Опубликовано: 1177

Догонит ли экспорт контрабанду?

Догонит ли  экспорт контрабанду?

Объемы контрабандной торговли мукой на узбекско-казахстанской границе превысили показатели официальной торговли между двумя странами.

Такой неутешительный вывод пришлось сделать специальной комиссии Южно-Казахстанского облакимата, после того как были проанализированы сухие статистические отчеты о количестве наименований ряда ТНП, ввозимых и реализуемых в области. Анализ ситуации проводился комиссией практически по элементарной схеме. Так, например, по пшеничной муке, комиссия просто подсчитала, сколько ее было получено в области в прошлом году. Прибавила к этому показателю количество муки, официально ввезенной в регион из северных областей Казахстана. А затем вычло объемы внутреннего потребления соответствующей продукции в ЮКО, и зарегистрированный экспорт в соседние, (преимущественно среднеазиатские) страны. Даже с учетом неизбежных погрешностей вычисления, разница получилась просто потрясающая. Выяснилось, что в прошлом году в ЮКО куда-то бесследно подевались 143 тысячи тонн муки. А это без малого две трети урожая, полученного хлеборобами Юга в прошлом году. Еще больше муки "потерялось" в 2002 году - 417 тысяч тонн! Такой показатель уже и вовсе поверг специалистов в шок - 417 тысяч тонн муки, это, при самом округленном подсчете, не меньше 500 тысяч тонн зерна. Такого урожая даже в лучшие годы ЮКО не знало. Другими словами, в Южно-Казахстанской области исчезало даже больше зерна и муки, чем здесь производится. Говорить о том, что южно-казахстанские крестьяне и предприниматели оставили пшеницу и муку в закромах, как говориться впрок, у специалистов язык не поворачивался. Все-таки мука, продукт довольно скоропортящийся. Во всяком случае, для хранения требует хорошо оборудованные, сухие склады. Да и зачем делать такие запасы, когда на носу новый урожай. Ведь даже если что-то и оставлять про запас, то не в таких же объемах! Между тем осенью цены на мучные изделия в области поднялись в среднем на 5-10 %, (а в целом за последний год цена подскочила в два раза). При том, что урожай зерновых вновь выдался на редкость хорош - около 400 тысяч тонн зерна намолотили хлеборобы ЮКО. Получается что производим все больше, а цены неизменно растут. Ладно бы сказался ажиотаж вокруг пшеницы северных регионов. Там, впервые за последние десять лет, появились покупатели из России, предлагавшие североказахстанским крестьянам цену за зерно до 120-130 долларов за тонну. И даже государственная "Продкорпорация" с огромным трудом смогла выполнить закупки зерна по госзаказу. Но так это северные регионы, где выращивают т.н. твердосортную, "экспортную" пшеницу. В Южном Казахстане, по географическим и климатическим причинам, произрастает только "мягкая" пшеница, с недостатком клейковины. Спросом на российском рынке она абсолютно не пользуется. Потому прекрасный урожай южно-казахстанской пшеницы (а также и южной муки), никак не мог попасть в статью официального экспорта. Казалось бы, эти обстоятельства должны были обеспечить мучное изобилие для ЮКО. Но, однако, уверенный и продолжительный рост цен на мучные и хлебобулочные изделия в области, доказывал совершенно обратное. А именно, что идет постоянный, чрезвычайно крупный, и совершенно нелегальный отток муки из области. Поиск 143 тысяч тонн исчезнувшей в прошлом году муки, привел комиссию акимата в приграничные с Узбекистаном районы. По идее, приграничная полоса должна строго выдерживать так называемую зону отчуждения, на которой не должно быть ни поселков, ни отдельных домов. Раньше, когда и Узбекистан и Казахстан были единым государством в рамках СССР, никому выполнять эти строгости и в голову не приходило. Ну а теперь вопросы демаркации границы только начинают решаться, и работа здесь предстоит еще долгая. А потому, разделительная линия между государствами, столь отчетливо видимая на картах, в реальности приобретает очертания вполне конкретного поселка, где нередко целый ряд домов и дворов стоит прямо на условной пограничной полосе. Местное население давно уже научилось пользоваться выгодами своего "геополитического" расположения где, буквально, с одной стороны двора - Узбекистан, а с другой - Казахстан. И