все вышеуказанные пункты. И никого не будет интересовать, какой ценой будет проводиться "реформирование", ведь в конечном счете за это заплатят рядовые узбекские граждане. ВЕРСИЯ ВТОРАЯ Когда в постановлении говорится об "оздоровлении и повышении доходности кредитных портфелей", складывается впечатление, что скоро начнется очередная компания по выявлению злостных неплательщиков банковских кредитов. Вероятнее всего, их выстроят, заведут дела и передадут дела в хозяйственный суд. Тем более по постановлению банкам дано право "первоочередного взыскания задолженности ликвидируемых предприятий-банкротов". Они этим правом попробуют воспользоваться, ибо в полной мере запустить механизм не удастся. Предприятия бывают разные, некоторых прикрывают люди, с которыми связываться себе дороже выйдет, так что до реального оздоровления может и не случиться. Хотя по контролируемым узбекским правительством средствам массовой информации кампания все равно пройдет. Генпрокуратуре дано право привлекать к ответственности чиновников, которые попробуют вмешаться в банковские дела. Вопрос заключается в другом: захотят ли прокуроры реально бороться с местными органами власти, считающими банки местом, где Буратино закопал свои деньги? До 1 января 2007 года коммерческие банки обязаны повысить минимальный размер уставного капитала до 5 млн. долларов в сумовом эквиваленте, частные - до 2,5 млн. долларов. При этом узбекские банки впервые получили возможность привлекать в свои активы иностранных инвесторов. Весь вопрос при таком раскладе упирается в эффективность работы банков и их умении до часа-пик решить свои финансовые проблемы. Этому должны поспособствовать и освобождение от налога на прибыль (доход) прибыли банков, полученной от предоставления отечественным предприятиям инвестиционных кредитов на срок свыше трех лет и направленной на увеличение собственного капитала банков, а также исключение из налогооблагаемой базы расходов банков по открытию мини-банков. Все бы ничего, но в президентском постановлении нет ни слова об ограничении вмешательства в банковские дела со стороны Центробанка. Практика показала, что во многом из-за этого давления многие коммерческие банки терпят не только финансовые убытки, но и моральные. Жесткая централизация всей банковской деятельности, когда без ведома Центрального банка невозможно даже дыхнуть ни одному банковскому учреждению Узбекистана, снова станет стимулом стагнации в банковской сфере. Сценарий примерно таков: банки будут работать в том же режиме, но появится очередная бумага, в которой будут указаны "практические меры по выполнению очередного постановления…" И ничего больше. И ЧТО? Хотя по идее, ровным счетом ничего не должно случиться. "Реформирование" и "либерализация" так и останутся красивыми словами в заголовке президентского постановления. Компания по его исполнению когда-нибудь завершится, стихнет громкая отчетная акция в узбекских СМИ, госчиновники немного почешутся от того, что заседаний станет на одну единицу больше, а уставшие от тотального панегирика в честь инициатив Каримова обыватели просто-напросто задумаются над вечными проблемами бытия. Правда, нужно сделать одно немаловажное уточнение: люди подумают над вечными вопросами только в том случае, если на ужин у них будет просто ужин, а не коктейль из идеологических догм.
Загрузка...