никаких тебе "официалов" на этом куске государственной границе, оказавшейся в твоей личной собственности. Здесь каждый хозяин сам одновременно и за таможенника, и за пограничника. А также за финансиста и торговца, весьма успешно проводящего экспортно-импортные операции между двумя государствами. Стоит только обзавестись двумя воротами в заборах, - соответственно с выходом в Казахстан и в Узбекистан. Схема контрабандной деятельности (иначе ее просто и назвать нельзя), скучна до банальности. Днем хозяева закупают крупную партию товара (той же муки), и завозят ее к себе во двор через "казахстанскую" калитку. А по ночам нелегально вывозят продукцию, но только уже через "узбекистанский" выход. Никаких документов на экспорт не оформляют - ведь, якобы, и продавать муку за рубеж не собирались. Складировали на краткосрочное хранение - "только переночевать". В поселке Достык и Ынтымак Сарыагашского района, где проводила рейд комиссия облакимата, совместно с прокуратурой, пограничниками, фискалами и таможенниками, собранных фактов хватит, пожалуй, на год работы для каждой из перечисленных служб. Практически каждый частный двор, обладающий "собственной границей" уже превратился в настоящий многофункциональный склад, с капитальной крышей, обустроенными подъездами, весами и пр. атрибутами. Примечательно, но, по признанию самих силовиков, у них практически отсутствовал механизм борьбы с такой контрабандой, - запретить гражданам складировать свое имущество в собственном доме никто не имеет право. Проникать в частное владение можно только с санкцией прокурора. А что бы взять контрабандистов с поличным во время перехода границы, следует вообще устраивать засаду либо непосредственно во дворе контрабандиста, либо уже на территории Узбекистана. В первом случае, ожидать успеха от операции - дело почти анекдотичное. Во втором варианте требуются согласования на уровне правоохранительных и таможенных министерств Казахстана и Узбекистана, на что наши соседи всегда идут крайне неохотно. Правда, в прокуратуре ЮКО считают, что не так уж и бессильны наши правоохранительные органы в подобных случаях. После рейда административной комиссии, на нескольких владельцев частных домостроений были подготовлены и переданы материалы в суд, о незаконности строительства складских помещений, отсутствия прав на землепользование, и ряда других административных нарушений. Таможенное управление ЮКО инициировало возбуждение около десятка уголовных дел по фактам использования частных домовладений в качестве контрабандного коридора через границу. И хотя дела были возбуждены уже больше двух месяцев назад, пока еще до судебного вердикта ни одно не дошло. Однако, по словам председателя комиссии, заместителя акима ЮКО Ислама Абишева, инициирование судебных разбирательств преследовали не столько карательный, сколько профилактический характер. Так сказать продемонстрировать не пойманным с поличным контрабандистам, что с Законом считаться все-таки придется. Также экспорт муки из Южно-Казахстанской области отныне разрешен только через один единственный пост - "Майский". И об этой мере стоит рассказать поподробнее. Принимаемые антиконтрабандные меры, на удивление, возымели свое действие. Во всяком случае, уже в январе этого года все мукомольные предприятия ЮКО отметили резкое падение спроса на свою продукцию. Дело дошло до того, что многие частные мельницы и зерноперерабатывающие предприятия вынуждены были даже остановить свои мощности в связи с переизбытком продукции. Теперь мукомолы юга, в поисках рынков сбыта, ориентируются опять-таки на Узбекистан. Правда, как и положено законопослушным официальным товаропроизводителям, свой экспорт они оформляют строго в соответствии с законом. И тут-то разрешение об экспорте лишь через единственный пост в области фактически создала трудности не для контрабанды, но именно для официального экспорта. Акимат ЮКО считает, что проблемы, испытываемые сейчас южно-казахстанскими зернопереработчиками, временные и рассосутся сами собой. Однако для многих мелких мельничных предприятий, особенно в сельских районах, такие временные трудности могут оказаться последними в их трудовой биографии - они просто разорятся и закроются уже навсегда.
Загрузка...